Общественно-политический журнал

 

Гостиничный комплекс с российским гербом на воротах и под охраной ФСО

Александр Пономаренко, выручивший в прошлом году вместе с партнерами, включая Аркадия Ротенберга, свыше $2 млрд за Новороссийский морской торговый порт (НМТП), приобрел гостиничный комплекс около Геленджика, известный как дворец Путина. Бизнесмен Сергей Колесников, утверждавший, что роскошная стройка ведется для Путина, настаивает, что перепродажа объекта не изменит его целевого назначения.

О покупке рассказал сам господин Пономаренко: его структура приобрела две компании — ООО "Лазурная ягода" и ООО "Идокопас", владеющие недостроенным гостиничным комплексом на мысе Идокопас в Геленджикском районе Краснодарского края .

По его данным, "Идокопас" владеет около 67 га земель рекреационного назначения в селе Прасковеевка : на участке ведется строительство пансионата из нескольких сооружений общей площадью примерно 26 тыс. кв. м. В собственности "Лазурной ягоды" — еще приблизительно 60 га земель сельскохозяйственного назначения в районе села Дивноморское (находится в 13 км от Прасковеевки), из которых примерно 27 га используются под виноградники, 33 га не освоены. Кроме того, "Лазурная ягода" арендует земельные участки рекреационного назначения общей площадью приблизительно 160 га, на которых расположены временные некапитальные сооружения — забор, автодорога и др. На территории этих участков планируется строительство нескольких туристических объектов — шато, винодельни.

После окончания строительства весь объект будет стоить около $350 млн, уточняет источник, близкий к сделке. Исходя из этой суммы и совершалось приобретение, утверждает он.

Связаться с Николаем Шамаловым, которого бизнесмен называет продавцом объекта, вчера не удалось. Господин Пономаренко отметил, что его сообщение о сделке было согласовано с господином Шамаловым.

Недострой в Прасковеевке получил скандальную известность в конце 2010 года, когда бизнесмен Сергей Колесников, партнер питерских друзей Владимира Путина, написал открытое письмо о том, что на берегу Черного моря строится вилла для Путина стоимостью $1 млрд (оно было опубликовано на сайте corruptionfreerussia.com и перепечатано многими СМИ, включая The Washington Post). Николай Шамалов, как и  Путин, когда-то был соучредителем известного кооператива "Озеро", формально гостиничный комплекс должен был принадлежать ему, рассказывал господин Колесников. Вчера он заявил, что переход права собственности к человеку, биография которого меньше связана с чиновником, всего лишь маскировка, а предназначение комплекса не изменится.

 По словам Пономаренко, он просто вкладывает деньги, вырученные от продажи НМТП. Еще в 2007 году основатели НМТП Александр Пономаренко и Александр Скоробогатько продали 18,1% акций порта в ходе IPO на LSE, по итогам размещения капитализация компании составила $4,9 млрд. В сентябре 2010 года стало известно, что "Транснефть" и "Сумма Капитал" Зиявудина Магомедова выкупили компанию Kadina, владеющую 50,1% НМТП. Господам Пономаренко и Скоробогатько принадлежало 80% Kadina, Аркадию Ротенбергу — 20%. Учитывая капитализацию на LSE на момент продажи, стоимость контрольного пакета НМТП могла составлять $1,5 млрд. Источник, близкий к сделке, утверждает, что цена была выше — в районе $2,5 млрд.

Цитата:

"Транснефть" подарила Ротенбергу, Скоробогатько и Пономаренко $2,5 млрд

Хозяева Новороссийского морского торгового порта (НМТП) сменились 21 января. «Транснефть» и Магомедов купили Novoport Holding Ltd. c Британских Виргинских островов, которая владеет 50,1% акций НМТП. Сумма сделки не раскрывалась. Но инвестбанкир, знакомый с деталями сделки, говорит, что пакет НМТП был оценен в $2,5 млрд. Сумма сделки была примерно такой, подтверждают два источника, близких к «Транснефти» и Novoport. А источник, близкий к НМТП, говорит, что сумма даже превысила $2,5 млрд.

Выходит, порт оценили примерно на 80% выше рынка: 21 января 50,1% НМТП столи $1,38 млрд на LSE. То есть прежние владельцы получили около $1,1 млрд премии и докризисную оценку НМТП.

До сделки 100% Novoport принадлежали компании Kadina Ltd. с Британских Виргинских островов. Перед IPO порт сообщал, что бенефициары 100% Kadina — члены семей председателя совета директоров НМТП Александра Пономаренко и депутата Госдумы Александра Скоробогатько. А в 2008 г. 20% Kadina купили структуры Аркадия Ротенберга. Бенефициары Kadina поделят выручку от сделки пропорционально долям, говорит близкий к НМТП источник. То есть около $2 млрд получат семьи Пономаренко и Скоробогатько, а около $500 млн — Ротенберг.

http://www.rospres.com/corruption/7796/

Цитата:

Купили «Транснефть» и Магомедов Novoport Holding Ltd. c Британских Виргинских островов...
До сделки 100% Novoport принадлежали компании Kadina Ltd. с Британских Виргинских островов ...
давним знакомым Путина...

Такое чувство что всю всю Россию уже продали давним знакомым ВВП, которые живут в офшорах.

Источник

 

По теме:

Рассказ Сергея Колесникова о дворцовой коррупции в русском стиле

Предприниматель Сергей Колесников рассказал о дворце для Путина за $1 млрд

Дворцовый партнер

Тайны «Проекта Юг»

Подробные фотографии дворца Путина в Прасковеевке на Черном море появились в сети

"Я - не я и хата не моя"

Частный объект с российским гербом на воротах и под охраной ФСО

Дворец Путина возводится по заказу управделами президента

Как украсть курорт

Бизнесмен Колесников в видеоинтервью объяснился по поводу дворца Путина: Путин обучен тому, чтобы не оставлять никаких следов

Комментарии

homo sapiens on 5 марта, 2011 - 00:13

Они не понимают, что, даже если его взорвать, а потом это место вновь засадить деревьями, то уже никогда Путину не избавиться от славы человека, который строил там себе этот замок. Уже никогда. Нельзя это перепродать и просто забыть про это.

Борис Березовский

homo sapiens on 7 марта, 2011 - 18:08

 Сергей Колесников и сейчас уверен, что настоящим владельцем дворца остается Путин:

– Интересная деталь: оказывается, дворец купил не Пономаренко, а кипрская компания. И Пономаренко говорит, что он – бенефициар этой компании. Но это выглядит не очень правдоподобно, поскольку он не ответил на вопрос, один ли он бенефициар или не один, какая у него доля и, если он не один, кто еще состоит бенефициаром. То есть нет самых важных ответов на вопросы, которые позволили бы определить истинного владельца компании. Это первое мое наблюдение. И второе: раньше все-таки дворец принадлежал россиянину. На сегодняшний день дворец принадлежит иностранной компании. Мне кажется, это попытка вывести вопрос из российской юрисдикции.

Дворец формально принадлежит иностранной компании, но вы ведь уверены, что владелец у него по-прежнему россиянин?

– Дворец фактически принадлежит иностранной компании, а кто является реальным владельцем иностранной компании – это все теперь уже будет скрыто, и получить истинную информацию будет практически невозможно.

А вы по-прежнему считаете, что владельцем этого дворца остается Путин?

– Да, я считаю, что так и не было исследования вопроса, откуда Николай Шамалов взял деньги. Потому что это исследование могло бы совершенно прямо указать на источник происхождения этих денег.

– А что вы скажете о сумме сделки – 350 миллионов? Вы писали, что на строительство ушел миллиард долларов.

– Это сделка такого типа, когда и с одной стороны, и с другой стороны выступают друзья премьер-министра, так что сделка может быть на любую сумму. К примеру, если муж продает квартиру жене, то стоимость, которую они указывают в договоре купли-продажи, очень редко соответствует реальной стоимости квартиры. Все это делается, исходя из других критериев: например, уменьшение налогооблагаемой базы.

Вы исключаете, что Путин, испугавшись скандалов, просто решил отказаться от этой собственности, от этого полуподарка?

– Что значит – отказаться? Если он его продал, значит он получил деньги; сначала был дворец, теперь у него есть финансовые средства. Но самое главное в том, что на сегодняшний день начинают совершаться не совсем понятные бизнес-операции. Говорят о том, что дворец, например, может быть приспособлен под санаторий. Но экономически это полная бессмыслица. Самое главное, не исследован вопрос с государственными инвестициями в инфраструктуру вокруг этого дворца. Опять-таки это все замалчивается.

Наверное, совершенно не такой реакции на письмо Медведеву вы ожидали?

– Я ожидал официальной реакции, а это чисто бизнес-реакция и, мне кажется, достаточно неуклюжая.

Вы довольны откликами на ваши разоблачения? Вы ведь разворошили осиное гнездо.

– Посмотрим результаты. По крайней мере, мне кажется, что россияне понимают свою ответственность за правильный выбор. Это самое главное. Россияне должны понимать, что только от них и ни от кого другого будет зависеть их будущая жизнь. Если они готовы мириться со всем, что сегодня их окружает, значит они еще не готовы к другой жизни. Если они хотят что-то поменять, значит должны поменять. Но, прежде всего, у себя в голове.

Вы породили целый тренд, вы знаете, что нашли еще одну дачу Путина в Адыгее, дворец,  принадлежащий патриарху, дворец Медведева, дачу Ткачева… Вы следите за этими расследованиями?

– Да, я слежу за всеми этими расследованиями. Я не сомневался, что гражданская позиция существует не только у одного или двух человек, а у очень многих россиян. Я убежден, что пошел процесс гражданского отношения к своей стране, к своему народу, не прекратится.

Вы, наверное, знаете, как поступили с экологами, с гражданскими активистами, которые пытались проникнуть на территорию, где ведется строительство в Прасковеевке?

– Чем более безобразно власть будет себя вести по отношению к своим гражданам, тем более активной и конкретной будет реакция граждан. Поэтому это самая большая ошибка власти – преследовать своих граждан.

http://www.svobodanews.ru/content/article/2329585.html