Общественно-политический журнал

 

Pussy Riot пели в не принадлежащей РПЦ части храма

Спето по закону? Осталось увидеть, наконец, закон, если он еще остался в России.

Часть храма Христа Спасителя, где девушки из группы Pussy Riot устроили "панк-молебен", не принадлежит Русской православной церкви, а находится в собственности города и является общественным местом. Об этом 6 сообщили в пресс-службе Общества защиты прав потребителей.

Как утверждают в ОЗПП, у служителей церкви нет юридических прав на проведение религиозных обрядов в этом месте.

"Музыкальный коллектив Pussy Riot исполнил свой хит в общественном месте в помещении, принадлежащем городу Москве, оперативное управление которым осуществляет светский Фонд храма Христа Спасителя", — говорится в сообщении ОЗПП.

Как следует из договора о совместном использовании помещений от 01.02.2006 года, заключенного между Фондом храма Христа Спасителя и подворьем патриарха Московского и всея Руси, в пользование подворью было передано всего 78 комнат общей площадью 3697,27 кв. м, то есть менее 7 процентов общей площади храма. Среди них кабинеты бухгалтерии, серверная, санузлы, шоферская, трапезная, умывальня, душевая, магазин "Книжная лавка" и магазин "Иконная лавка", подсобки, кладовки и другие комнаты.

"Помещение верхнего храма, где 21 февраля 2012 года состоялось выступление панк-группы Pussy Riot, подворью патриарха никогда официально не передавалось", — отметили в Обществе защиты потребителей.

"Законодательство России не запрещает исполнение песен в общественных местах. Запрет, основанный на правилах и традициях православной церкви, не может распространяться на объекты, не находящиеся в ведении РПЦ", — добавили в ОЗПП.

Цитата:

Вот что рассказывает председатель общества защиты прав потребителей, Михаил Аншаков:

Во время разбирательства в Хамовническом районном суде Москвы, когда рассматривался иск Общества защиты прав потребителей к подворью Патриарха Московского и всея Руси, нами были получены документы на помещения всего храмового комплекса, в том числе и на помещения "верхнего храма". Проанализировав эти документы, мы выяснили следующее: официально подворью Патриарха Московской и всея Руси, т.е. религиозной организации, не передавалось помещение "верхнего храма", где проходят богослужения и где выступала группа Pussy Riot.

Pussy Riot фактически спели в общественном месте, а по российским законам пение в общественных местах не запрещено, поэтому их нельзя привлекать ни к уголовной, ни даже к административной ответственности. На мой взгляд, этот процесс носит политический характер, но та информация, которую мы обнародуем, фактически перечёркивает обвинения, поскольку доказывает, что никаких законов участницы Pussy Riot не нарушали. Они, как и все граждане Российской Федерации, вправе посещать любые общественные места – музеи, выставки, вернисажи, находящиеся в собственности города Москвы, –  и исполнять любые эстрадные номера.

Отметим, ранее ОЗПП обратилось с иском в Хамовнический суд Москвы, поставив под сомнение законность торговли, осуществляемой подворьем храма Христа Спасителя. Однако суд иск отклонил, признав, что администрация храма не занимается реализацией коммерческой продукции.

Источник

 

Комментарии

vik on 7 августа, 2012 - 00:14

Это ценники из ХСС. Здесь мы видим, например, во сколько оценили в РПЦ товар под маркой "Господь" - 2266 рублей. Я намеренно говрю, что это товар, так как сказать просто "Господь" язык не поворачивается (но на ценнике написано именно так - "Господь - 2266 руб". А обратите внимание на цену, на цифры - она так и тянется в окончании к числу зверя "666".

Российский суд признал, что товары не продаются, а дарятся, ценники на самом деле вовсе не ценники и указана на них не цена, а рекомендуемый размер пожертвования. А это еще интереснее! То есть, за меньшую цену "пожертвования" приобрести икону вы не можете, значит - от 2266 рублей и выше? Это вам ничего не напоминает? Да-да....аукцион, где устанавливается стартовая (рекомендуемая) цена. Но там это называется коммерческой деятельностью, а значит платятся налоги.

Есть рекомендуемые цены и еще в одном месте - на рынке (базаре). Там принцип тот же, но только рекомендуемая цена означает верхний предел, запрашиваемый продавцом, который можно опускать поторговавшись.

Непонятно по какой логике приходил к своему выводу суд, если торговля всегда и во все времена определялась как "деньги-товар". В случае же, если из этой схемы выпадают деньги, то такая сделка носит название товарного обмена или услуги. В нашем же случае, это классическая торговля с обозначенной ценой. Возможно бы это могло называться пожертвованием лишь в том случае, если бы стоимость товара, реализуемая через бескорыстного посредника передавалсь бы не РПЦ, а, например, больным, немощным и т.д. Отсюда вопрос - куда уходят деньги.

В понятии же "дарение" стоимость, выраженная в деньгах не присутствует. Не стоит искать логику там, где ее нет, то есть в Российских судах.

Страшно не то, что торгуют, нет. Страшно - то, что они используют такую вот риторику, в стиле иезуитов.

Вот еще интересные картинки:

(кликните по картинке для увеличения)

В целом инвестиционные предпочтения священнослужителей не отличаются оригинальностью: строительство, ресторанное и гостиничное дело, оптовая и розничная торговля, сельское хозяйство и производство продуктов питания. В столичном регионе «жемчужинами» бизнеса являются четырехзвездочная гостиница «Даниловская» и ОАО «Ритуальная православная служба» (на него вместе с аффилированными компаниями приходится не менее десятой части московского рынка ритуальных услуг), на Урале — камнеобрабатывающий и фарфоровый заводы, домостроительный комбинат, а Новосибирская епархия долгое время владела долей бутербродной сети «Подорожник». Особой рачительностью отличается Данилов ставропигиальный мужской монастырь в столице. Совокупный оборот принадлежащих ему предприятий в 2010 году достиг почти 180 млн рублей.

 Не оставляет РПЦ равнодушной и финансовый сектор. Евгений Пархаев, генеральный директор художественно-производственного предприятия «Софрино» (ХПП «Софрино»), много лет поставляющего свечи, кресты, иконы и другую церковную утварь, одновременно является председателем совета директоров банка «Софрино». Последний знаменит церковным куполом на эмблеме и тесными связями с Московской патриархией. Не исключено, что деньги, зарабатываемые одноименным предприятием, и сформировали капитал кредитного учреждения. Другой околоцерковный банк — АКБ «Пересвет». Различные религиозные организации владеют 3,29% его акций, ровно столько же у другого крупнейшего собственника — ЗАО «Экспоцентр». Наконец, РПЦ принадлежит 0,23% ЗАО «Банкхаус Эрбе». Кстати, порицание роскоши и аскетизм — явно не маркетинговая политика «мошны» РПЦ. «Банкхаус Эрбе» специализируется на private banking для состоятельных клиентов, а «Софрино» первым стал выдавать кредиты на покупку яхт и оказывает спонсорскую поддержку яхтингу.

Оценить бюджет церкви сейчас крайне сложно, признается Николай Митрохин, научный сотрудник Центра изучения Восточной Европы Бременского университета.

 Митрохин — один из очень немногих российских исследователей, кто, не принадлежа к Русской православной церкви, пристально ее изучает. По его словам, в конце 90-х и начале 2000-х в РПЦ шла информационная борьба между двумя группировками, и в ходе этой борьбы в прессу просачивались документы, на основании которых можно было оценивать финансовые дела церкви.

 "А теперь информация в гораздо большей степени закрылась: люди научились скрывать даже те куцые данные, которые можно было найти ранее", — говорит Митрохин.

 Оценить бюджет РПЦ мешает и то, что его фактически нет: каждый из более 30 тысяч ее приходов — самостоятельное юридическое лицо, каждая из 160 епархий тоже имеет свой бюджет, а Московская патриархия — свой. […]

 10 лет назад Митрохин оценил доходы РПЦ в целом примерно в 500 миллионов долларов. Теперь, полагает он, вместе с общим ростом экономики России, Украины и других стран русского православия "в долларах или евро цифры выросли чуть ли не на порядок" (то есть - 5 миллиардов долларов).

 Для участия в [...] коммерческих проектах церковь несколько лет назад создала Центр инвестиционных программ РПЦ. В 2007 году ЦИП, по сообщениям российской прессы, провел в Берлине, Брюсселе и Лондоне презентации своих проектов, которые включали инвестиции в строительство жилых и офисных зданий в Москве и других городах, а также создание агропромышленных предприятий при монастырях.

 В РПЦ, как рассказал в феврале на архиерейском соборе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, сейчас действует почти 800 монастырей.

В последний год разгорелись споры о возвращении церковной собственности. Государство все постсоветские годы возвращало и православной церкви, и другим конфессиям храмы и монастыри — но, как правило, в бессрочное и безвозмездное пользование. В конце же 2010 года был принят закон, по которому все религиозные организации могут требовать — и получать назад — свое "имущество религиозного назначения", отнятое советской властью. Воспользовавшись этим законом, РПЦ может снова, как до революции 1917 года, стать крупнейшим или одним из крупнейших собственников в стране.

Критики закона о возвращении имущества церкви, к которым принадлежит и философ Аверюшкин, жалуются, что по этому документу церковь может претендовать на любое здание, к которому когда-либо имела отношение — или даже не имела. В Калининградской области России — бывшей северной части Восточной Пруссии — РПЦ отдали бывшие немецкие кирхи и прочее имущество, исторически не имевшее ничего общего с православием.