Общественно-политический журнал

 

Культура

Царь с отрицательной совестью на радость народу в привычно оболваненной стране

В новом профессиональном зигзаге Владимир Путин умело спрятался за ширму благородных слов о государственных благах и чаяниях глубинного народа. Проект закона о поправках к Конституции и скорость их внедрения в жизнь вполне соответствуют правилам блефа при игре в политический покер с плохими картами на руках: опытный игрок обманывает и пугает соперников так, чтобы они сочли его "тройки" и "семёрки" выигрышными.

Процесс политической эвтаназии режима запущен. Внезапная трансформация властной вертикали создаётся в привычном советском режиме "успеть к дате". Содержание грядущих перемен специально запутано, однако теоретическая формулировка, по моему мнению, давным-давно предложена Платоном: "Философы – самые лучшие правители". Его ученик и оппонент Аристотель считал, что "философия начинается с удивления", и поэтому "философски мыслящий индивид во всем сомневается, живет в состоянии удивления". далее➤

«Дайте мне десять минут на первом канале и я изменю народ»

Десять минут могут отключить те три часа воскресного вечера с Соловьевым и кривляние, очень больного психически человека, Кисилева, которых народ принимает как здоровых. Потому что когда начинаются искажения в собственном мозге, ты больного человека начинаешь воспринимать как здорового, а здорового как больного.

То есть, если "Машина времени", кумир многих поколений Макаревич вдруг стал фашистом и гадом, в Кисилев нормальный человек, то это значит что в датском королевстве дела совсем никуда не годны. Это значит что потерялось ощущение добра и зла, распалась связь времен. Потому что нормальному человеку видно по нескольким словам Макаревича или Шевчука или немногих актеров, скажем как Ахеджакова, что они умные, что они замечательные, что они говорят правильное и так далее и так далее. Но миллионы людей этого не видят, у них все в искаженном зеркале, они видят их агентами Госдепа, хотя никакого отношения ни к каким депам они не имеют. далее➤

Почему создатель фильма, получившего признание Каннского фестиваля, в „списке позора“ российского Минкульта

Осенью 2019 года Минкульт обнародовал данные о господдержке кинематографа в России, включая информацию о должниках, которые не вернули государству деньги, выделенные на съемки фильмов. В списке оказалась и компания, снимавшая фильм «Айка» — социальную драму из жизни мигрантов из Средней Азии. Фильм получил много фестивальных наград, в том числе приз за лучшую женскую роль на Каннском фестивале. Картина попала и в шорт-лист премии «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Тем не менее за нарушение сроков производства режиссер, продюсер и автор сценария картины Сергей Дворцевой (летом он вошел в состав Американской киноакадемии) теперь должен выплатить Минкульту больше семи миллионов рублей штрафов — при общем бюджете картины примерно в 100 миллионов (из них господдержка составила 28 миллионов рублей).

В интервью «Медузе» режиссер Дворцевой рассказал, почему не смог уложиться в сроки, что означает для него такой долг перед государством и почему он считает, что поддержка кинематографа в России устроена неправильно. далее➤

Всеобщее преклонение перед торжествующим невежеством

Одно издание за другим объявляют человеком года 16-летнюю шведку Грету Тунберг. Прежде самой известной девочкой из этих краев была Герда из «Снежной королевы», которая понимала язык животных и растений. Река, солнечный свет, ласточки, олени, ворон — спутники Герды Андерсена, которая уже по этой причине была носителем истинного экологического мышления. Грета Тунберг, так я думаю, оказалась бы на стороне Снежной королевы, символа безжалостной стихии, которая разрушает жизнь и холодно насаждает законы, ломающие природу человека.

Грета Тунберг и Герда Андерсена — антиподы по всем признакам. Грета — миллионерша, для нее реальные люди — мелкие букашки. Герда живет на чердаке и ради человека отправляется в рискованный поход, как Фритьоф Нансен. Грета Тунберг тоже путешествует, но в неге и комфорте, который обеспечивают ей богатые покровители. Но самое главное отличие Греты и Герды состоит в том, что у одной невежество возведено в добродетель, а другая обладает бесценной способностью познавать мир и жадно учиться на каждом жизненном шагу. далее➤

В России не эволюция, а направленная демографическая селекция

Людмила Улицкая, "Казус Кукоцкого"

"Из России в восемнадцатом году ушла белая армия, около трехсот тысяч молодых здоровых мужчин репродуктивного возраста. Дворянская, отборная часть общества: наиболее образованные, наиболее честные, не желающие идти на компромисс с большевистской властью…

Двадцать второй год – высылка профессуры. Не так много, человек шестьсот кажется. Но опять - отборные! Лучшие из лучших! И с семьями! Интеллектуальный потенциал. Дальше: раскулачивание уносит миллионы крестьян – тоже лучших, самых работящих. И их детей. И их неродившихся детей тоже. Люди уходят и уносят с собой гены. Изымают из генофонда. далее➤

Вопреки пропаганде, отмечен заметный рост симпатий россиян к Западу

Аналитический центр Юрия Левады зафиксировал положительную тенденцию в отношении россиян к западным странам. В ходе проведенного в ноябре опроса 47 процентов респондентов заявили, что "очень хорошо" либо "в основном хорошо" относятся к США. В августе этот показатель составлял 42 процента, в мае - 31 процент, сообщил во вторник, 17 декабря, "Левада-центр".

О "резко отрицательном" или "в основном отрицательном" отношении к Соединенным Штатам заявил 41 процент участников последнего опроса. При этом еще в августе таких людей было 44 процента, а в мае - 52 процента. далее➤

«Квасной патриотизм»

Уходящий год отмечен «борьбой за русский язык». Она идет постоянно, но в 2019-м – особенно рьяно, на высших уровнях.

Идет она от Мосгордумы до Госдумы и самого президента, который призвал подготовить единый корпус словарей, справочников, грамматик, обязательных «для использования всеми государственными структурами, будь то органы власти, и исполнительные, и судебные, и законодательные, школы и средства массовой информации». Хорошо, конечно, если учесть, что в академическом смысле вышеперечисленные общественные институты говорят на разных языках, у каждого – свой.

Главное слово в «заботах» о русском языке – «запретить». далее➤

Молодежь постепенно вырывается из-под власти политического режима, с которым у нее совершенно разные ценности

В своем последнем слове на суде московский студент Егор Жуков стал вчера вдруг говорить о ценностях. Не о коррумпированности власти. Не о формах борьбы с режимом. Не о собственной печальной судьбе. А о высших ценностях. О предназначении человека, любви, ответственности и доверии.

Это было довольно необычно. Но, когда я читал текст последнего слова Жукова, сразу вспомнил знаменитое выступление молодого либертарианца Михаила Светова на одном из московских митингов весной этого года. Видеозапись этого выступления получила название «Новая искренность». Суть его сводилась к тому, что мы устали от лжи, цинизма, иронии и всяких ужасов, о которых вещает телевизор. Мы устали от того, что люди не верят ни во что.

И 34-летний Светов, и 21-летний Жуков занимаются политикой, но говорят о таких вещах, которые многим российским гражданам кажутся с политикой совершенно не связанными. далее➤

Михаил Веллер и его роль в русской культурной революции

Я ждала, я верила
в веер мысли Веллера.
Так прониклась глубоко,
что сбежало молоко.
(Частушка)

А теперь серьезно.
Когда Михаил Иосифович говорит о Человеке, России, Мире, Истории, Вселенной, о Русских и Евреях, обо Всем и Общем, он заразительно убедителен, феноменально эрудирован и фантастически красноречив. Читаешь или слушаешь – и изумляешься этой мощи. далее➤

Иосиф Бродский: «Жить было возможно, но жить стало бессмысленно»

Полагаю, что в мировой истории не было убийцы, смерть которого оплакивали бы столь многие и столь искренне. Если количество плакавших еще легко объяснить величиной популяции и средствами информации (и тогда Мао, если он, конечно, умрет, займет первое место), то качество этих слез объяснить гораздо труднее. 20 лет назад мне было 13, я учился в школе, и нас всех согнали в актовый зал, велели стать на колени, и секретарь парторганизации — мужеподобная тетка с колодкой орденов на груди — заломив руки, крикнула нам со сцены: «Плачьте, дети, плачьте! Сталин умер!» — и сама первая запричитала в голос. Мы, делать нечего, зашмыгали носами, а потом мало-помалу и по-настоящему заревели. Зал плакал, президиум плакал, родители плакали, соседи плакали, из радио неслись «Marche funebre» Шопена и что-то из Бетховена. Вообще, кажется, в течение пяти дней по радио ничего, кроме траурной музыки, не передавали. Что до меня, то (тогда — к стыду, сейчас — к гордости) я не плакал, хотя стоял на коленях и шмыгал носом, как все. Скорее всего потому, что незадолго до этого я обнаружил в учебнике немецкого языка, взятом у приятеля, что «вождь» по-немецки — фюрер. Текст так и назывался: «Unser Fuhrer Stalin». Фюрера я оплакивать не мог. далее➤

Страницы