Общественно-политический журнал

 

Илья Фарбер осужден на 8 лет за то, что родился в стране без законов и без совести

Тверской областной суд вынес обвинительный приговор бывшему директору Мошенского дома культуры (Осташковский район) Илье Фарберу, сообщается на сайте суда.

Фарбер признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями УК РФ - 290 (получение взятки) и 285 (злоупотребление должностными полномочиями). Ему назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Он также лишен права занимать любые должности муниципальной службы в органах власти и местного самоуправления, связанные с осуществлением функций организационно-распределительного и административно-хозяйственного характера сроком на два года. Кроме того, Фарбер оштрафован на 3 млн 200 тыс. рублей.

В деле Ильи Фарбера не все так гладко и очевидно, как это подает следствие и «потерпевший». Напомню, версия обвинения состоит в том, что в июле-августе 2011 года Фарбер получил от субподрядчика, выполнявшего в ДК ремонт, 300 тысяч рублей за возможность продолжения работ, а в сентябре того же года еще порядка 132 тысяч рублей от него же за подписание акта выполненных работ. На деле, как утверждает обвинение и «потерпевший», работы были проведены не в полном объеме, и, подписав указанный акт, Фарбер причинил ущерб бюджету в сумме 941 тысячу рублей.

 В свою очередь у сына Фарбера 18-летнего Петра совсем иная версия событий: его отец, московский художник Илья Фарбер, поехал с семьей жить и работать в Тверскую область летом 2010 года — узнал, что за пять лет работы в сельской школе можно получить два участка и дом. Устроился учителем ИЗО, литературы и музыки в школу в селе Мошенка. Потом Фарбера попросили заняться организацией концертов и праздников для детей — все-таки ГИТИС окончил. Через какое-то время глава администрации села Любовь Валеева упросила Фарбера уделить внимание и сельскому клубу, в котором тянулся безуспешный ремонт: субподрядчик просрочил контракт, прежний директор — пожилая дама с ситуацией не справлялась. Илья согласился. Но было только одно обстоятельство, которое его смущало: ознакомившись со сметами, Фарбер понял: они раздуты раза в три, а выполненные до его прихода ремонтные работы весьма некачественны. Из бюджета администрация выделяла на ремонт клуба 2,5 миллиона рублей — для нищего села деньги немалые, и пойти они должны были организации «Горстрой-1». Фарбер решил подать на гендиректора «Горстрой-1» господина Горохова в суд. Тот всполошился, заверил, что ремонт доделает в четко поставленные сроки, но при условии — Фарбер в суд не пойдет. И Фарбер не пошел, только ситуация с ремонтом не изменилась. Фарберу приходилось выполнять часть работ самому, нанимать людей за свои деньги, покупать стройматериалы, влезать в долги к местным жителям, а у подрядчика Горохова почему-то никогда не было свободных средств. «Нужно покрасить стены? А у меня нет денег, временные трудности…» — говорил он Илье, приезжая в село на «Хаммере». И Фарбер несколько раз сам давал подрядчику взаймы, чтобы тот покупал материалы… Горохов обещал: все расходы возместит, но обещал на словах, без расписок.

 А учитель Фарбер был уверен: раз Горохов по контракту после окончания ремонта должен получить 2,5 млн рублей, значит, долг чуть более 100 тыс. рублей ему отдать сможет точно.

 В начале сентября 2011-го, когда уже почти все работы были закончены, Горохов вызвал Фарбера к себе в офис в Тверь — мол, за долгом. Илья поехал и не вернулся. Горохов сначала попросил его подписать акт о приемке работ, потом отдал 132 600 рублей, а на выходе Илью задержали сотрудники Тверского УФСБ. Оказалось, Горохов написал заявление о вымогательстве — за подпись в акте.

 С тех пор Илья в СИЗО, хотя экспертиза, назначенная самим следователем, выявила: Горохов «недоделал» клуб по контракту как минимум на 1 млн рублей, а свидетели из числа рабочих подтвердили, что Илья из собственного кармана выплачивал им деньги, да и глава сельской администрации Валеева заявляла: Фарбер занимал у нее деньги для расходов на ремонт. Но следователь почему-то не собирался заводить на Горохова дело и отпускать Фарбера. Спустя несколько месяцев по заявлению того же Горохова, Илье предъявили еще одно обвинение: в получении взятки в размере 300 000 рублей.

 А 19 июня 2012 года над Ильей начался суд. Он сам настоял на рассмотрении дела с участием присяжных. Суд занял меньше недели. По словам сына Фарбера Петра, общение прокуроров и судьи с присяжными на этом процессе было нормой. Это подтверждает в своем «фейсбуке» и присутствовавшая на процессе журналист Ольга Романова.
 Так в день оглашения вердикта, перед тем, как присяжные должны были удалиться в совещательную комнату, судья Андреев, сказав напутственное слово присяжным и повторив показания свидетелей обвинения, посоветовал им не обращать внимание на показания подсудимого Ильи Фарбера.

 Кроме того, по словам Романовой, судья даже не удалил присяжных в комнату для вынесения вердикта, "а наоборот - попросил всех выйти из зала суда, потому что в комнате для присяжных «душно». В итоге в зале почему-то осталось вовсе не 12 присяжных (как положено - В.Ч.), а 16 человек".

 Самого подсудимого в зал вообще не допустили, обещав ознакомить с решением позже. Рассказывает сын Фарбера Петр: «Отца вроде бы сначала привезли на составление опросника для присяжных, а в последующем на вердикт и приговор, но потом судья почему-то решил, что папу не следует допускать ни к составлению вопросов для присяжных, ни к оглашению вопросного листа и напутственного слова <…>, а после и на оглашение вердикта присяжных и приговор».

Цитата:

Илья Фарбер воспитывает троих детей. У 18-летнего Петра есть два младших брата в возрасте 7 лет и 1,5 года.

Расследование уголовного дела курировали сотрудники ФСБ, причем у несовершеннолетнего на тот момент Петра выбивали показания против отца.

24 октября 2011 года, когда Илья Фарбер уже больше месяца находился в СИЗО, юношу вызвали в управление ФСБ Твери под предлогом возврата изъятого автомобиля. Вместо этого у подростка отобрали паспорт и устроили ему допрос с пристрастием.

Чекисты обыскали Петра, отобрали у него ноутбук и iPhone, зачем-то стерли все файлы, касающиеся дела его отца, а потом стали угрожать арестом. Далее юношу били, так что он несколько раз терял сознание.

По теме:

Сходил в народ и не вернулся