Общественно-политический журнал

 

Демагогия для идиотов от таких же идиотов

19 «почему» на тему о вреде борьбы с коррупцией

Этот «бестеллер» должен  был появиться. Потому что общество, постановившее «назло всем» любить своего вождя тем фанатичней, чем больше его критикуют, уже созрело для того, чтобы принять и оправдать и такую к нему «предъяву» , как коррупция. И снять последнее сомнение относительно «врага народа» Навального, узнав и охотно поверив, что «борьба с коррупцией» - это подрыв под стабильность и скрепы.

Именно таков основной посыл и 19-ти «почему», с которых начинаются главы опуса «Мифы о коррупции», испеченные профессором из Высшей школы экономики Олегом Матвейчевым и политологом Артуром Акопяном. Господа эти скромностью не страдают. И лукаво не мудрствуют. Берут за воротник с первых же строк. «Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный».

И далее рассказывают о некоем поклоннике Навального, которому дали почитать свой текст до издания. И тот сразу же перековался . Затем идет провокация: мол, такое произошло бы с каждым, кто не кормилится иностранными грантами, а просто заблуждается.

И я последовал этому "искушению". Хотя прочел по диагонали, потому что даже в пенсионном возрасте тратить время на мешанину из банальностей, казуистики и просто лжи – и жалко, и бессмысленно. Достаточно прочесть заголовки глав,  чтобы в этом убедиться.

Ну, а если очень коротко, то начинка такова. Сначала по курсу – банальности, с которыми никто и не спортит. О том, что коррупция вечна, повсеместна и изменчива, а результаты борьбы с ней относительны. Но авторы не намереваются заняться факторным анализом ее уровней и динамики. Вопрос заостряется оригинально:  а чего в ней больше - пользы или вреда? И вреда особого в ней не находят. Скорее – пользу.

 При этом используется два «убийственных» аргумента. Во-первых , там , где она низкая, например, в Европе, темпы роста низкие, а там, где высокая – например, в Китае, наоборот - высокие. Во-вторых, если кто-то крадет у государства или отнимает у кого-то – для экономики значения не имеет. Ведь все равно эти ценности остаются в ней. Зато разоблачения и посадки, которыми занимаются возмутители спокойствия типа Навальный – это сражения с ветряными мельницами по сути и вывоз капиталов – по факту, а идеологически - разжигание «майданов». Более того, это лишает народ удобной и комфортной среды обитания, которую дает бытовая коррупция, облегчая и упорядочивая решение вопросов.   

Тут даже морально-содержательного спора не возникает, ибо  рассчитано на тех, кто готов схавать любую чушь в защиту режима. Чушь утверждается просто по фактам. Если между коррупцией и экономикой зависимость прямо пропорциональная, то куда девать Россиию? Ведь, согласно такой «логике», при ее коррупции она должна быть лидером ВВП на душу. Во-вторых, даже если принять воровство за норму, лживо само утверждение о том, что сворованное остается в экономике. Это из России то оно не вывозится?

Уже этих двух ахиней, лежащих в основных посылах «теории», достаточно, чтобы с омерзением прекратить чтение. Тем более, откровенно пропагандистские главы, вроде «Почему коррупция на Западе гораздо выше, чем в России?». Или «Почему революция хуже чем коррупция?». Ясно, что сформулировав такие голословные аксиомы, можно уже формулировать и основной вывод: «корупция - родовая болезнь политического либерализма».

Пиком всей этой затеи, пожалуй, является глава  «Почему власть больше всех заинтересована в победе над коррупцией?». Для развенчания «мифа», будто рыба гниет с головы, приводится обильная статистика борьбы с ней в последние годы, свидетельствующая об обратном. Она должна произвести впечатление, что у нее просто-таки тотальные масштабы и драконовский характер. Основной вывод из этого звучит так: «Чем более эффективно работает антикоррупционная правоохранительная машина, тем больше в повестку дня в обществе встает тема коррупции и тем больше увеличивается сама коррупция и пропасть между народом и властью и возникают предпосылки революции. Неизвестно, кто больше сделал для разжигания ненависти к власти — кормящийся с Запада Навальный или честный российский генерал, пресс-секретарь Следственного Комитета России Марков».

Получается, что профессор вроде как пожурил власть, которая сама себя не бережет. Приходится идти ей на помощь. Для убедительности отдельная глава посвящается Китаю, чтоб и на чужом примере проиллюстрировать, насколько не просто бесполезен , но и вреден «антикоррупционный беспредел». Китай затронут еще и потому, что именно в его культуре – в конфуцианстве - авторы находят совет, как надо противостоять коррупции.

А он простой: никакой демократии. Только жесткая вертикаль. И суровый отбор чиновников, которых мотивировали бы не деньги, а сама власть. Авторы подробно раписывают традиционную систему экзаменов на государственные должности, их ротации и стимулирования, существовавшую в Поднебесной . Такая система, якобы, способствовала формированию элиты профессоналов с кодексами чести и ответственности. При этом подчеркивается, что основой престижа ее является не общественный контроль и почет, а цеховое, внутриэлитное признание.

Ведь читатель заранее предупрежден, что «эта книга для власти, для политиков и государственных деятелей, которые часто склонны идти на поводу у тех, кого они обязаны вести — у толпы, с ее вредными предрассудками и мнениями. Эта книга для так называемой элиты, которая бездумно ввязывается в «борьбу с коррупцией», не понимая, в чьи игры на самом деле играет, и насколько опасны эти игры и для государства, и для народа».

Чего и требовалось доказать.

Владимир Скрипов

Комментарии

gedaliy on 11 февраля, 2018 - 03:25

По словам американских экономистов Клиффорда Гадди из Института Брукингса и Барри Икеса из Университета штата Пенсильвания, Путин управляет «прикрытым рэкетом», подчиненный коду поведения, который строго наказывает за нелояльность, позволяет доступ к экономическому хищничеству в мировом масштабе внутреннему ядру его элиты. Своим третьим сроком он создал высоко контролируемую систему безопасности, способную использовать законы, средства массовой информации и силы безопасности как средство устрашения и критически балансирующих конкурирующих экономических элит. Другие называют это «корпорацией», «Кремлевской Со», «системой» или «корпоративно-клептократическим режимом».

Прибыль отвлекается в целом не на помощь населению, а на то, чтобы выровнять карманы бюрократов и политической элиты.

Karen Dawisha."Putin’s Kleptocracy»