Общественно-политический журнал

 

Блог Владимир Скрипов

Суворовский «Ледокол» на буксире у Марка Солонина

В потоке дежурных реакций, в связи с  22 июня, с некоторых пор редко так или иначе не всплывает тема суворовского «Ледокола». Не обошлось и на этот раз. Причем, натолкнулся на интерпретацию ее украинскими толкователями – политолога Дмитрия Джангирова с историком Виктором Савиновым.

Впрочем, «интепретация» - в данном случае это мягко сказано. По жанру тут было зубоскальство. Причем в традиции явно не украинской, а ортодоксально российской. Это такой комментарий, когда превалирует не фактура, а заданный тон. Этакой вальяжно- многозначительно-улыбчивый, в котором говорят о якобы очевидном, давно доказанном и всем понятном. А в качестве иллюстраций для подтверждения сомнительной репутации автора под смешки вдергиваются отдельные фактические огрехи. Например, утверждение Суворова, что для нападения была разработана модель танка, меняющего гусеницы на колеса для проезда по асфальту. А сотни других аргументов – колких, сущностных – как бы перечеркиваются одной чертой на основании  двух-трех «разоблачений». далее➤

Замкнутая петля России

Очень точно заметил Борис Акунин в интервью А. Пивоварову - ключ к решению судьбы России не в смене лидера, а системы. А именно: переходе от конструкции, основанной на вертикали, к горизонтальным связям. Или – от президентской модели к парламентской. Или – от смены лидера к федеративному устройству. На этом фоне фигура Навального, да и любого «демократа-оппозиционера» из каспаровскеого форума – это потенциальные путины, как минимум. Потому что они – независимо от чаяний, просто под далением электората, с разной скоростью превратятся в царей-батюшков. Да еще таких, по сравнению с которыми Путин покажется божьей коровкой. далее➤

За что боролись?

В России отношение к Литве за последние три десятилетия изменилось зигзагообразно: от завистливо-участливого почтения при советах, солидарности и сочувствия при Ельцине до холодка и мстительной усмешки в эру «вставания с колен». Как журналист, много писавший в качестве собкора, эту динамику хорошо представляю на собственном опыте. Если в 90-е годы спрос на новости и аналитику из Литвы был огромен, от предложений приходилось отбиваться, то к концу ельцинского периода ситуация стала быстро меняться. Найти новую работу стало все сложнее, объем публикаций стал сокращаться, плата – падать. А в ответ на удивление по этому поводу один из редакторов популярно разъяснил:

- Проблема не в качестве пера. А в том, что Балтия стала для нас просто заграницей. Если прежде она по привычке воспринималась хоть и отрезанной, но «своей», то теперь уподобилась какой-нибудь Дании. А у меня одна международная полоса. И часто пишем мы на ней о Дании? Один-два раза в квартал. Так почему Литве или Латвии должны отводить больше места? Вы для нас стали чужими, совершенно «заграничными» - вот и весь ответ. Сами же к этому стремились. Добились! далее➤

Михо вернулся. Скептики чешут затылки

Триумфальный вьезд Михаила Саакашвили в Украину превратил его неисчерпаемый фонтан оптимизма в фантом Успеха. Говорил «вернусь» - и вернулся. Да еще под такие фанфары, что едва не раздавили от радости. А вместе с любвиобилием встречи вернулся и вопрос: а какая роль уготовлена Михо в Киеве? И уготовлена ли вообще? Чем конкретно займется? В каком мундире?

Примечательно, что задавая этот частокол вопросов, местные политологи на редкость схожи в своем скепсисе. Если собрать их суждения воедино, то получается, что в роли советчика, тем более – управленца, он вроде как и лишний. Логика этих выводов примерно такова - в плане «новых идей» и ломки традиционой системы хватает Зеленскому и своих ребят. Здесь такой случай, когда создается впечатление, что все что говорит Саакашвили –  о сломе олигархов, о новых людях, об окне возможностей и необходимости высоких скоростей - это повтор сказанного уже Зеленским. Причем не только по содержанию, но и по яркости и темпераменту выражений. Отсюда ощущения, что населению не понравится, если на ответственные посты поставят неукраинцев. далее➤

Литва закончила с матриархатом

В минувшее воскресенье Литва сменила президента. После двух сроков матриархата в лице Дали Грибаускайте пост главы государства занял 55-летний Гитанас Науседа, который с разгромным преимуществом (65,8/32,8) одолел победительницу первого тура 44-летнюю Ингриду Шимоните.

Финальные конкуренты во многом похожи друг на друга: оба экономисты, специалисты по банкам и финансам. Они даже в одних и тех же водах плавали: оба выпускники Вильнюсского университета, при ученых степенях,  много стажировались на Западе, в разное время работали на высоких должностях в Банка Литвы. При этом и тот, и другой имеют более-менее сравнимый опыт работы в политике: Шимоните в 1997 работала в министерстве финансов, которое воглавила в 2009-2012 в кабинете Андрюса Кубилюса, была членом парламента. А Науседа пять лет (2004-2009) был советников президента Валдаса Адамкуса. Правда, при этом есть одно важное отличие: он всегда был беспартийным, в то время как Шимоните преданно служила партии консерваторов Тевинес Саюнга (Союз Отечества). далее➤

Все по классике

Пожалуй мало найдется в политическом лексиконе столь расплывчатых и многозначных в толковании понятий, как Демократия. Это древнее, в античности рожденное словечко за более, чем два тысячелетия истории так поистрепалось, такому подверглось насилию, что вызывает лишь усмешки. Мол, если не о чем потрепаться, поговорим о «власти народа»

Именно так дословно оно переводится с древнегреческого. И это, пожалуй, единственная ипостась, которая более-менее неоспорима. Но сказать только это  –  практически не сказать ничего. Потому что, как только ты начинаешь наполнять термин содержанием, возникают головоломки. Из них на поверхности три самых общих. Первая – власть народа это как: власть большинства? А как быть с меньшинством? Если воля большинства - закон, то каким должен быть механизм ее измерения и представительство во власти? И, наконец, власть большинства – это хорошо или плохо (умно ли, эффективно, справедливо и т.д. ). далее➤

Черная правда Чернобыля

Чернобыль стал одной из примет агонии Совка, названной «перестройкой». Приметой черной, жуткой, страшной и контрастной тому веселому возбуждению, которое царило в обществе в связи с потоком обрушившихся на него приятных непоняток. Помню, был на попойке по поводу Первомая в какой-то общаге. И новый человек, пришедший, чтоб в нее влиться, сообщил: А вы слыхали? ...

И то, что он рассказал на основании теленовости, звучало столь неясно, запутанно и одновременно интригующе, что вызвало любые другие эмоции, но только не страх. Уже потом, спустя недели, месяцы и годы начал раскрываться истинный масштаб катастрофы, случившейся 26 апреля 1986-го. И только тогда мы узнали омерзительности подробности о гнусной реакции коммунистической власти, из-за трусливой нерасторопности и безответственности которой было столько неоправданных человеческих жертв. Это был прощальный звонок коммунистов, продемонстрировавший цену человеческой жизни, основанной на растворении ее в «коллективных» и государственных интересах.

Ну, а напомнил об этом человечеству американо-британский сериал «Чернобыль», только что появившийся в интернете. Сделанный шведом Йоханом Ренком, которого можно представить как соавтора «Викингов» и «Во все тяжкие», он вполне бы мог пройтись по строке «фильмы катастроф», если бы не высочайший уровень эмоций и актерского искусства, которые превратили его в драму. И на фоне доброго десятка картин на эту тему в России и в мире в том, что это лучшая работа, почти не сомневаюсь. Об этом вполне уже сложилось впечатление, хотя пока вышло только три серии из пяти. далее➤

Мало что может сравниться по своему значению для цивилизации с Интернетом

Среди изобретений Человека мало что может сравниться по своему значению для цивилизации с Интернетом. Причем, оценивая его глобально-татаническую роль, трудно взвесить, в каком аспекте она больше – в технологическом? Или социальном?

Да и вообще Интернет стер саму грань между технологией и социльными резонансами. Просто потому, что это – техника для общения. И уже сам факт ее применения является одновременно социальным движением - букетом межчеловеческих связей и действий. В том числе - и весьма сомнительного качества. Начиная с изменения поведения людей, когда живое общение все больше заменяет контакт с компом или телефоном. А привычной картинкой становится очередь или салон автобуса, где половина людей, а то и больше  уткнулись в мини-экраны. И заканчивая возможностью любому стать «чукчей», который не только (или не столько) читатель, сколько – «писатель». далее➤

Рада совсем не «радует»

Волокита и саботах, лицемерие и  демагогия, изощренная, многоходовая подлянка –  со всем этим ассортиментом «грязных игр» Владимир Зеленский знакомится в нарастающих объемах и темпах, еще не вступив во властные права. Причем его противник умудряется демонстрировать версию, будто он тут не при чем.

Ну а подножки и петли начались с первых же дней после триумфа на выборах по мере решения двух практических вопросов – даты инауагурации и роспуска парламента. Зеленский заинтересован решить оба вопроса не отодвигая. И сразу же назвал и обосновал оптимальную для него дату - 19 мая. Противники старательно замыливали вопрос. далее➤

Роландас Паксас в Минске: белорусский вояж дипломата-добровольца

Неожиданный вояж Роландаса Паскаса в Минск, где он был принят Александром Лукашенко - самая горячая тема сегодняшних литовских СМИ. Тем, кто хоть слегка интересуется Литвой, имя этого литовского персонажа, должно быть знакомо. Другим напомню: летчик-спортсмен по специальности, он дважды коротко (6 и 8 месяцев) занимал пост премьера, а затем (2003-2004) 13 месяцев – главы государства. «Нехорошая» цифра президентского срока завершилась драматическим событием: впервые в истории Европы он был отправлен в отставку по импичменту. И хотя удар политических соперников был в высшей степени коварным и болезненным, спортивная закалка позволила ему выстоять и остаться в политике. Будучи «уволенным» из нее по приговору Конституционного суда без права вернуться на высшие государственные посты и в парламент до конца дней своих, он сумел сохранить и свое имя, и активность в качестве лидера партии и европарламентария, коим числится с 2009 года. далее➤

«Шанс к ним достучаться»

Перебрав обойму самых популярных лиц и, видимо, ощутив, что в жанре интервью начинает замыливаться, Юрий Дудь скорректировал профиль. И занялся кино. Пока – документальной публицистикой. И в этом амплуа сразу же раскатился с заявкой на тему, ставшую для россиян едва ли не самой насущной, «вечной» и тупиковой – на любви к тиранам. На Сталина.

Ну, а поскольку эта поляна и вовсе затоптана до лысого состояния, здесь базовое значение обретает мотив. Информационный повод. И он его нашел, уложив в два тезиса. Первый, особой свежестью не благоухающий – о том, что по свидетельсту социологии почти половина молодежи (до 24 лет включительно) никакого понятия не имеет о сталинских репрессиях. И второй, из категории пафосных и куда менее затасканный  - в виде открытого призыва к гражданам избавиться от генного страха, перестать трястись по поводу и без повода. Этот посыл и запечатлен в названии ленты - «Колыма - родина нашего страха». далее➤

Послевкусие после мордобоя

Мордобой, о необходимости которого так много говорили «прохоботы», состоялся!

В предвоскресный вечер миллионы обывателей получили под пивко или законную рюмочку редкое по форме и азартности зрелище – ринг, на котором сражались борцы разных весовых категорий и в прямом, и в переносном смысле. Причем боролись в совершенно разных манерах и разнородным оружием.

Зеленский – на фоне соперника миниатюрный, щупленький, остроглазый, подвижный, в общих чертах придерживался стилистики учителя Голобородько. Петр Алексеевич изображал большого, благодушного медведя, который молниеносно переходил на рык, как только предоставлялось слово для обращения к трибунам. А на них «болели» свыше 60 тыс. зрителей, причем на арене – главном для телекамер плане, солидарно бесновались преимущественно его сторонники. далее➤

Что происходит в Судане

11 апреля в Судане случился переворот. Кстати, вполне типичный для Африки – военный. Если чем-то и нетипичный, то лишь тем, что почти бескровный. Просто – пример для подражания, когда один генерал (Авад бен-Ауф) скромно уступил свой пост министра обороны другому. А другой (Абдель Фаттах аль-Бурхан ) объявил, что на ближайшие три месяца вводится режим ЧП, а в течение двух лет страной будет править Переходный военный совет. Для ее же блага, чтобы выполнить капризы улицы, что-то шумящей про демократию и расправу над злодеем-президентом Омаром аль-Баширом, 30 лет безраздельно правящим страной, а в последние восемь лет – лишь ее половинкой. Так как, в результате этого правления в 2011 Южный Судан откололся в самостоятельное государство.

Переворот вызвал смущение в Кремле. Смысл первой реакции, озвученный Песковым, был попыткой уйти в нейтрал. Мол, пока неясно, что там происходит. На всякий случай – для страховки – прозвучала бесхребетная фраза о том, что де суданская смута «должна оставаться внутренним делом этой страны». далее➤

Любовь поневоле

О венесуэльском чуде-юде пробы Николаса Мадуро сказано и написано более, чем достаточно. В том числе на «Эхо России». Поэтому не стану повторяться со  статистикой беспрецедентного экономического краха богатейшей от Бога страны, с рассказом о ведущую роль ее правителей в наркотрафике, исчерпывающе изложенном с анализом расстановки противоборствующих внутренних сил.

Подчеркну лишь, что помимо мотивов содержательного порядка для  размежевания на сторонников Мадуро и его соперника Хуана Гуайдо, есть аргумент и юридический – тот самый, за который любит цепляться Владимир Путин. А он отнюдь не блещет чистотой. Напомню, что на декабрьских парламентских выборах 2015 в Национальной ассамблее (НА) в большинстве оказалась оппозиция, которая инициировала импичмент президенту. Но Мадура мобилизовал Верховный суд, который лишил мандатов трех депутатов, разрушив квалифицированнное большинство. В июне 2017 в пику НА Мадура из своих сторонников сформировал учредительное собрание – Национальную Конституционную ассамблею (НКС) – якобы в для принятия новой Конституции. Ее она до сих пор не приняла, зато уже в августе того же года присвоила себе полномочия  парламента. И от своего имени даже лишила поста спикера НА Гуайдо. И это притом, что по официальным данным в выборах НКС приняло участие рекордно малый процент избирателей (41%), а по оценкам экспертов –  и того намного  меньше. далее➤

Восток – дело тонкое

Боевые сводки из Ливии и дипломатическая возня вокруг нее вышли на первые страницы многих мировых изданий. Поскольку бои идут уже в пригороде Триполи, страна оказалась на грани выхода из затянувшейся неопределенности и хаоса, растянувшихся уже на восемь лет. И это достаточно веский инфоповод, чтобы напомнить и присмотреться, что же там происходит.

Оранжевое послевкусие

Как это бывает почти всегда после свержения тоталитарного режима, низвергатели из союзников превращаются во врагов, еще не успев даже объявить о смене власти. Ливия, в 2011 освободишаяся от Муаммара Каддафи, тому классический пример. Светские и либеральные силы, сформировавшие первый парламент – Всеобщий национальный конгресс(ВНГ) встретили яростное сопротивление исламистов, попытавшихся взять реванш в 2014 в лице Нового ВНГ и Правительство национального спасения во главе с Халифом аль-Гави. В стране образовалось двоевластие, поскольку в том же году вместо прежнего ВНГ был избран новый меджлис – Палата представителей. далее➤

Страницы