Общественно-политический журнал

 

 

Согласно математическому анализу, на прошедших выборах в России было десять миллионов вбросов

Сергей Шпилькин представил первую оценку числа вбросов бюллетеней во время кремлевских псевдовыборов 18 марта. Получилось почти 10 млн вбросов – 9947 тыс.

Таким образом, число голосов, фактически поданных за В.Путина, составляет не 56,4 млн., а, очевидно, не более 46,5 млн., что тоже не мало, но полностью делает результаты этих "выборов" недействительными, фальшивыми.

Полную информацию с графиками можно посмотреть в аккаунте Facebook Сергея Шпилькина, мы же ограничимся текстовыми выводами:

Шпилькин и другие специалисты анализируют данные выборов на уровне избирательных участков, которые официально публикует ЦИК. Один из самых красноречивых параметров – явка. Например, может оказаться, что в каком-то регионе на десятках УИКов оказалась совершенно одинаковой, более того, равной в точности 70 процентов. Понятно, что и такое "круглое" значение и удивительное совпадение сразу же на многих участках – признак фальсификации. Вероятно, бюллетени здесь вообще не считали, а просто предоставили в ЦИК данные и по общей явке и по итогам голосования, которые сами выбрали заранее. Это – самый очевидный тип аномалии, который чисто математически с высокой достоверностью доказывает фальсификации, он широко встречался начиная с президентских выборов 2004 года, но после протестов 2011 года, когда активисты начали всерьез следить за электоральной статистикой, несколько пошел на убыль, хотя и встречается в некоторых регионах до сих пор, продолжая оказывать решающее значение на результаты голосования.

Другой тип аномалии, который несколько сложнее обнаружить и доказать на его основе фальсификации, выглядит так: в регионе появляются участки, где наблюдаются одновременно необычно высокая явка и одновременно необычно высокий процент голосов за "главного кандидата". Например, на участках с явкой около 40-60 процентов главный кандидат получает порядка 50 процентов голосов, но есть много УИКов с явкой 80-90 процентов, где и процент лидера порядка 90 процентов. Это противоречит статистической теории, которая обещает, что число участков с разным значением явки имеет так называемое нормальное распределение: больше всего участков с некой средней явкой, а чем экстремальнее значение явки в любую сторону, тем меньше таких УИКов.

"Как можно повысить результат нужного кандидата и одновременно явку? – рассуждает Сергей Шпилькин. – Простейший вариант – добавить бюллетени или приписать голоса. Как происходит добавление бюллетеней, мы увидели, благодаря видеонаблюдению, которое у нас ведется на выборах с 2012 года. Есть достаточно много видеосвидетельств того, как это происходит, как люди подходят к избирательной урне и закидывают туда пачку бюллетеней, или подходят, например, к автоматическому сканеру и "кормят" его бюллетенями по одному листочку, потому что он их только так принимает".

Что именно это за бюллетени, сказать сложно, Шпилькин предполагает, что их могут брать из чистой пачки, а после завершения голосования подбивать книги избирателей, превращая тех, кто не пришел на выборы в "правильно" проголосовавших. Иногда действуют грубее.

"В некоторых случаях есть ощущение, что бюллетени не считали, а результаты просто рисовали, – рассказывает Шпилькин. – Это такая пресловутая история с ровно 62 процентами голосов за "Единую Россию" на 140 участках в Саратове на выборах в Госдуму в 2016 году, когда был написан просто один и тот же результат. Это настолько невероятное совпадение, что предположить, что оно появилось путем подсчета бюллетеней совершенно невозможно”.

Другой метод – не вбрасывать новые бюллетени, а перекладывать их из одной пачки в другую, таким образом засчитывая голоса за одного кандидата другому. Такие манипуляции на статистике "поймать" сложнее, но тоже можно, потому что соотношение голосов за разных депутатов в целом ведет себя предсказуемым образом и искусственные приписки заметны на графиках.

Самое, пожалуй, интересное, это то, что можно достаточно точно вычислить, сколько было вброшено бюллетеней за "главного кандидата". Для этого строится график, показывающий зависимость числа голосов за лидера в зависимости от явки на участке, где этот результат был показан. Например, берем все участки в России, где явка составила от 69 до 70 процентов и суммируем все голоса за Владимира Путина на этих участках, получившееся значение откладываем по вертикали у точки 70 по горизонтали. На картинке часто можно увидеть, что у "главного кандидата" правое крыло этого графика подозрительно задрано, тогда как у других кандидатов он почти симметричен. Чтобы понять, как выглядела реальная картина, правая часть графика как раз и берется из результатов "обычного" кандидата, и немного сдвигается. Все, что выше – аномалия, площадь этого участка – это и есть число вброшенных голосов.

На выборах 2018 года, по оценке Сергея Шпилькина, в пользу Владимира Путина было вброшено чуть больше 10 миллионов бюллетеней.

Сравнение с числом вброшенных бюллетеней во время президентских «голосований» предыдущих лет выглядит следующим образом:
2004 г. – 8,8 млн.
2008 г. – 14,6 млн.
2012 г. – 11,4 млн.
2018 г. – 9,9 млн.

Оценки числа вброшенных бюллетеней, а также масштабов приписок на уровне участковых, районных и региональных избирательных комиссий, сделанные С.Шпилькиным, позволяют провести предварительную типологию российских регионов по критерию величины индекса вбросов (индекса фальсификации результатов голосования) региональными избирательными комиссиями, что в какой-то степени отражает особенности политической культуры соответствующих российских регионов.

Разделив оценку числа «подозрительных голосов» (вброшенных бюллетеней) на официальное число голосов, поданных за В.Путина согласно данным РИКов, получаем индекс фальсификации (индекс вбросов) на региональном уровне:

Тип политической культуры

Границы значений индекса вбросов

Среднее значение индекса вбросов

Число регионов

Честная

0%

0.0

5

Преимущественно честная

0-5%

2.2

28

Относительно честная

5-10%

7.5

15

Умеренно коррумпированная

10-20%

14.7

15

Сильно коррумпированная

20-50%

30.4

14

Полностью коррумпированная

50-65%

56.2

4

Тотально фальсификационная

65-85%

79.8

3

1. В пяти российских регионах (Ненецком АО, республиках Саха-Якутия и Коми, Мурманской и Томской областях) значения индекса вбросов, по данным С.Шпилькина, равны нулю. По этому показателю политическую культуру этих пяти регионов можно назвать честной.

2. В 28 российских регионах (в республиках Карелии и Марий Эл, Красноярском, Хабаровском, Алтайском и Пермском краях, Ханты-Мансийском автономном округе, Иркутской, Костромской, Свердловской, Ярославской, Сахалинской, Владимирской, Новосибирской, Вологодской, Тверской, Кировской, Смоленской, Челябинской, Новгородской, Калужской, Ивановской, Магаданской, Архангельской, Омской и Калининградской областях, а также в Санкт-Петербурге и Москве) значения индекса вбросов не превышают 5%, политическую культуру этих регионов можно назвать преимущественно честной.

3. В 15 российских регионах (республиках Хакасии, Ингушетии и Удмуртии, Забайкальском. Камчатском и Приморском краях, а также в Курганской, Псковской, Ленинградской, Московской, Амурской, Оренбургской, Самарской, Тульской и Нижегородской областях) значения индекса вбросов находятся в пределах 5-10%, политическую культуру этих регионов можно назвать относительно честной.

4. В следующих 15 российских регионах (республиках Бурятии, Чувашии, Алтае и Северной Осетии-Алании, Еврейской автономной области, Чукотском автономном округе, а также в Курской, Ульяновской, Рязанской, Волгоградской, Орловской, Ростовской, Воронежской, Белгородской и Астраханской областях) значения индекса вбросов находятся в пределах от 10 до 20%, что позволяет назвать политическую культуру этих регионов умеренно коррумпированной.

5. В следующих 14 регионах (республиках Башкортостане, Адыгее, Татарстане, Калмыкии и Мордовии, Ямало-Ненецком автономном округе, Ставропольском и Краснодарском краях, а также в Саратовской, Тюменской, Брянской, Липецкой, Пензенской и Тамбовской областях) значения индекса вбросов находятся в пределах от 20 до 50%, что позволяет характеризовать политическую культуру этих регионов сильно коррумпированной.

6. В четырех российских регионах (республиках Тыве, Карачаево-Черкессии и Дагестане, а также в Кемеровской области) значения индекса вбросов находятся в пределах от 50 до 65%, что позволяет характеризовать политическую культуру этих регионов как полностью коррумпированную.

7. Наконец, два российских региона – республики Кабардино-Балкария и Чечня, а также территориальный округ, расположенный за пределами территории РФ (и находящийся в ведении МИДа России), имеют значения индекса вбросов в пределах от 65 до 85%, что позволяет характеризовать политическую культуру этих регионов и этого ведомства как тотально фальсификационную, не имеющую ничего общего с отражением реальности.

Владимир Путин победил на выборах не только в России, но и на зарубежных участках - причем россияне за границей голосовали за действующего главу государства еще более активно, чем в среднем по стране. Ленты социальных сетей пестрели фотографиями очередей на выборы, очереди к посольствам выстраивались в Италии, Таиланде, Германии.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова назвала явку за рубежом беспрецедентной. По ее словам, много избирателей было как в туристических местах, так и, например, в Сирии, где голосовали военные.

Согласно предварительным результатам, опубликованным на сайте ЦИК по состоянию на полночь 19 марта, явка за границей действительно оказалась высокой - 96%, что гораздо выше средних по стране 67,5%. Однако на выборах 2012 года она была ровно такой же. В 2018 году за рубежом проголосовали 444 тысячи человек или 96% от числа избирателей в списке. В 2012 году практически такими же были и число проголосовавших, и процент явки (442 тысячи и 96% соответственно).

Всего Путина поддержало почти 85% проголосовавших за рубежом. Это больше, чем в среднем по России. Больший процент Путин набрал только в 10 российских регионах, в том числе в аннексированных Крыму и Севастополе, Кабардино-Балкарии, Чечне. На выборах в 2012 году за рубежом его поддержали 73% избирателей.

Самую большую поддержку (96,2% голосов) российский президент получил в небольшом государстве на западе Африки - Гвинее-Бисау, где за него проголосовали 26 человек, и лишь кто-то один за него там не проголосовал. На втором месте - Молдова с 95,5% голосов, за ней - Таджикистан и Туркменистан. 20 и 24 тысячи голосов (более 93%) соответственно Путин получил в Латвии и Эстонии.

Электоральные султанаты

–​ Кто относится к султанатам?

– Это все республики Северного Кавказа, из них иногда выпада Адыгея, но в этот раз не выпала. Это Татарстан и Башкортостан, Мордовия и Кемеровская область. Электоральный султанат, впрочем, не является синонимом национальной республики. В Марий Эл и в Чувашии в этом году, кажется, все более-менее хорошо. А в Кемерово плохо – как и всегда.

–​ Есть какая-то догадка, как соотнести политическую реальность этих регионов с их поведением в электоральной статистике?

– Это вопрос не ко мне, это вопрос все-таки к регионоведам. Но, например, Мордовия, кажется, является самым дотируемым регионом в России или вторым по дотациям после Крыма и, может быть, Чечни. То есть явный лидер.

–​ Вообще региональные манипуляции –​ старание местных властей, низвая инициатива?

– Есть такая теория, что манипуляция на выборах – это такой обмен сигналами между разными уровнями властей и демонстрация лояльности. Очень возможно, что так оно и есть. Потому что, например, в Кемеровской области манипуляции начались после того, как Аман Тулеев в 2000 году выиграл президентские выборы при честном подсчете в своей области с таким показателем, с каким Путин выиграл во всей остальной стране. И после этого он начал, видимо, усиленно демонстрировать лояльность.

–​ Как вы оцениваете реальную явку на нынешних выборах?

– Она, по-видимому, близка к 62 процентам. Путин получил что-то типа 45 миллионов голосов, точность тут не настолько высокая в таких оценках. Это, в отличие от официальных результатов, меньше половины обладающих правом голоса россиян. Предварительная оценка реального процента голосов за Путина – около 67 процентов.

–​ За Путина были именно вбросы или перераспределения от других кандидатов?

– Это отдельная тема для исследований, тут надо разбираться внимательнее. Явно видно, что это не только вбросы, но и действительно какие-то перекладывания или просто рисование произвольное. Но за счет кого происходило это перекладывание голосов, если это было оно, надо смотреть дальше внимательно по детальным данным, по конкретным регионам.

–​ С учетом этих поправок нынешний результат Путина по-прежнему остается рекордным?

– Официально в 2004 году он набрал около 49 миллионов, в реальности примерно столько же, как и сейчас. Так что с натяжкой можно сказать что рекорд сохранился или почти сохранился – но нужно учитывать огромные усилия для увеличения просто физической явки избирателей на участки.

–​ Ходили слухи, что Путина очень расстраивал необычайно высокий результат Дмитрия Медведева на выборах 2008 года (52,5 миллиона). Получилось его переплюнуть в реальности?

– Думаю, что – да. Потому что результат Медведева был накручен гораздо больше. Это можно сказать с уверенностью. Это были в абсолютном масштабе самые накрученные выборы. Тогда это происходило даже в Москве: примерно половина города была фальсифицирована. Общественность просто еще не очень обращала на это внимание. Но это было.

–​ За те годы, что вы и другие эксперты занимаетесь изучением электоральной статистики, сложился консенсус, что она дает адекватные оценки? Ведь во времена Чурова были официальные заявления, что статистика-статистикой, Гаусс-Гауссом, а у нас вот такая аномальная страна и люди голосуют следуя "пиле Чурова".

– Тут две вещи. С одной стороны, вот эти последние выборы как раз стали отличным аргументом в пользу того, что все предыдущие были манипулированными. Потому что в очень многих регионах те самые распределения голосов по явке вернулись к форме колокола, о которой так много говорили в предыдущие годы. Во-вторых, есть много точечных подтверждений правоты того, что говорят люди, занимающиеся электоральной статистикой в этом смысле. Например, радикальное изменение характера голосования в Москве с 2011 до 2012 года, после протестов, когда из какого-то гипотетически неоднородного города она вдруг стала строго однородным и остается такой на протяжении уже четырех крупных выборов – 2012, 2013, 2016, 2017. 2018 год – уже пятые выборы подряд.

Обращаем внимание, что голосавание является лишь заключительной частью общего выборного процесса, который включает в себя:

  • выдвижение кандидатур
  • политическая предвыборная агитация
  • голосование
  • подсчет голосов

Как видим, власть контролировала все части выборного процесса от начала и до конца. Одержать победу в таких выборах может только сама власть.