Общественно-политический журнал

 

 

Гражданский террор. Вот такую систему породила Россия

В отношении москвички Екатерины Конновой, которая одна воспитывает двух детей, возбудили уголовное дело по статье о незаконном хранении и сбыте психотропных веществ. Женщина через интернет купила лекарство для сына, страдающего эпилепсией, а потом попыталась перепродать не использованный препарат на форуме.

Теперь Конновой грозит до восьми лет тюрьмы, а ее детям - жизнь в детском доме. Петицию в защиту женщины подписали уже более 60 тысяч человек. Благотворители и журналисты бьют тревогу: без матери шестилетнему Арсению просто не выжить.

Шестилетний Арсений страдает сразу от нескольких тяжёлых врождённых заболеваний, в том числе эпилепсии. Он нуждается в постоянном уходе: даже покормить его — серьёзная проблема. Самое страшное — постоянные боли и повторяющиеся судорожные припадки. Чтобы остановить их, нужен достаточно распространённый, но дорогой препарат — диазепам.

Диазепам быстрее усваивается, если ставить ребёнку микроклизмы. Во время приступов это очень важно: у Арсения хрупкие кости, из-за судорог он может сам себе нанести серьёзную травму. Но микроклизмы не сертифицированы в России: по квотам их не выдают и в обычных аптеках их купить невозможно. Приходится выкручиваться: покупать лекарство через интернет по 1 тысяче рублей за одну дозу.

Сын Конновой Арсений - подопечный детского хосписа "Дом с маяком". 4 июля в благотворительном учреждении сообщили, что Коннова была задержана полицией, когда передавала покупателю микроклизмы с диазепамом, который ранее сама приобрела в интернете.

С целью реализации своего преступного умысла Коннова Е. А. незаконно хранила указанное психотропное вещество с целью незаконного сбыта за денежное вознаграждение 3 250 рублей, имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Диазепам в микроклизамах применяется для купирования судорог при эпилепсии и действует намного быстрее диазепама в ампулах, пояснили в хосписе. Однако в России препарат в такой форме не зарегистрирован и многие родители вынуждены покупать его за границей или на форумах у перекупщиков.

Диазепам продаётся в аптеках совершенно легально, но в продаже нет препарата от лучших производителей, а кроме того — его нет в нужных формах. Например, есть ампулы для инъекций, а клизм нет. Поэтому продавать лекарства из рук в руки — это вынужденная распространённая практика, утверждает Лида Мониава.

Родители делают это, чтобы помочь своим детям, потому что сидеть сложа руки, когда твой ребёнок корчится в судорогах, просто невозможно, а на сложную форму эпилепсии те лекарства, что есть в России, просто не действуют. Получается, что наша страна сама толкает родителей детей-инвалидов на такое «преступление».

С 1 августа 2013 года диазепам входит в список психотропных веществ, оборот которых в России ограничен. Это значит, что больные могут использовать его строго по назначению врача, а продавать его разрешено только лицензированным аптекам.

Коннова купила 20 микроклизм с диазепамом за 20 тысяч рублей (для матери-одиночки с сыном-инвалидом это огромная сумма - ЭР) через группу "ВКонтакте", но позже врачи в хосписе посоветовали ей бесплатно через поликлинику получить диазепам в ампулах. Женщина так и сделала, но на руках у нее осталось пять микроклизм, которые она решила продать по объявлению за 3250 рублей.

"Кто-то откликнулся, договорились встретиться вечером 18 июня у метро "Проспект мира". Катя отдала клизмы, получила 3250 рублей, и тут же к ней подошли сотрудники полиции с удостоверениями и сказали, что она подозревается в незаконном распространении наркотических средств и должна поехать с ними в отделение полиции", - сообщила заместитель директора "Дома с маяком" Лидия Мониава.

По ее словам, в материалах дела против Конновой написано, что это было "оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка".

Как сообщили в управлении МВД по Москве РБК, в ходе проверки установили, что "подозреваемая ранее незаконно через сеть интернет у неизвестного лица приобрела зарубежный лекарственный препарат, не сертифицированный в России и содержащий запрещенное вещество".

"Впоследствии женщина решила его перепродать. В момент получения денежных средств она была задержана сотрудниками полиции", - сказал представитель управления.

Полиция возбудила в отношении задержанной ​уголовное дело по ст. 228.1 УК РФ и сейчас передает его в прокуратуру. Женщина отпущена под подписку о невыезде.

Сама Коннова рассказала журналистам, что у ее сына ДЦП и множество других сложных диагнозов.

"Есть одно лекарство, которое продается только в ампулах, его нужно вкалывать. У Арсения приступы по несколько раз в день, и живого места на мальчишке уже не было. Я стала искать другой выход", - пояснила РБК женщина.

По ее словам, через знакомую в социальной сети она узнала о клизмах с диазепамом, которые мгновенно снимают приступ, и решила купить их на деньги, которые получила в подарок от друзей к Новому году.

"Решила потратить их на здоровье младшего ребенка. Лекарство помогало, но со временем организм Арсения стал привыкать и эффект пошел на уменьшение", - отметила Коннова. Из-за финансовых трудностей она решила продать оставшиеся клизмы, снизив их цену с первоначальной 1000 рублей за штуку до 650 рублей.

"Закупку, как оказалось, делала полиция. Я продала лекарства, мне дали деньги, затем подошли полицейские, отвели в машину. Стали спрашивать, сколько лет "я наркоманю" и "что употребляю". На мой вопрос, почему меня оскорбляют, они сказали, что нужно знать законы: диазепам - наркотическое лекарство", - добавляет она.

В петиции в защиту Екатерины Конновой, которую создали представители хосписа "Дом с маяком", подчеркивается, что микроклизмами с диазепамом "наркоманы не интересуются", поскольку от него "вообще никакого кайфа получить невозможно" (разве что понос, но это не в кайф - ЭР).

"Я не знала, что это за лекарство. Когда мне его выписывали, оно называлось "противосудорожным", снимающим приступы. [...] Все лекарства, которые мы принимаем, рецептурные. Если бы я знала, я бы на это никогда в жизни не пошла", - сказала Коннова.

Сейчас "Дом с маяком" готовит ходатайство в прокуратуру, в котором выражает поддержку Конновой и просит прекратить возбужденное в отношении нее уголовное дело, рассказала руководитель пресс-службы хосписа Софья Харькова.

"Мы будем подавать ходатайство от имени детского хосписа, а также призываем другие общественные и правозащитные организации его подписать. По-моему, Лидия Мониава говорила, что уже несколько организаций поддержали", - сказала она.

Хоспис также дает Конновой характеристику как учреждение, под опекой которого уже более четырех лет находится ее сын Арсений.

"Мы даем положительную характеристику, как человеку, которого мы много лет знаем, и который ни разу себя не скомпрометировал, и явно то, что она сделала, она сделала просто по незнанию", - считает Харькова.

Как пояснила основатель благотворительного фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер, форма препарата диазепам в клизме (ректальная) не зарегистрирована в России из-за особенностей законодательства, не позволяющего лицензировать препарат, который не прошел клинические исследования в стране, даже если он широко используется в Европе.

Федермессер напомнила, что вопрос декриминализации деяний, связанных с нарушением оборота препаратов, облегчающих страдания неизлечимо больных детей, поднимался в России неоднократно, и был поддержан президентом и премьер-министром страны.

Однако пока известно лишь, что подобные препараты могут появиться в России не раньше 2022 года, отметила основатель фонда "Вера".

Федермессер в своей публикации в "Фейсбуке" обратилась к властям с просьбой как можно скорее пересмотреть существующие нормы, чтобы помочь Екатерине Конновой и обезопасить других родителей, которые могут оказаться в аналогичной ситуации.

Главная проблема для Екатерины Конновой теперь — что будет с Арсением, если уголовное дело не будет прекращено, а доведено до суда именно по той статье, которую ей вменяют.

"Я даже не хочу об этом думать. Дом инвалидов. У меня родители не такого возраста и не такого состояния, что они смогут справиться с Арсением, потому что бывают периоды, когда он не спит 24 часа, а мучается от боли. Мама мне не отказывала, но я даже не буду этого предлагать — она не сможет с этим справиться".

Арсений требует круглосуточного ухода. В доме Екатерины есть реанимационная техника, она сама исполняет роль не только матери, но и медсестры. Без опеки родного человека, считает Лида Мониава, мальчик погибнет.

На сайте Change.org сотрудники «Дома с маяком» создали петицию «Закрыть уголовное дело против мамы неизлечимо больного ребёнка», за несколько часов её уже подписали более 11 тысяч человек. Эксперты фонда считают, что спасти Екатерину Коннову от уголовного наказания может только максимальная огласка.

Футбольный болельщик из Аргентины, приехавший в Россию на чемпионат поддержать свою сборную, после прогирыша сборной Аргентины и выбытия ее из дальнейших соревнований, решил продать уже ненужный ему билет. Но он не учел, что это - Россия.

Аргентинца Сурбригхена Адолфу Рауля мировой судья Санкт-Петербурга оштрафовал на 542 тыс. 998 руб. 80 коп., признав его виновным в нарушении ст.14.15.2 КоАП РФ – «Незаконная реализация входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года или документов, дающих право на их получение». Об этом сообщила объединенная пресс-служба судов города.

Комментарии

Аlberttinov on 5 июля, 2018 - 21:42

всё тяжелее и тяжелее находить слова....

Возмущение переходит в брезгливость, которая переходит в отрицание,

которое, за неимением слов, переходит в молчание

-Так  и немым недолго стать