Общественно-политический журнал

 

Генеральная прокуратура подтвердила: политический сыск в России существует

Когда генеральный прокурор Юрий Чайка в официальном интервью заявил о том, что декабрьские протестные митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова спонсировались из-за рубежа, «Новая газета» направила ему запрос: на чем основана эта информация, проводилась ли на этот счет прокурорская проверка, кто платил и кому, чем это противоречит действующему законодательству?

 Генеральный прокурор ответил, но только после того, как время, отведенное законом, было исчерпано и «Новая газета» публично заявила о подготовке судебного иска, с целью принудить г-на Чайку исполнить свои обязанности.

 Вынужденный ответ генпрокурора был отпиской: не скажем, потому что всё, о чем вы спрашиваете, — «охраняемая законом тайна».

 Пришлось направлять запрос № 2, в котором разъяснять сотрудникам прокуратуры требования закона: отписка ответом не является, отказ от предоставления информации должен быть мотивирован и обоснован, сам факт наличия или отсутствия прокурорской проверки никакой тайной являться не может.

 Генеральной прокуратуре пришлось отвечать повторно.

О мотивированности и обоснованности судите сами. Мы же попробуем расшифровать скрытый в послании смысл.

 1. Генеральная прокуратура не проводила проверку на предмет поиска источников финансирования протестных митингов.

 2. Информация (или дезинформация) по этому вопросу поступила в Генпрокуратуру как к ведомству, надзирающему за оперативно-разыскной деятельностью правоохранительных органов и спецслужб.

 3. Следовательно, по факту подготовки и проведения митингов «За честные выборы» было заведено оперативно-разыскное дело (дела), а в отношении их организаторов проводился комплекс оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ).

 4. Политические партии, согласно закону, не могут финансироваться иностранцами, соответственно, на этот предмет и проверяли.

Цитата: В связи с Вашим повторным запросом о предоставлении информации по вопросу возможного финансирования митингов «За честные выборы» из-за рубежа сообщаю следующее.

 Свобода выражения мнений и убеждений, свобода массовой информации составляют основы развития современного общества и демократического государства.

 Вместе с тем осуществление названных прав и свобод может быть сопряжено с определенными ограничениями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе.

 Правовое регулирование отношений, касающихся свободы слова и свободы массовой информации, осуществляется федеральными законами, в том числе «О средствах массовой информации», «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», «О противодействии экстремистской деятельности», а также иными законами и нормативными актами, принимаемыми в установленном порядке.

 Осуществление свободы выражения мнений и свободы массовой информации налагают особые обязанности и ответственность и может быть сопряжено с ограничениями, установленными законами Российской Федерации для охраны государственной безопасности и общественного порядка, предотвращения беспорядков и преступлений, охраны здоровья и нравственности, разглашения информации, полученной конфиденциально.

 Одним из законных способов поиска информации о деятельности органов государственной власти, иных государственных органов, их должностных лиц является запрос редакцией соответствующих сведений (статья 39 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

 Вместе с тем, если запрашиваемая информация содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну, отказ в предоставлении этой информации является правомерным в силу части 1 статьи 40 названного закона.

 Информация, озвученная Генеральным прокурором Российской Федерации о поступлении денежных средств из источников, которые находятся за пределами России, основана на результатах прокурорского надзора, реализуемого в соответствии со ст. 29 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которыми Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры осуществляют надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

 На основании ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения о результатах оперативно-розыскной деятельности составляют государственную тайну.

 Оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, представляются прокурору, осуществляющему надзор за ее законностью.

 Так как уполномоченные прокуроры обязаны обеспечивать защиту сведений, содержащихся в представленных документах и материалах, составляющих государственную тайну, на этом основании запрашиваемая Вами информация не может быть предоставлена.

 Кроме того, ни о каких проверках, проведенных органами прокуратуры в этой сфере, Генеральным прокурором Российской Федерации не сообщалось.

 Что же касается законодательства, регламентирующего вопросы организации общественных мероприятий и их финансирования, то, согласно положениям статей 2, 5 Федерального закона от 19.06.2004 № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», инициаторами проведения и организаторами публичных мероприятий в форме собраний, митингов, демонстраций, шествий могут являться граждане Российской Федерации, политические партии, другие общественные объединения и религиозные объединения, их региональные отделения и иные структурные подразделения.

 Согласно подпункту «д» пункта 1 статьи 26 Федерального закона от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях» (далее Федеральный закон № 95-ФЗ) политическая партия в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, вправе организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирования и иные публичные мероприятия. Источниками формирования денежных средств политических партий являются в том числе пожертвования (статья 29 Федерального закона № 95-ФЗ). Не допускаются пожертвования политической партии и ее региональным отделениям, в частности, от иностранных государств и иностранных граждан, лиц без гражданства, международных организаций и международных общественных движений, некоммерческих организаций, получавших в течение года, предшествующего дню внесения пожертвования политической партии, ее региональным отделениям, денежные средства либо иное имущество от иностранных государств (пункт 3 статьи 30 Федерального закона № 95-ФЗ).

 Положениями статьи 29 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ установлена обязанность общественного объединения информировать федеральный орган государственной регистрации об объеме получаемых общественным объединением от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства денежных средств и иного имущества, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании.

 С уважением

 Начальник управления взаимодействия

 со средствами массовой информации

М.Е. ГРИДНЕВА

Всё бы ничего, только вот попытка придать законность всем этим действиям — 4-й пункт — грешит элементарной логической ошибкой: подменой основания. С чего бы ФСБ или центру «Э» МВД (другим это неинтересно) так вовремя начинать проверку политических партий, особенно если учесть, что партии в организации акций протеста никакого участия не принимали — ни официально зарегистрированные (как «Яблоко»), ни те, кто, как ПАРНАС, например, с точки зрения закона партиями не считаются? Как не являются партиями общественные движения («Солидарность») или такие организации, как «ГОЛОС», который, кстати, официально существует в списках Минюста и проверяется под микроскопом особенно на предмет финансирования.

 Да, на Болотной и на Сахарова политики были, но не они организовывали мероприятия, а присутствовали там в частном порядке. Организаторами выступали люди, чьи кошельки могут представлять интерес разве что для налоговых органов, у которых, однако, никаких вопросов на данный момент не возникло. Люди, которые не числятся в розыске, не являются членами экстремистских организаций, не находятся под следствием или судом.

 Если же вспомнить о том, что в конце прошлого года и в начале нынешнего в интернет были слиты оперативные материалы: прослушки телефонных разговоров отдельных политиков и даже кадры скрытого видеонаблюдения, и сопоставить всё это с ответом Генпрокуратуры, то вывод напрашивается сам собою.

 В отношении организаторов и участников санкционированных митингов и шествий — то есть частных лиц: политиков, писателей, общественных деятелей, — действительно проводился комплекс оперативно-разыскных мероприятий, включавший в том числе негласное прослушивание телефонных переговоров и негласное наружное наблюдение с видеозаписью встреч «объектов».

 Да на каком основании?! На основании их убеждений? Именно этим должна была возмутиться Генеральная прокуратура, получив оперативные документы «в порядке надзора», и взгреть надзираемых по первое число. Однако предпочла легализовать деятельность, мало совместимую с Конституцией, а генпрокурор — так еще и озвучить ее сомнительные результаты публично. И ответ Генеральной прокуратуры «Новой газете» означает только одно: признание в том, что в России действительно существует политический сыск и никто этого впредь стесняться не намерен.

P.S.«Новая газета» направит запросы в ФСБ РФ и МВД РФ с целью выяснить, на каких законных основаниях проводились ОРМ и открывались оперативно-разыскные дела в отношении гражданских и политических активистов

Сергей Соколов