Общественно-политический журнал

 

Жена и муза Пушкина Наталья Гончарова

Однажды давний поклонник, барон Дантес бросился к ногам Натальи Пушкиной и умолял ее уехать с ним, угрожая в случае отказа покончить с собой, повествует корреспондент Newsweek Анна Немцова. "В тот самый момент в комнату вбежала маленькая девочка, дочь родственницы, и Наталья, воспользовавшись этим, сбежала", - говорится в статье. При дворе Наталья Гончарова-Пушкина считалась первой красавицей России.

История с Дантесом имела трагические последствия: на дуэли с ним муж Натальи, великий русский поэт, был смертельно ранен.

"Наталья была не только женой Пушкина и матерью его четверых детей, но и живой музой", - пишет журналистка. Умирая, поэт просил друзей защитить Наталью от злых сплетен.

"Его страхи были не напрасны. Друзьям удалось спасти Наталью от безумия и горя, но ее характер сурово критиковали. Десятки лет критики утверждали, что своей кокетливостью и поверхностностью она возбуждала в Пушкине ревность, некоторые даже уверяли, будто она никогда его не любила", - говорится в статье. Ахматова и Цветаева, горячие поклонницы таланта Пушкина, называли ее "пустым местом" и "куклой" (и даже "соучастницей" врагов Пушкина).

Прошло два века, прежде чем ученые попытались очистить репутацию Натальи. "К 200-летию с ее рождения пушкиновед Лариса Черкашина опубликовала ее новую биографию "Наталья Гончарова", - сообщает издание. Преклоняться перед Пушкиным и очернять его Мадонну - две мысли несовместные, уверяет Черкашина. Основываясь на письмах Натальи Гончаровой и документах, в том числе малоизвестных, биограф утверждает: она отличалась острым умом и вовсе не была банальной женщиной-вамп.

Цитата:

Щёголев в своей монографии «Дуэль и смерть Пушкина», отмечая, что гибель поэта стала следствием сочетания многих причин, тем не менее, свёл всё к семейному конфликту. Книга Щёголева, написанная живо и увлекательно, ценная до настоящего времени в своей документальной части, представляет односторонний образ Натальи Николаевны как натуры ограниченной, женщины, занятой исключительно светской жизнью. Этот портрет Пушкиной вошёл и в работы других авторов, в том числе В. Вересаева.

Именно такое представление о жене поэта окончательно заштамповавшееся и опошлившееся в некоторых из многочисленных беллетристических произведений (пьесах, романах), вошло в сознание многих читателей и почитателей поэта

Черкашина сделала открытие: отыскала заметки и стихи, написанные самой Натальей и даже ученические тетради, где она писала по-французски об истории и теории русской поэзии. Отыскалось также короткое стихотворение, которое Наталья посвятила мужу. "Наивный, нежный стишок, она могла бы написать больше, но Пушкин в ответном письме попросил ее больше не присылать стихов: "Я устал от своих", - отмечает автор.

Имидж Натальи Гончаровой действительно начинает меняться, пишет Немцова. Поклонники Пушкина отмечают "День Натальи" в ее день рождения, а по случаю 200-летия в усадьбе Лопасня-Зачатьевское состоялся пышный костюмированный бал.

"Новая российская элита начинает возвращаться к истории своей страны: в последние годы популярность книг по российской истории выросла почти вдвое", - пишет автор. По ее мнению, некоторые российские красавицы наших дней видят в Наталье родственную душу.

Цитата:

Та же Цветаева все-таки выдавила из себя: «Нет в Наталье Гончаровой ничего дурного, ничего порочного... Было в ней одно: красавица. Только - красавица, просто - красавица... Голая красота, разящая, как меч. И сразила».

Она была, судя по всему, не только удивительно красивой, но и очень неглупой девочкой. У нее были крайне нервная мать, пьющий, несколько повредившийся в уме после падения с лошади отец и - дедушка, который ее обожал, баловал, выписывал из Парижа прелестные куколки и чудесные платьица. Куколки куколками, а она прекрасно знала несколько языков, выписывала в тетрадочку понравившиеся цитаты из множества прочитанных книг, великолепно разбиралась в географии. Сочиняла, кстати, стихи.

Пушкин увидел ее, когда ей было шестнадцать; влюбился до смерти - таких ослепительно красивых девушек в Москве больше не водилось. К тому же пора было как-то остепеняться. Двадцатидевятилетнему человеку уже как-то несолидно находиться на положении мальчишки, которого любой безумный юноша может хлопнуть по плечу и позвать «в неприличное общество».

 В первый же день брака «как встал с постели, так и не видал ее. К нему пришли приятели, с которыми он до того заговорился, что забыл про жену и пришел к ней только к обеду. Она очутилась одна в чужом доме и заливалась слезами», - вспоминала княгиня Вяземская, которой Гончарова рассказывала это сама.

 Муж мог надолго уехать, не поставив ее в известность и доводя тревогой до исступления; мог флиртовать напропалую с какими угодно дамами и только смеяться, получив от жены пощечину. Нет, он правда безумно ее любил, но «с напускным цинизмом» рассказывал знакомым, что «чистейшей прелести чистейший образец» - это не про нее, а про другую.

В книге «Гончарова и Дантес. Семейные тайны», написанной Александрой Араповой (старшей дочерью Гончаровой от второго брака), жизнь Натальи Николаевны с мужем выглядит совсем нерадостно.

- Когда вдохновение сходило на поэта, он запирался в свою комнату, и ни под каким предлогом жена не дерзала переступить порог...

 С робкой мольбой просила его Наталья Николаевна... дать ей первой выслушать новое творение. ...сердце невольно щемило, женское самолюбие вспыхивало, когда, хватая шляпу, он со своим беззаботным, звонким смехом объявлял по вечерам: «А теперь пора к Александре Осиповне на суд! Что-то она скажет? Угожу ли я ей своим сегодняшним трудом?»

 - Отчего ты не хочешь мне прочесть? Разве я понять не могу? Разве тебе не дорого мое мнение? - и ее нежный, вдумчивый взгляд с замиранием ждал ответа.

 Но, выслушивая эту просьбу, как взбалмошный каприз милого ребенка, он с улыбкою отвечал:

 - Нет, Наташа! Ты не обижайся, но это дело не твоего ума, да и вообще не женского смысла.

 - А разве Смирнова не женщина, да вдобавок и красивая? - с живостью протестовала она.

 - Для других - не спорю. Для меня - друг, товарищ, опытный оценщик, которому женский инстинкт пригоден, чтобы отыскать ошибку, ускользнувшую от моего внимания, или указать что-нибудь, ведущее к новому горизонту. А ты, Наташа, не тужи и не думай ревновать! Ты мне куда милей со своей неопытностью и незнанием.

 - Пушкин только с зарею возвращался домой, проводя ночи то за картами, то в веселых кутежах в обществе женщин известной категории. Сам ревнивый до безумия, он до такой степени свыкся с софистическими теориями, измышленными мужчинами в оправдание их неверности, что даже мысленно не останавливался на сердечной тоске, испытываемой тщетно ожидавшей его женою, и часто, смеясь, посвящал ее в свои любовные похождения.  А она, тихая и кроткая, молча сносила все.

Когда Пушкин умер, ей было 24 года. «Несколько дней не прекращались страшные конвульсии такой силы, что ноги касались головы, расшатались все зубы, ночами напролет она рыдала и призывала к себе Пушкина», - рассказывала историк Лариса Черкашина

 

Мадона

Не множеством картин старинных мастеров
 Украсить я всегда желал свою обитель,
 Чтоб суеверно им дивился посетитель,
 Внимая важному сужденью знатоков.

 В простом углу моём, средь медленных трудов,
 Одной картины я желал быть вечно зритель,
 Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
 Пречистая и наш Божественный Спаситель —

 Она с величием, Он с разумом в очах —
 Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
 Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

 Исполнились мои желания. Творец
 Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,
 Чистейшей прелести чистейший образец.

(А.С.Пушкин, 1830)

Справка:

Письма Натальи Николаевны к мужу до сих пор не найдены. Известно всего лишь несколько строк на французском языке, которые она прибавила к письму своей матери, когда гостила у неё в 1834 году в Яропольце. Письмо было передано Щёголеву внуком поэта Григорием Пушкиным. Оно было опубликовано Щёголевым в 1928 году с комментарием, где он обращал внимание на «бессодержательность» приписки Натальи Николаевны. Лариса Черкашина отмечает, что Щёголев подошёл слишком поверхностно к оценке этих строк: Пушкина писала, зная, что её послание увидит не только муж, но и мать.

Исследователи, не теряющие надежду найти письма, обращают внимание на то, что в 1919 году Валерий Брюсов в своём заявлении в Совет Народных Комиссаров прямо писал, что в Румянцевском музее «хранятся письма жены Пушкина Н.Н.Пушкиной к её мужу, переданные в музей наследниками великого поэта под разными условиями…». По сообщению Георгиевского, письма Пушкиной забрали из музея её потомки. Возможно, если они существуют, эти бумаги хранятся за границей (предполагалось, что они были вывезены в Англию или Бельгию

Комментарии

Юрий Кузнецов (не проверено) on 30 октября, 2014 - 22:19

Я думаю, с Натали не всё так просто. Ее схождение с Пушкиным и дальнейшая драматическая развязка были преодопределены - это отражение драмы всей России, в которой сошлись в 19 веке система и антисистема - русская культура и имперская российская антикультура, отношение с отчуждением.

Вот подробнее статья:

Пушкин, «Онегин», Белинский, Гончарова... Энциклопедия отчуждения