Общественно-политический журнал

 

 

Ещё один удар по российской газовой доктрине

  Заявление МИДа Туркменистана, опровергающее высказывания российских официальных лиц, означает, что принятая пять лет назад новая газовая стратегия России в Средней Азии полностью провалилась.

Заявление МИД Туркменистана .

В последние дни в российских средствах массовой информации появились сообщения, в которых дается необоснованная трактовка некоторых аспектов энергетической политики Туркменистана, в том числе, связанных с реализацией проектов по выводу туркменских энергоносителей на международные рынки.

 

В частности, со ссылкой на официальные лица Российской Федерации, говорится о некоем «замораживании» проекта Прикаспийского трубопровода, равно как и отсутствии у Туркменистана перспектив сотрудничества в газовой сфере на европейском направлении. Одновременно, делаются утверждения о готовности российских компаний «подключиться» к реализации проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ).

 ...В Туркменистане надеются, что впредь в своих высказываниях официальные лица России будут руководствоваться чувством ответственности и реализма.

На мой взгляд, основной ошибкой российского руководства было решение о фактическом запрете газового транзита и закупке всего среднеазиатского газа, поступающего на территорию РФ. Это решение было принято пять лет назад, накануне «Первой российско-украинской газовой войны», и имело простую цель — лишить Украину возможности прямых закупок газа у кого-либо помимо Газпрома. Москва явно делала ставку на постоянно растущие цены на топливо и отсутствие выбора у производителей Средней Азии, что позволило бы Газпрому и его посредникам зарабатывать на реэкспорте. Но по сути, в дополнение к рискам экспортёра газа Газпром принял на себя риски покупателя, что только увеличило финансовые потери компании в кризисном 2009 году.

В апреле 2009 года Москва пошла на одностороннее прекращение выполнения российско-туркменского газового договора. При этом туркменская сторона могла наблюдать двойные стандарты России по отношению к газовым контрактам со своими восточными и западными соседями. Так президент РФ говорил об украинских партнёрах: — «Они подписали договор, они должны его исполнять», а в то же самое время зампред правления Газпрома В. Голубев заявлял о правомочности прекращения контракта с Туркменией: — «Уважаемые коллеги, сегодня некуда ваш газ с вашей ценой реализовывать. Или мы пересматриваем цену, или объемы».

Второй большой ошибкой Москвы было явно пренебрежительное отношение к заявлениям президента Туркменистана. Надо отметить, что газовые планы Туркменистана излагались в максимально мягкой для России и политически корректной форме (например, без упоминания раздражающего российского премьера проекта Nabucco). Зато заявления руководства России и Газпрома порой звучали так, как будто решения по направлению экспортных потоков туркменского газа принимаются не в Ашхабаде, а в Москве.

Проиграв в Европе и Средней Азии, Газпром переключается на внутренний рынок. Думаю, понятно, что за все провалы газовой политики заплатят российские потребители.

Михаил Корчемкин

Комментарии

homo sapiens on 8 ноября, 2010 - 00:07

Вывозите свой газ куда угодно, только не в Европу, и «Газпром» вам с этим поможет

28 октября министерство иностранных дел Туркменистана распространило заявление, резко противоречащее позиции российского правительства по вопросу двусторонней торговли газом в частности и газоэкспортной политики Туркменистана вообще.

Большая часть заявлений обвинительного характера восходит к вице-премьеру Игорю Сечину. Во время визита Медведева в Ашхабад Сечин проявил небывалую разговорчивость. Медведев же был спокоен и отстранен от происходящего, возился со своим iPod’ом и превозносил достоинства экономии энергии.

Сечин, однако, из кожи вон лез, лишь бы отговорить туркмен вывозить газ в Европу. Он настаивал, что европейские газовые рынки ещё много лет не смогут поглотить туркменский газ, потому что спрос снижается, да к тому же идет диверсификация источников. Он постоянно повторял, что пользующийся поддержкой Евросоюза проект трубопровода Nabucco «не имеет будущего», так как для него не хватит газа (он для того и отговаривал Ашхабад от участия, чтобы не хватило). Более того, если верить Сечину, то российский проект South Stream будет развиваться быстрее, чем Nabucco, перетянет весь газ на себя, и окажется, что Nabucco никому не нужен. Сечин как бы намекал, что Ашхабад с ним согласен, но прошло шесть дней, и Ашхабад распространил заявление, в котором опровергал это.

При всем этом Сечин советовал Туркменистану повысить вывоз газа в Китай, на этот «почти бесконечный рынок», способный поглотить как туркменский, так и российский газ. Также он предложил оказывать всемерное содействие при вывозе туркменского газа через Афганистан в Пакистан и Индию, по проектируемому трубопроводу ТАПИ.

Туркменистан быстро расширяет вывоз газа по трубопроводам и на восток (в Китай), и на юг (в Иран), и на Запад (в сторону Каспийского моря, где ждет своего решения проблема перевозки газа в Европу). Однако новые проектируемые мощности еще не могут взять на себя текущий потенциал экспорта туркменского газа. Старые же трубопроводы, ведущие на север, в Россию (один — через Казахстан, другой — через Узбекистан и тот же Казахстан), с весны 2009 года используются далеко не на полную мощность из-за снижения спроса со стороны России и стран Европы в ожидании послекризисного восстановления. На 2010 год Россия заказала у Туркмении всего 10,5 миллиардов кубометров газа, хотя до кризиса ежегодные закупки достигали 40–45 миллиардов кубометров (что позволяло почти полностью загрузить трубопроводы, идущие в Россию).

Проект трубопровода вдоль Каспийского моря был задуман в 2007 году с целью существенного повышения экспорта газа из Туркмении в Россию и, видимо, для того, чтобы загружать газом проектируемый South Stream — трубопровод, через который российский газ будет поставляться по дну Черного моря в Болгарию и далее в Европу (проект был запущен в том же году). Однако, судя по всему, строительство прибрежного трубопровода так и не начиналось.

Туркмения тем временем была вынуждена сократить добычу газа на месторождениях, предназначенных для экспорта в Россию, и ее доходы от экспорта в результате этого пошли на убыль. Президент Бердымухаммедов надеялся, что удастся достигнуть предварительной договоренности с Медведевым и его делегацией об увеличении объемов экспорта в Россию в 2011 году. Подобная договоренность на этот раз не материализовалась, но не исключено, что она материализуется в декабре. Тем временем Россия сделала свою позицию предельно ясной Ашхабаду: вывозите свой газ куда угодно, только не в Европу, и «Газпром» вам с этим поможет.

http://www.inosmi.ru/middle_asia/20101102/163996649.html