Общественно-политический журнал

 

 

 

Страну контролируют вертухаи совместно с уголовниками

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарёв вышел на свободу из московского спецприемника №1, где провел 16 суток ареста за пост в фейсбуке. 5 декабря Льва Пономарёва арестовали на 25 суток по обвинению в повторном нарушении правил проведения публичного мероприятия. Поводом послужила акция в поддержку обвиняемых по делам "Нового величия" и "Сети". Правозащитник якобы организовал мероприятие, написав о нём в фейсбуке. Позднее Мосгорсуд сократил арест до 16 суток.

Президент Владимир Путин после обращений правозащитников поручил Генеральной прокуратуре проверить арест 77-летнего Пономарёва, однако отметил, что тот призывал к "несанкционированным митингам". "Мы же с вами не хотим, чтобы у нас были события, похожие на Париж, где разбирают брусчатку, жгут там все подряд, и страна потом погружается в чрезвычайное положение", – заявил глава государства. Генпрокуратура никаких нарушений не нашла и поручила Минюсту России провести внеплановую проверку движения "За права человека".

И вот как Путин разобрался:

До 14 января движение должно собрать и предоставить чиновникам несколько десятков видов документов, в том числе касающихся финансовых операций за три года, штатного расписания движения и грантовых проектов.

"В случае непредставления, несвоевременного представления или представления в неполном объеме документов, указанных в распоряжении, Минюстом будет составлен протокол об административном правонарушении", - говорится в уведомлении ведомства.

Суд также не отпустил находившегося под арестом Пономарёва на похороны правозащитницы Людмилы Алексеевой.

В пятницу Лев Пономарёв вышел на свободу: как рассказал правозащитник, утром его силой вывезли в полицейской машине в ОВД "Мещанское" и там "выкинули на улицу с четырьмя сумками":

– Меня должны были выпустить в 10 часов. Существует расписание, кого и когда выпускают, там было написано – Пономарёв выходит в 10 часов. Но в законе не написано, откуда я выхожу. Я должен быть освобожден, а то, что я должен быть освобожден из изолятора, в законе не написано. Приехали какие-то полицейские на автомобиле. Я сказал, что добровольно не выйду. Если хотите применять силу – применяйте. Начальник спецприемника, как мне казалось, очень интеллигентный и милый человек, был вынужден взять меня за руку и повел к полицейским. Естественно, я не сопротивлялся, хотя, может быть, надо было лечь на пол, как это делает Сергей Мохнаткин. Но я этого не сделал, посчитав, что это выйдет слишком экстравагантно. В этом смысле они показали, что они готовы применить силу. Вывели меня, посадили в огромный полицейский автомобиль и на большой скорости, нарушая все, что только можно, повезли меня в ОВД "Мещанское". И это тоже любопытно: они должны были меня выпустить в 10 часов, и они старались это сделать.

– Почему они так поступили?

– Им пришел приказ. Я с ними разговаривал, когда ехал в машине. Я смотрю им в глаза: "Вам не стыдно за то, что вы делаете?" Все эти люди получают приказы и выполняют их, может быть даже, с душевной болью (Душевной болью?! Это у них-то? - ЭР). Они поступили отвратительно. К спецприемнику приехало много людей, журналистов. Ко мне приехал сын (его на работе отпустили), наши родственники. Все у них совмещается очень интересно – и бюрократия, и беспредел. Ровно в 10 часов у ОВД "Мещанское" меня выпустили на улицу. Меня оформлял сам начальник ОВД, пожал руку. Все так торжественно происходило, интеллигентно. Потом дали мне в руки мои сумки и выставили на улицу. И я выглядел как типичный человек без определенного места жительства.

– В каких условиях вы сидели в СИЗО? Как с вами обращались?

– Условия были вполне удовлетворительные. В первый день, когда я пришел, я увидел, что там кормят омерзительно. Но на следующий день пришел Андрей Бабушкин с проверкой, и потом кормили намного лучше. Это все сидящие отметили.

– Намного лучше – это как? Чем вас кормили?

– Там написано – 250 рублей. Конечно, кормили не на 250 рублей. Потому что на 250 рублей надо каждый день хотя бы по два яйца давать. Но все было вполне съедобным. В этом смысле я не похудел, как жена говорит, а, может быть, даже поправился.

– Какие соседи у вас были?

– Соседи у меня были вполне приемлемые. Ко мне относились с полным уважением, и я с ними нормально общался. Интересные истории я узнал. Двум чеченским ребятишкам помог: я привлек адвоката, и их выпустили. Им по 20 лет, они чуть ли не конфеты в магазине сперли, а им хотели уголовку пришить, так как они вдвоем были, говорили, что это организованная преступная группа. Их выпустили, и они уехали в Чечню.

– Чем вы там занимались 16 дней?

– Слушал радио последнюю неделю. А до этого я читал художественную литературу.

– Во время вашего заключения произошло печальное событие: умерла Людмила Михайловна Алексеева. Вас не отпустили на похороны. Как вы это расцениваете?

– Я это расцениваю как гнусность. И эта гнусность идет с самого верха, я не сомневаюсь. Я смотрел много публикаций о том, как происходило прощание с Людмилой Михайловной. И я понял, что, конечно же, меня не должны были выпустить. Потому что на сцене был гроб в ЦДЖ. Рядом с гробом сидели члены Московской Хельсинкской группы, и я там должен был сидеть. И было пустое место, на которое предполагалось, что сядет Путин. По-моему, он там посидел некоторое время. Представить себе фотографию, где на одном фото были бы Путин и Пономарёв, довольно сложно, учитывая хайп, который был поднят на встрече Совета по правам человека с президентом. Я, конечно, немножко удивлен своей популярностью, но так уж сложилось. Поэтому так много было всяких разговоров о моем незаконном задержании. Они, конечно, не могли совместить на одном портрете Пономарёва и Путина. И, не дай бог, Путин бы еще был вынужден со мной поздороваться.

– Что вы думаете о вашем аресте? Кто за ним стоит?

– Я скажу так: коротко – за этим стоит ФСБ, более широко – спецслужбы, еще более широко – Совет безопасности, Бортников, прокуратура и все остальное, силовики. Страной руководят эти силовики. Эти люди являются политической силой в стране. А Путин существует для того, чтобы их отмазывать, чтобы встречаться с Советом по правам человека, говорить какие-то невнятные слова, бормотать что-то о правах человека. И как президент, конечно же, он не выполняет свою функцию гаранта прав человека в России.

– Чем планируете заниматься в ближайшее время?

– Возможно, юристы обжалуют мой арест. Но самое главное – я буду продолжать заниматься делом "Нового величия" и делом "Сети". Я считаю, что эти дела должны стать отправной точкой изменения ситуации в стране. Они должны привлечь внимание общественности. Я должен объяснить людям, которые стоят ближе к власти: представьте, идет суд над фигурантами "Сети", и вся молодежь России будет знать, что этих ребят пытали электрическим током. Их будут сажать по показаниям, которые они давали под пытками электрическим током. Мне кажется, что в 21-м веке такое просто невозможно! Хорошо бы, чтобы те, кто в Кремле все это планирует, поняли, что это невозможный процесс, он не должен происходить в России в 21-м веке. Ну, а самые ближайшие мои планы – пойти на работу, – рассказал правозащитник Лев Пономарёв.

Ранее глава движения "За права человека" был оштрафован на 10 тысяч рублей за одиночный пикет в поддержку двух арестованных по делу "Нового величия" – Марии Дубовик и Анны Павликовой.

Участники ранее неизвестного движения "Новое величие" были арестованы в Москве в середине марта. Их обвинили в создании экстремистского сообщества. Четверо из них находятся в СИЗО, ещё шестеро – под домашним арестом. Большинство из арестованных – подростки. При этом обвинение строится на показаниях трёх мужчин, один из которых был внедрён в группу молодежи по заданию ФСБ. Согласно материалам дела, человек под ником "Руслан Д." предложил активистам преобразовать оппозиционный чат в политическое движение, написал политическую программу и арендовал помещение для проведения "учредительных собраний". Позже стало известно, что он был осведомителем спецслужб.

Уголовное дело о "террористическом сообществе "Сеть" было возбуждено ФСБ в октябре 2017 года. По нему проходят 11 антифашистов и анархистов из Пензы и Санкт-Петербурга. По версии следствия, они готовили вооруженное восстание и взрывы во время выборов президента России и чемпионата мира по футболу. Обвиняемые неоднократно заявляли, что давали показания под пытками.

Любовь Чижова