Общественно-политический журнал

 

«Фактически на пути к Европе у нас стоит только один барьер – Кремль»

В последние месяцы одной из наиболее активно обсуждаемых тем в российской оппозиционной среде стал вопрос о допустимости в той или иной мере сотрудничества с властью. Нужно ли принимать участие в выборах разных уровней? Можно ли ради спасения своего дела вступать в «Единую Россию» и «Народный фронт»? В чем различие между конформизмом и коллаборационизмом? Целесообразно ли провести люстрацию после смены политического режима в России?

Эти вопросы обсуждались на проходящем в Тракае седьмом Форуме свободной России во время секции «Власть и общество: границы допустимого сотрудничества».

Марк Фейгин: «Думаю, что Россия подвергнется международной судебной юрисдикции»

Основатель форума Гарри Каспаров напомнил: «Долгое время нам говорили о возможной эволюции режима. Но теперь ясно, что режим не эволюционирует, а деградирует». По мнению Каспарова, конец нынешнего российского режима произойдет не в результате выборов и даже не в выборный год, а вследствие объединения людей, желающих смены режима. В качестве примеров такой мобилизации на местном уровне Каспаров привел примеры Екатеринбурга и Архангельской области. Что же касается выборов, то он убежден, что принимать в них участие не нужно, добавив, что оппозиционеры, идущие во власть, придают путинскому режиму флер демократичности.

Юрист Марк Фейгин провел следующее разграничение: «Конформизм – это когда человек занимается своим делом, не вмешиваясь в политику. А когда он совершает акт в поддержку власти – подписывает письмо, одобряющее действия Путина, или становится доверенным лицом Путина или Собянина, – это коллаборационизм».

Игорь Яковенко напомнил, что понятие «коллаборационизм» возникло в годы Второй мировой войны. «Коллаборационист – это предатель, изменивший своим сторонникам и перешедший на службу тоталитарной власти или оккупационному режиму. А если человек сотрудничает с властью, но никогда к оппозиции не принадлежал, то он – конформист», – считает Яковенко.

По его мнению, после смены режима в стране должна быть проведена люстрация, в том числе – среди сотрудников СМИ, по следующему принципу: те, кто просто сотрудничал с режимом, не имеют права работать в общественных средствах массовой информации. А те, кто осуществлял «информационный терроризм», по словам Яковенко, должны быть отданы под международный трибунал.

Галерист и арт-менеджер Марат Гельман считает, что коллаборационизм нужно осуждать, а к коллаборантам следует относиться с пониманием. «Когда мы построим прекрасную Россию будущего, на нашей стороне будет большинство. В том числе и коллаборанты», – полагает он. Гельман напомнил, что сам был в 1999 году в избирательном штабе Путина. И сказал, что сделал это по просьбе Бориса Немцова. По его словам, «людям свойственно ошибаться» и нужно предоставить тем, кто сегодня находится на стороне власти, возможность перейти к оппозиции.

Игорь Яковенко заметил в ответ, что есть кассирши, которые всегда «ошибаются» в одну сторону. Так, по его словам, и коллаборанты всегда ошибаются вместе с властью.

В конце сессии Марк Фейгин упомянул о «списке Путина», который составляют участники Форума свободной России. На вопрос, какими должны быть принципы предполагаемой люстрации, он ответил, что в настоящее время идет фиксирование всех высказываний и поступков тех, кто осуществляет информационное обслуживание режима. «Вот это и будет основой для того, чтобы давать оценку в том числе и юридическую тем лицам, которые совершали деяния, подпадающие под действия будущего уголовного кодекса, в том случае, если это полноценные преступления. Или давать им морально-политическую оценку, когда это не предполагает непосредственного преследования. И, возможно, эти люди не попадут в люстрационные списки, но какого-то вида рестрикции будут распространяться», – сказал Фейгин, пояснив, что речь не идет об ограничении прав этих людей, но это не означает, что им забудут поддержку ввода войск в Украину, аннексию Крыма или кто делал какие-то заявления в пользу действующей власти.

Однако эта ответственность будет моральной, подчеркнул юрист.

«Ну, а те, кто совершил преступления, безусловно, должны отвечать, но там тоже будут категории. Статья 15 конституции говорит о том, что существует примат международного права по отношению к национальному. Международное право, которое не было подвержено этой коррозии, как национальное, будет основой для преследования указанных лиц. В какой форме это будет, можно гадать. Я думаю, что Россия подвергнется международной судебной юрисдикции и будет создан специально созданный орган и для него понадобится огромный массив информации, который мы сейчас собираем и фиксируем», – заявил Фейгин.

Андрей Санников: «Жесткие режимы разваливаются в одночасье»

Впервые на Форуме свободной России была специальная секция, посвященная Беларуси, а точнее – вероятным планам Кремля по включению этой страны в состав России. Поводом доля этого стало заметное осложнение отношений Москвы и Минска в конце прошлого и начале этого года. Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь” Андрей Санников начал с того, что в России многие события проходят по белорусскому сценарию, в том числе – установление диктатуры и режима единоличной власти. Только – с опозданием, считает Санников.

Нынешний конфликт между Путиным и Лукашенко Санников сравнил с отношениями между двумя ОПГ. А нынешнее затишье конфликта, по мнению белорусского оппозиционера, свидетельствует о том, что принято какое-то решение относительно Беларуси и, очевидно, не в ее пользу.

Позднее Андрей Санников отметил, что нынешний белорусский режим силен и что он жестко подавляет инакомыслие во всех сферах. «Но мы знаем, что подобные жесткие режимы разваливаются в одночасье – намного быстрее, чем мягкие режимы. Сегодня мы вынуждены говорить о том, что готовы разговаривать с Лукашенко для защиты государственной независимости. И если он пойдет на это, то еще некоторое время режим просуществует. Если не пойдет – он рухнет. Это уже неважно – под давлением экономики или просто под давлением Кремля. Рухнет в одночасье. Выживаемость режима зависит от экономики, экономика зависит от реформ, а экономических реформ без политических не бывает. Это абсолютно логичная цепочка», – подчеркнул Санников.

Политический обозреватель белорусского портала TUT.BY Артем Шрайбман считает, что последний конфликт Москвы и Минска – не просто ссора, а качественно другой этап отношений. «В Кремле сейчас идет рассмотрение разных вариантов, как пройти рубеж 2024 года. И один из этих вариантов – присоединение Беларуси», – заявил Шрайбман. Но, по оценке белорусского журналиста, этот вариант не гарантирован, поскольку Путин всегда останавливается там, где ущерб превышает выгоду. «И здесь, – продолжает Шрайбман, – возникает проблема с Беларусью. В отношении этой страны убытков может быть больше. Россия может воспользоваться ситуацией, но у нее нет разветвленной политической инфраструктуры в Беларуси. Учитывая это, Кремль не будет проводить военную операцию в Беларуси».

Бывший посол Литовской республики в США, а ныне депутат Сейма от партии «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» Жигимантас Павиленис рассмотрел геополитическую ситуацию на постсоветском пространстве. По его словам, Путин строит новую «берлинскую стену» и тем самым ведет свою страну в тупик. «Мы будем сопротивляться попыткам российской экспансии, – подчеркнул Павиленис. – Будем поддерживать Украину, Молдову и Грузию в их стремлении в НАТО и ЕС. А Лукашенко упустил все шансы повернуть свою страну в европейском направлении. Но я надеюсь, что и Беларусь, и Россия станут по-настоящему европейскими странами. И я считаю, что российские демократы должны не позволить Путину построить его стену».

Даниил Константинов: «Рядовые русские, в отличие от власти, все больше становятся европейцами»

Сессию «Будущее России: распад или сохранение единого государства» открыл Андрей Илларионов. Он предложил отнестись к данной теме максимально серьезно, поскольку: «Сохранение и изменение границ, как правило, сопровождается большим кровопролитием». Самый важный вопрос, по его мнению, состоит в том, где должны проходить внешние границы и границы внутри самой страны. Илларионов отметил, что в последнее время в Кремле звучат разговоры о возвращении к «исторической России», причем имеются в виду границы бывшего СССР. Однако, уточнил он, представления разных людей об исторических границах России весьма различны.

Руководитель «Русского Европейского Движения» Даниил Константинов считает, что речь может пойти о сотнях миллионов людей, поэтому нужно относиться к этой теме максимально осторожно, особенно с учетом набирающих силу центробежных тенденций. «У национальных образований внутри России есть все признаки протогосударства: символика, язык, законодательство. Но настоящей автономии у них нет, что и способствует стремлению национальных республик выйти из состава России. Я не хочу распада федерации, но я понимаю, что это может произойти в ближайшее время», – отметил Константинов. По его мнению, вопрос о расформировании Российской Федерации может возникнуть сразу после ухода Путина из власти.

Находящийся в политической эмиграции в Латвии российский публицист и писатель Дмитрий Саввин считает, что России нужна деколонизация, но нужно определить, кто является объектом и субъектом колониализма. В 1991 году, за исключением Балтии, смены режима в постсоветских республиках не произошло, отмечает Саввин. У власти, уточняет он, осталась чекистско-олигархическая номенклатура. Она и является колонизатором, которая подчинила себе народы республик, входивших в состав СССР. Говорить о преемственности Российской империи и СССР, по его мнению, нельзя: они, считает Саввин, соотносятся друг с другом так же, как Византия и Османская империя. Территория та же, есть внешняя экспансия, но это принципиально разные государства, поясняет публицист. А Российская Федерация, продолжает он, является логическим продолжением Советского Союза, просто она провела ребрендинг.

Из зала участникам дискуссии был задан вопрос об их отношении к принадлежности Крыма. Андрей Илларионов был краток: «Похищенное должно быть возвращено хозяину, а хозяин потом решает, что с этим похищенным делать».

Даниил Константинов заметил, что рассчитывает вернуться в Россию и заняться политической деятельностью еще во время президентства Путина. «Поэтому, – сказал он, – учитывая изменения в Уголовном кодексе Российской Федерации, я воздержусь от ответа, но на форуме есть консенсус по этому вопросу. Необходимо придерживаться норм международного права».

В ходе нынешнего форума лидер «Русского европейского движения» неоднократно говорил, что он – за вхождение России в евроатлантические структуры и в то же время – против распада РФ. Другие участники ФСР высказывали мнение, что Россия в нынешних границах слишком велика, чтобы войти в НАТО и ЕС. Кроме того, отмечали они, для реформирования по европейскому типу ей мешает «имперский синдром».

Даниил Константинов считает, что Россия вполне может стать частью западного сообщества и в нынешних границах. Беседуя с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», он начал с того, что для вхождения в евроатлантические структуры размер страны не имеет значения, и привел в пример Соединенные Штаты. «Это очень большая страна, демократическая и федеративная. Поэтому вопрос ее размера никогда не поднимается. И он не представляет никакой проблемы для нахождения в составе НАТО. Также туда входит большинство европейских стран, в том числе – довольно крупные», – напомнил Константинов.

По его мнению, в настоящее время в сознании граждан России происходит серьезный поворот, подразумевающий все большую интеграцию в европейскую и в целом западную культуру. «Поэтому рядовые русские, в отличие от власти, которая остается азиатской и деспотической, все больше становятся европейцами. Фактически на пути к Европе у нас стоит только один барьер – Кремль», – убежден Даниил Константинов.

Анна Плотникова

Комментарии

Морис Собакин on 10 июня, 2019 - 23:49

Заблуждаются те, кто рассуждает, может ли Россия войти в Европу (НАТО) в своем нынешнем составе или частично. Крупные политические изменения в России (в ее части) возможны только при условии ее распада на несколько независимых государств. Часть из которых, скореее всего, останется тоталитарными. Как раз, именно Центральная Россия, скорее всего, останется "советской" еще надолго.

vik on 11 июня, 2019 - 07:24

"Заблуждаются те" - заблуждаются все ))