Общественно-политический журнал

 

"Ленинская комната"

Ложь называется у нас «правдой», а правда – «ложью»

Со смертью Ленина родился ленинизм – всепобеждающее, вечно живое, революционное учение, а проще – по Достоевскому – бесовщина.

Ленинизм утверждал – мы строим новое общество, где свободное развитие каждого – условие свободного развития всех. Но через ленинско-сталинский ГУЛАГ прошли десятки миллионов, а чекисты, по-прежнему, гордо называют себя чекистами...

Ленинизм провозгласил право наций на самоопределение. Но 6 миллионов украинцев, литовцев, латышей, эстонцев, чеченцев, калмыков, греков, армян, крымских татар... (далее везде – не успели!) были депортированы в места непригодные для проживания... далее➤

Было ли советское воровство (импортозамещение) эффективным?

Депутаты российской Госдумы предлагают в ответ на новые санкции США отказаться от американских товаров и начать собственное производство их аналогов, игнорируя патентное право. В этой идее ничего нового для страны нет. Производство копий зарубежных товаров под собственными брендами практиковалось в СССР и достаточно широко.

Практически все модели автомобилей, выпускавшихся в СССР, были копиями. Первая советская машина, поступившая в свободную продажу, Москвич-400, была полностью идентична немецкой Opel Kadett K38. Более того, изготавливались эти "Москвичи" на трофейном оборудовании, вывезенном после войны с завода Opel в Рюссельхайме. Модель выпускалась с 1946-го по 1954 год. далее➤

«Ах, какое славное все же было времечко!»

Есть в Вильнюсе местечко, где можно без машины времени спускаться в развитой социализм. Это столовка в одном техникуме. В ней все, как в незабвенные юные годы. Серый полумрак в гармонии с цементным полом. Пластмассовые столики. Раздаточная из алюминиевых реечек с блюдами на металлических тарелках. На гарнир – картофельное пюре. Салатик – яйцо с майонезом и бантиком зелени. Ну, и главный антикварный атрибут – железный бачок с т.н. «кофе с молоком». Обидное несходство разве лишь в том, что бурда  все же на кофейной основе. Видно ячмень уже пропал безвозвратно.

И раздатчицы, словно из тех времен – важные, крупные, в серых фартуках. далее➤

Какую страну развалили...

Вот только не надо мне тут про утраченные из-за "пятой колонны" навыки производства и передовые советские технологии.

В 70-е годы прошлого века брат моего доброго друга - человек из тогдашней советско-партийной элиты - привез в Москву "ягуар". Машина была не новой, и в какой-то момент он понял, что надо менять цилиндры. Обратился к приятелю - чуть ли ни главному инженеру на АЗЛК. Тот пообещал отлить по блату новые цилиндры, но тянул и тянул с выполнением обещания.

Ягуарщик стал торопить приятеля, справедливо указывая на то, что для "москвичей"-то на заводе цилиндры лили, льют и наверняка будут и завтра отливать, но получил вполне вразумительный ответ: далее➤

«Где бы мы ни начинали воевать, везде наша война называется освободительной войной»

Сталин и все руководство СССР очень хотели знать, что говорят и делают граждане, когда думают, что начальство не видит их. Отчеты сотрудников НКВД и доносы показали, как советская пропаганда, столкнувшись с реальностью «Зимней войны» и естественными потребностями человека, потерпела сокрушительный провал. Что думали и делали в 1939-40 гг. и какие уроки не извлекло командование накануне Великой Отечественной войны?

30 ноября 1939 г. СССР начал войну против Финляндии, объявив ее обороной с целью защиты Ленинграда и освобождения финнов от эксплуататоров. Сталин рассчитывал на успех пропаганды, молниеносную победу и прогулку, как в Польше и Прибалтике. В отчетах НКВД (опубликованы ЦА ФСБ и РАН) отразились высказывания и поступки многих рядовых граждан в армии и в тылу, свидетельствовавшие о такой «горячей поддержке» и таком бардаке в РККА, что с первых дней было понятно — победить маленькую финскую армию будет непросто. далее➤

Из лагеря смертников – с любовью

Сколько лет протекло, а все не идет из головы эта причудливая сцена. Произошла она в фойе Кремлевского дворца съездов на правительственном банкете по случаю очередного съезда Союза композиторов – то ли СССР, то ли РСФСР. Моим соседом оказался московский музыковед-теоретик Павел Вейс, о котором я слышал, что он – бывший венгерский коммунист-энтузиаст, приехавший в сталинскую Россию строить социализм и – во второй половине тридцатых – загремевший в лагерь. После смерти Сталина был реабилитирован, восстановлен в Союзе композиторов, защитил кандидатскую о "релятивной сольмизации" – методе массового музыкального воспитания детей.

Заговорил я с Павлом Филипповичем, преодолевая смущение и робость: уж очень он был искалечен. Похоже было, что у него перебиты чуть ли не все суставы рук и ног. Стоял он с трудом, тяжело опираясь на палку. далее➤

В России не стареют только грабли

Это фрагменты дневника Анатолия Черняева, заместителя заведующего отделом Международного отдела ЦК КПСС (зима 1980 г.):

«Вернемся к Афганистану. Вся наша (отдельская) работа проходит «под знаком» этого события. Изводимся, выламываем мозги, хотя ясно, что поправить уже ничего нельзя. В историю социализма вписана еще одна точка отсчета. далее➤

Леонид Броневой: «не смейте тосковать по аду»

Все, что в Советском Союзе происходило, даже в самых страшных не описано сказках — это жуткий, абсурдный, затянувшийся на 70 лет фильм ужасов: настолько тяжелый, что мы до сих пор от просмотра его не отошли и ни к какой другой картинке привыкнуть не можем. Вы только внимание обратите: сколько о зверствах в сталинских лагерях известно, о баржах, которые вместе с инакомыслящими затапливали, о расстрелах прямо на рабочих местах, о миллионах сирот — детей врагов народа, а поди ж ты, находятся те, кто Волгоград вновь хотят Сталинградом назвать или на митинги компартии выходят, которую Ельцин лишь потому, что водка помешала, не запретил, и кричат: «Ста-лин! Ста-лин!». Дураки, вы хоть знаете, что кричите? далее➤

Кремлевские сосиски, или исчезнувшая речь Хрущева

Странная судьба постигла эту речь. Несправедливая судьба.

Куда как больше повезло тем  речам и репликам вождя, которые были обращены к художникам и скульпторам, писателям и поэтам. Они – тем или иным способом – становились достоянием гласности и предметом осмысления историками культуры, несмотря на вкрапленные в них подчас крепкие выражения и неожиданные, прямо-таки шокирующие оценки.  "За что этому художнику платят 50 рублей?  За эту мазню?  Денег ему дать до заграницы!"  Эта тирада, как кое-кто еще наверняка помнит, была вызвана  "Обнаженной" Фалька, которую Никита Сергеевич увидел на выставке в Манеже в роковой для советской культуры день, 1 декабря 1962 года. далее➤

Такую страну, как говорится, про***ли

Ну и опять тут спор про СССР. Пора и мне очередную любимую историю поведать тут. на сей раз про овощебазы.

Что такое овощебаза - я впервые узнала еще на абитуре, когда обдумывала вопрос, что делать, если не пройду конкурс в универ и попробую учиться на вечернем. На работу в Питере я могла устроиться только по "лимиту" - иначе у меня бы не было прописки. На овощебазе лимит был. Там давали общагу. Зарплаты были крошечными, работу обещали тяжелую, но все бы ничего, но туда было нужно проходить медкомиссию, и почему-то нельзя было с близорукостью и очками (а у меня минус 9). Но, к счастью, я поступила, и вопрос отпал. далее➤

Легкая кавалерия большевизма

Люди часто говорят: революция прекрасна, зло – это лишь порождаемый ею террор.
Но это не так. Зло изначально заключено в прекрасном, ад присутствует в мечте о рае,
и если мы хотим понять сущность этого ада, нам нужно вникнуть в сущность рая,
из которого он происходит. Осуждать гулаги невероятно легко. Но отвергнуть
тоталитарную романтику, которая, обещая рай, ведет к гулагу, сегодня так же трудно,
как это было всегда.
(Милан Кундера. «Невыносимая легкость бытия»)

Запаляет песня сердца, ярее всяких уговоров.
(А. Солженицын. «Октябрь 16-го»)

«Красные армии разбили белых… отчасти потому, что ораторская подготовка заменяла в Красной армии артиллерийскую подготовку, – заметил как-то философ Григорий Померанц. – Мне рассказывал товарищ по нарам, солдат 1920 года, какое потрясающее впечатление производил приезд оратора № 1 или № 2 (Троцкий и Ленин – В.Ф.) Речь равна была по силе пятистам орудийным стволам, сосредоточенным на километре прорыва… Короче: красные победили белых потому, что овладели искусством красноречия». далее➤

«Самая безжалостная эксплуатация человека человеком, не снившаяся самому Карлу Марксу»

Французский коммунист Гиенэф приехал в СССР в 1923 году, где стал видным авиационным деятелем (некоторое время он даже жил в доме ГПУ на Лубянке). В 1933 году он покидает СССР. Во Франции Гиенэф написал книгу о сталинском режиме, который он характеризует как «самую безжалостную машину эксплуатации человека человеком, не снившуюся самому Карлу Марксу». Советский режим он характеризует как фашистско-технократический.

Робер Гиенэф (1899-1986), рабочий-самоучка, вышедший из низов и оставшийся в раннем возрасте сиротой, примкнул в юности к движению анархистов и вступил в коммунистическую партию Франции, как только она образовалась. По заданию партии он объездил всю центральную Европу и в 1923 году отправился в СССР, чтобы увидеть революцию своими глазами. Гиенэф хотел сам удостовериться, что в советской России отступает экономическая несправедливость, что достоинство человека, в особенности бедняка, возрастает, и что эксплуатация и классы исчезают. далее➤

Элита? Нет, это продолжительная селекция худшего

Как только я появилась на московском небосклоне — молоденькая певица, — меня подхватили чиновники из Министерства культуры и стали возить по правительственным приемам и банкетам. Происходили они обычно в посольствах, в ресторане «Метрополь», а самые важные — в Кремле, в Георгиевском зале. Считается это великой честью и почетом для артистов. Привозили нас в Кремль и проводили под охраной в комнату около Георгиевского зала, где шел банкет. Иногда приходилось по нескольку часов ждать своего выхода. Нервы на пределе — боишься, что от долгого ожидания голос сядет… А тут и Козловский, и Рейзен, Михайлов, Плисецкая, Гилельс, Ойстрах…

Противнее всего было петь в конце приема. Огромный зал, сотни людей, перед эстрадой — длинный стол, где сидят члены правительства, уже как следует «поддавшие», у всех распаренные лица; один кричит что-то на ухо соседу, другой смотрит на тебя осоловелыми глазами… Стоишь, бывало, на сцене, и хочется сквозь землю провалиться от стыда и обиды. А кругом пьют, жуют, повернувшись к тебе спиной, гремят вилками и ножами, чокаются бокалами, курят. И в этом огромном кабаке ты пой и ублажай их, как крепостная девка. Бывало, дождешься и такой чести, что за стол позовут — сиди с ними, глуши коньяк стаканами. далее➤

Скотская лестница "прекрасного далеко"

Это было в далеком брежневском 80-м году. Тогда я, солдат-полугодок, впервые увидел, что такое советские выборы в советской армии. И меня после этого уже не надо было обрабатывать "Голосами Америки" и слепой машинописью самиздата. Я увидел совок во всей его скотской сути.

Дело было так. Обычного армейского подъема в то утро не объявляли – как нам пояснил наш ротный замполит, по случаю "дня демократии". Но разве позволят поспать, когда надо давать "процент явки"! И вот в рассветном полумраке спящей казармы громко зазвучал баян – по-моему что-то из тогдашнего репертуара Аллы Пугачевой, вроде "Миллиона алых роз". далее➤

Поле чудес в стране дураков

Бывший министр финансов России Алексей Кудрин посоветовал населению покупать ОФЗ (гособлигации), так как считает их надежным инструментом.

Начавшаяся еще в конце 1920-х годов выплата негласного, но высокого и обязательного налога — подписка на очередные выпуски облигаций государственных займов — в послевоенное время стала обычной частью бытия советских людей. Каждого гражданина страны, как правило, обязывали приобретать облигации в размере, равном одному месячному окладу в год.

Население не поверило в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки-облигации разрешили играть детям. далее➤

Страницы