Общественно-политический журнал

 

 

Петербуржцы взбунтовались против бряцания оружием, приуроченного к дате снятия блокады

В Санкт-Петербурге набирает обороты общественная кампания против проведения военного парада на Дворцовой площади 27 января следующего года

Информация о том, что такой парад, приуроченный к 75-летию полного освобождения города от блокады, будет проведен, поступила из пресс-службы Западного военного округа. Для участия в параде планируется привлечь более двух с половиной тысяч военнослужащих и порядка восьмидесяти единиц военной и специальной техники. Самих петербуржцев об этом поставили в известность в уведомительном порядке, то есть, предварительно не поинтересовавшись их мнением.

Между тем, сразу же после появления сообщения о готовящемся параде начали раздаваться возражения против прохождения торжественным маршем в тот день, когда в городе вспоминают о погибших во время 872-дневной обороны Ленинграда.

Наиболее полно эти возражения отражены в петиции, опубликованной на платформе Change.org. Авторы петиции отмечают: «Намеченное мероприятие, по нашему глубокому убеждению, абсолютно неадекватно скорбному смыслу той памяти, которую несет в себе мемориальная дата 27 января». И далее: «Незнание документов Блокады, исследований петербургских историков, опубликованных дневников жителей блокадного города не освобождает от ответственности. К сожалению, истинное знание о Блокаде никогда не было приоритетным для властей города», – констатируют авторы документа.

Количество подписей под данной петицией стремительно растет. Многие оставляют свои комментарии, например, такие: «Не надо марша – ни грохота сапог, ни военной техники, ни оружия. Освобождение Ленинграда – это не Сталинградская битва, не Курская дуга. Это уход раненого зверя, боявшегося оказаться в котле… Не до барабанов пока на Синявинских болотах, в Мясном бору лежат еще останки не похороненных воинов-освободителей». И такие: «Считаю, что бряцание оружием в этот день неуместно. Салют – пожалуйста, ветеранов и блокадников по Невскому провезти, причем всех оставшихся и желающих принять в этом участие… А если и устраивать марш, то лучше силами реконструкторов, но не военных.» Или совсем кратко: «Мой дед погиб за то, чтобы по центру Ленинграда не прошли танки».

Кроме того, инициативная группа направила открытое письмо исполняющему обязанности губернатора Санкт-Петербурга Александру Беглову. В этом письме задается риторический вопрос: «о каком “торжественном марше” вообще может идти речь, когда государство не выполнило перед городом главной обязанности: не назвало истинное число жертв блокады, не поименовало каждого погибшего ленинградца, среди которых было большое число детей?»

«Недопустимо, чтобы память о блокаде была милитаризована»

Никакого ответа из Смольного на это обращение пока не получено. Один из подписантов послания на имя и.о. губернатора – кандидат исторических наук Даниил Коцюбинский – отметил, что городская администрация попала в сложную ситуацию. «Дело в том, что первыми заявили о своем желании провести парад не городские власти, а командование Западного военного округа, – подчеркивает Коцюбинский. – Вероятно, какая-нибудь устная договоренность со Смольным у военных была, не исключено, что им какой-нибудь бюджет был запланирован».

Историк полагает, если бы никакой ответной реакции со стороны общественности не было, может быть, данная инициатива прошла бы незаметно. Но выяснилось, что огромное количество петербуржцев против парада. «Последний опрос на городском телеканале “78” свидетельствует, что 83% голосов подано за то, чтобы парад не проводить, и только 17% - поддерживают данную инициативу. То есть ясно, что реакция горожан – возмущенная, реакция блокадников – тоже возмущенная, за исключением тех людей, которые имеют какое-то отношение к структурам, связанным с администрацией. Но даже среди них не все высказываются в поддержку парада – есть председательница кронштадтского районного отделения общества блокадников, которая высказалась против.

То же самое и в ветеранских организациях – их лидеры высказываются за парад, а если брать голоса ветеранов и блокадников, не связанных с администрацией, то они как раз достаточно отчетливо говорят о том, что считают этот день недопустимым для того, чтобы память о блокаде была в этот день милитаризована», – свидетельствует Даниил Коцюбинский.

«Блокада – это голод, холод и темнота»

Справедливость его слов подтвердает историк петербургской культуры Вера Сомина, раннее детство которой пришлост на блокадные годы.

Свой комментарий она начала с довольно резкого заявления: «Я считаю, что лучше просто забыть, чем создать какой-то искаженный образ. Это – очень страшно».

Далее Вера Сомина пояснила, что она имеет в виду: «Блокада – это голод, холод и темнота. Я была маленьким ребенком, и мне помнится именно это. И для меня в первую очередь – холод, это то, что до сих пор во мне живет.

И мне хочется спросить: для чего же мы страдали, если у людей, живущих после нас, не останется ничего подлинного от этого страдания? Я считаю, что для выражения образа блокады лучше всего подходят прекрасные стихи Ольги Берггольц:

И даже тем, кто все хотел бы сгладить,
В зеркальной робкой памяти людей
Не дам забыть, как падал ленинградец
На желтый снег пустынных площадей.

Вот эти пустынные площади, этот падающий от голода человек – как это вяжется с торжеством, с парадом и показным весельем? Не вяжется. Людям нельзя дать об этом забыть. То есть, кто хочет – пусть забывает. Самое страшное, что за это жизнь и история наказывают», – убеждена жительница блокадного города.

Вера Сомина огорчена тем, что перечисленные ею образы сегодня носят некий обобщенный характер. «Мне, как человеку, который видел все это глазами ребенка, сейчас это особенно ясно. Мои мама и бабушка все время вспоминали, какая я была храбрая и не боялась бомбежки. Ну, ребенок не понимает опасности, и я не боялась того, чего боялись взрослые, и не хотела уходить в бомбоубежище. Но вот сигнал воздушной тревоги не могу слышать по сию пору. Этот образ во мне жив», – подытоживает Вера Сомина.

«Предложение помаршировать и покататься на танках по Дворцовой площади» и негативная реакция петербуржцев

От имени тех, кто поддерживает инициативу проведения парада на Дворцовой площади 27 января, высказался спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга, лидер городского отделения «Единой России» Вячеслав Макаров. По его словам, во время многочисленных встреч с блокадниками он «…не видел ни одного возражающего против парада. Парад – глубочайшее признание тем, кто выстоял и победил. Они будут ощущать себя участниками этого парада, даже если им за 90 лет. Может быть, пойдут не только курсанты, офицеры и солдаты, но и люди в форме времён Великой Отечественной войны, одежде блокадной поры. Это имеет мощнейшее психологическое значение. Прежде всего, для ветеранов».

Петербургский писатель, редактор блокадных дневников ленинградцев Наталия Соколовская, которая также является одним из подписантов открытого письма на имя и.о. губернатора Санкт-Петербурга, напоминает, что пробный парад в круглую годовщину полного снятия блокады уже проходил пять лет назад напротив Пискаревского кладбища.

«И вот сегодня оказывается, что массовики-затейники в погонах хотят снова проводить парад. Кстати, если бы те, кто занимаются подобными развлечениями, изучали историю вопроса, то знали бы, что для ленинградцев не менее важна дата 18 января 1943 года, то есть – прорыв блокады, в каком-то смысле эта дата была даже более значима, чем 27 января 1944 года. Потому что у людей, которые считали себя обреченными, у города, который был превращен в морг в прямом смысле этого слова, – вдруг появилась надежда на жизнь», – считает Наталия Соколовская.

Пока же, по ее свидетельству, в городе наблюдается в основном резко негативная реакция и самих блокадников, и их потомков «на вот это предложение помаршировать и покататься на танках и прочей технике по Дворцовой площади».

В связи с годовщиной начала блокады, отмечаемой 8 сентября, Соколовская упоминает прошедший в городе мотопробег «Ночных волков». «А на Марсовом поле из полевых кухонь ели кашу. Да если представить себе, что в Ленинграде зимой 1941-42гг, да и всего 42-го – а люди продолжали умирать от истощения и в 43-м – в центре города стоит полевая кухня с кашей... Мне кажется, что это – оскорбление памяти людей, которые в мучениях умирали от голода.

Потом участники этих «празднеств» идут на Дворцовую площадь, а там уже артисты с полуторатонок поют бравурные песни. Руководство города предлагает эти развлечения вместо того, чтобы с вместе с горожанами, в том числе с оставшимися в живых блокадниками, с учеными-историками блокады, – попытаться осмыслить подвиг тех, кто боролся здесь за выживание. Сейчас память подменяется милитаристскими мероприятиями, которые, по сути, не имеют никакого отношения к той героической трагедии, которая имела место здесь в 1941 – 44гг.»

В конце своего комментария она также приводит цитату из стихотворения Ольги Берггольц, написанного в 1946 году, когда блокадная память уже стала подвергаться цензуре со стороны государства: «Но на асфальте нашем – след кровавый, не вышаркать его, не затоптать». «Так вот, “вышаркать” и “затоптать” – это именно то, что они пытаются сделать этим своим парадом. Дословно», – заключает писатель, редактор блокадных дневников.

«Из дивизии советской армии в живых оставалась лишь рота»

А Даниил Коцюбинский упоминает в этой связи другую книгу. «Конечно, память о таких событиях не может быть праздничной и не может быть связана с культом войны. Потому что именно ленинградская блокада и битва за Ленинград является колоссальным агитационным материалом против войны как таковой. Очень показательны в этом смысле мемуары Николая Никулина “Воспоминания о войне”. Эта книга была издана впервые 10 лет назад, и становится все популярнее.

Никулин воевал на Волховском фронте и большую часть войны провел в битве за Ленинград. Два раза был ранен, и именно там он стал пацифистом, ненавистником войны и ненавистником советских командиров, которые отдавали приказы солдатам идти на заведомую гибель. И из дивизии советской армии в живых часто оставалась лишь рота», – отмечает историк.

По мнению Коцюбинского, протесты против намеченного на 27 января парада «как раз связаны с тем, что люди помнят о блокаде, что им невозможно под видом памяти о блокаде продать память о какой-то блистательной военной победе. Потому что прорыв блокады в 1943 году и окончательное снятие в 1944 были достигнуты такой колоссальной ценой, с таким количеством перерасхода человеческих жизней! Ведь по приблизительным подсчетам, потери немцев на Ленинградском фронте были в 10 раз меньше потерь советской стороны».

Правда, у представителей российских властей на этот счет, похоже, другое мнение. Во всяком случае, в те самые дни, когда в Санкт-Петербурге растет протест против проведения парада в 75-ю годовщину полного снятия блокады, сенатор от Брянской области Екатерина Лахова призвала всех недовольных меленькими зарплатами, брать пример с тех, кто пережил войну: «я все время думаю о тех, кто прошел войну. Люди, которые пережили ужасы и голод. Какая у них была потребительская корзина? Люди выживали, как могли. И при этом, пройдя столько всего, какие они разумные, какая голова у них светлая! Может, как раз стрессы и лишения тому причиной?»

Правда, потом Лахова заявила, что ее слова исказили журналисты.

Анна Плотникова