Общественно-политический журнал

 

 

Как долго россияне позволят Путину себя дурачить, в какие авантюры сумеет он втянуть под предлогом «защиты Родины»?

Привыкнуть можно ко всему. Мы привыкли к тому, что от России постоянно исходит угроза. Мы даже перестаем это замечать. Путин захватил Крым, продолжает поддерживать пророссийских сепаратистов, войну на Донбассе — это продолжается годы, и мы забылись. Минские договоренности нарушают с момента подписания. На Украине снова ведутся активные боевые действия. Растет напряженность.

Мы уже почти забыли, что Владимиру Путину совершенно необходим порт Мариуполь: ему надо украсть сухопутный пусть в оккупированный Крым. Он знает, что у Украины нет сил противостоять российской армии. Однако пока он не признал открыто, что эти 9 тысяч солдат помогают сепаратистам. Путин следует тактике «гибридной войны», иначе говоря, он по-прежнему не прервал связь с Западом полностью.

Владимир Путин дал интервью итальянской газете Corriere della Sera, где заявил: «Что касается опасений каких-то стран по поводу возможных агрессивных действий России — думаю, что только нездоровый человек, и то во сне, может себе представить, что Россия вдруг нападет на НАТО». Звучит неплохо — только Путину верить нельзя. Участие россиян в аннексии Крыма он тоже признал только постфактум. И он до сих пор отрицает, что Кремль отправил солдат на Донбасс.

Итальянцам он повторил свою любимую песню о том, что во всем виноваты США, которые умело выставляют Россию врагом. Якобы они делают это для того, чтобы стать самой сильной мировой державой. «Хочу вам сказать, нечего бояться Россию», — успокаивал Путин итальянцев. То же он адресует зарубежью, где полным ходом работает российская пропаганда. А для внутреннего потребления, в России, он велит государственному телеканалу показать документальный фильм об оккупации Чехословакии в 1968 году. Праздник вторжения. Как будто он готовит россиян к следующему. А они ему аплодируют, пока их дети тайно умирают на Украине.

Путин был исключен из G7 из-за агрессии на Украине. Барак Обама приехал на саммит просить страны ЕС не отменять санкции против Москвы. Их продление Евросоюз будет снова обсуждать в конце июня. Тот факт, что больше нет G8, что Путина не допускают туда, что осталась G7, типичен для последнего времени.

Россию, как говорят сторонники Кремля, выталкивают, чтобы укреплялись Соединенные Штаты. Якобы ту же цель преследуют санкции. Путинцы (Земан, Фицо, Орбан и др.) до посинения повторяют, что санкции не работают. Однако они не предлагают никакого другого решения. А российская пропаганда из-за санкций беснуется, что доказывает — Москве они сильно мешают. И санкции, и исключение из G8 отделяют Россию: Путин погружается во все большую изоляцию. Более того, по мнению экспертов, в его окружении промышленников сменили военные полоумные, которые хотят войны.

О том, что атмосфера накаляется, и о том, что Запад медленно, очень медленно, с опозданием начинает рассматривать возможность конфликта с Москвой, свидетельствуют и некоторые намерения американского правительства. Это реакция на то, что Россия, как считают в США, нарушает договор о разоружении, подписанный в конце холодной войны.

Какие шаги рассматриваются? Развертывание ракет США в Европе, которые могли бы обезвредить российское оружие. Если AP не ошибается, это означает полную смену американской политики в Европе в отношении России. Согласно одной версии, американская администрация планирует сделать американское ядерное оружие еще более эффективным в поражении целей на территории России.

Ситуация в какой-то мере еще хуже, чем во времена холодной войны перед распадом Советского Союза. Тогда Восток и Запад уже привыкли к прохладным отношениям. Теперь же все идет стремательно: за полтора года ситуация диаметрально изменилась. Кроме того, активизировалась российская пропаганда. Москву воспринимают как мегаугрозу.

Слова предостережения произнес папа Франциск в Сараево. «Многие сегодняшние конфликты в мире напоминают что-то вроде третьей мировой войны, которая разворачивается поэтапно, и в контексте глобальных коммуникаций мы ощущаем атмосферу войны», — сказал он. По его словам, эту атмосферу намеренно создают те, кто хочет столкновения между разными культурами и цивилизациями, а также те, кто зарабатывает на продаже оружия. Он явно говорил не только об Украине — он имел в виду и Исламское государство и другие конфликты.

Вопрос в том, как долго еще россияне позволят Путину себя дурачить. В какие еще конфликты этот автократ сумеет втянуть их под предлогом «защиты Родины»?

Вероятность случайного столкновения военных Запада и России увеличивается

Европейский парламент второй день подряд занимается российскими делами. Если накануне депутаты приняли базовую резолюцию «Об отношениях ЕС и России», то в четверг 11 июня тема дебатов была более узкой – «О военно-стратегической ситуации в бассейне Черного моря вследствие незаконной аннексии Крыма Россией».

Документ, который европарламентарии приняли по итогам обсуждения, был еще более обширен, чем принятая накануне резолюция об отношениях Европы и России; не в последнюю очередь – из-за того, что в тексте, посвященном происходящему в черноморском бассейне, присутствует много военно-технических деталей.

В частности, в тексте есть описание действий России, из-за которых Европарламент и начал обсуждение вопроса безопасности на Черном море: «Россия значительно усилила свою воздушную и морскую оборону в бассейне Черного моря, развернув новые противокорабельные ракеты с дальностью 600 км, способные достичь пролива Босфор и обеспечить российским истребителям возможность контролировать около трех четвертей воздушного пространства над Черным морем (практически утроив число аэропортов в Крыму)».

Далее в резолюции отмечается, что «Россия укрепила свои возможности в стратегическом и тактическом смыслах: стратегически – дальние бомбардировщики, способные нести крылатые ракеты, и разведывательная авиация действует близко к западным берегам Черного моря, с потенциальной возможностью проникать глубоко в Центральную Европу; тактически – две бригады морской пехоты – при потенциальной поддержке вертолетоносцев типа Мистраль – представляют собой значительную потенциальную угрозу высадки».

Европейцев – об этом прямо говорится в тексте резолюции – очень серьезно обеспокоило заявление Владимира Путина о том, что он был готов привести в боевое состояние ядерные силы, а также заявления высокопоставленных российских чиновников о праве России разместить в Крыму ядерное оружие. В резолюции эти возможные действия российских представителей характеризуются как «имеющие глобальные последствия».

Европарламент также «считает недавние близкие облеты российскими истребителями военных кораблей НАТО и разведочных платформ в Черном море четко указывающими на более агрессивную российскую позицию в бассейне Черного моря и предупреждает о повышенной опасности эскалации; призывает создать прямые линии связи между военными во избежание трагические недоразумений, которые могут иметь далеко идущие последствия в военной сфере и сфере безопасности».

В резолюции есть и более общие моменты: в частности, парламентарии Европы призвали государства-члены ЕС и далее твердо придерживаться единой позиции в вопросе о применении санкций против России, заморозив любое военное сотрудничество с Москвой и аннулировав существующие контракты.

В документе говорится и об обеспокоенности вероятностью наступления пророссийских сепаратистов через Мариуполь к Крыму, «что отрезало бы Украину от Черного моря полностью».

Вместе с этим Европарламент подчеркнул, что «отношения с Россией, которая является одной из главных действующих сил в системе международных отношений, должны, в общем, быть рассчитаны в долгосрочной перспективе на сотрудничество, а не на конфронтацию», однако «в краткосрочной и среднесрочной перспективе, в связи с отсутствием доверия из-за последних действий России, любое возобновление сотрудничества должно быть основано, во-первых, на сильных стратегических гарантиях, предлагаемых НАТО для своих восточных членов, и, во-вторых, на изменение российской политики по отношению к Украине, в частности, полном и безусловном выполнении Минских соглашений».

Павел Фельгенгауэр: российские ракеты действительно нацелены на Босфор

Независимый военный аналитик Павел Фельгенгауэр согласен с озабоченностью европейцев усилением российского военного присутствия на Черном море: «На Черном море российские силы нацелены на Босфор: цель, естественно, не высадка в Босфоре, а блокада Босфора в случае большого европейского конфликта, цель – не допустить проход в Черное море западных морских сил. Потому что превосходство на море, конечно, у Запада, и оно абсолютно подавляющее. Поэтому, например, подводные лодки туда теперь завозят, которых давно там не было: была одна, которая фактически не ходила, а там будет целых семь подводных лодок, модернизированных «Варшавянок». Основная цель – в случае конфликта минировать окрестности Босфора, и, если кто прорвется, то топить или торпедами, или крылатыми ракетами из Крыма».

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Павел Фельгенгауэр рассказал, что теперь российские военные, зачастую без оповещения стран-соседей по Черному морю, проводят военные учения в виде внезапных проверок боеготовности, имея при этом совершенно конкретные задачи: «Внезапная проверка проходила в марте. Отрабатывали сбитие американского стратегического беспилотника, который летает на очень большой высоте с мощным радаром, собирающим информацию он-лайн об обстановке на земле, на воде, и так далее».

Эксперт при этом констатирует, что в настоящий момент большой напряженности между Россией и странами Причерноморья, входящими в НАТО, нет: с Турцией налажен контакт, Болгария и Румыния не предъявляют Москве больших претензий по поводу активности российских военных. Однако повышение этой активности, по мнению военного аналитика, увеличивает вероятность конфликта в разы: «Возрастает вероятность столкновения, например, российского военного самолета с гражданским западным бортом, что может привести уже к прямой конфронтации – например, к введению Западом зоны запрета на полеты над европейскими морями, и уже к прямым, возможно, военным столкновениям на море и в воздухе между западными и российскими вооруженными силами с последующей возможной эскалацией вплоть до общеевропейской войны».

Павел Фельгенгауэр объясняет возможность такого драматического сценария тем, что за годы, прошедшие после окончания «холодной войны», активность гражданских авиаперелетов на многих трансъевропейских маршрутах возросла более чем в 10 раз при серьезном снижении активности военной авиации. При ее возвращения к уровню, характерному для времен противостояния Запада и СССР, риски таких столкновений будут гораздо более высокими.