Общественно-политический журнал

 

Газпром атакует ЕС, пытаясь подорвать отношения между странами сообщества. Выдержит ли Европа этот натиск?

 В Еврокомиссии все громче звучат голоса противников подписания российско-польского контракта на поставки газа. Долгосрочный контракт нарушит европейское законодательство и усилит зависимость от российского топлива, опасаются в Брюсселе. Сторонники открытого общества считают, что польский контракт станет для России пробным камнем: если он будет подписан, Россия сможет и дальше обходить европейские законы, заключая с европейскими странами непрозрачные двусторонние соглашения.

Еврокомиссары по энергетике считают, что долгосрочный контракт между «Газпромом» и государственной польской нефтегазовой корпорацией PGNIG, в котором единственным противоречием сторон на данный момент являются сроки его действия, поставит в зависимость от российского топлива не только саму Польшу, но и Европу в целом и помешает уже существующим проектам диверсификации источников энергии. Больше всего Брюссель обеспокоен тем, что эти соглашения исключат доступ внешних газовых компаний к газопроводам и плохо скажутся на конкурентной среде.

В минувшие выходные еврокомиссар Гюнтер Эттингер заявил, что российско-польские контракты обязаны быть согласованы с энергетическим регламентом Евросоюза.

Долгосрочный контракт Польши с Россией приведет к тому, что инвесторы откажутся вкладывать средства в разработку сланцевых месторождений как альтернативного источника энергии, а также в строительство терминала для приема сжиженного природного газа на побережье Балтийского моря, считают аналитики.

Задержка в реализации проекта терминала СПГ (строительство которого планировалось завершить к 2014 году) и разработки сланцевого газа или вообще отказ от этих проектов приведут к тому, что «Газпром» останется хозяином на европейском энергетическом рынке еще долгие годы.

Польская часть трубопровода «Ямал – Европа», ведущего из России через территорию Белоруссии в Польшу, принадлежит оператору Europol Gaz. 96% акций этой компании принадлежит «Газпрому» и польской PGNIG, в собственности каждой— по 48%. Еще 4%— у совместного предприятия тех же компаний Gas Trading.

Если по настоянию «Газпрома» компания Europol Gaz оставит за собой польский участок ямальского трубопровода вместе с эксклюзивными правами его технического и коммерческого использования, то, как отмечают в Брюсселе, ни о какой свободной конкуренции или транспарентности коммерческих операций говорить будет нельзя. Согласно принципам европейской энергетической хартии, операторами трубопровода должны стать независимые компании.

Кроме того, эксклюзивные права «Газпрома» на трубопровод «Ямал – Европа», который проходит через Белоруссию, ставят под вопрос роль на сегодняшний день главного транзитера российского газа в Европу— Украины. «Украина как транзитная страна будет значительно ослаблена»,— цитирует газета The New York Times директора украинского Центра европейских и международных исследований Григория Немырю.
 

Польша всегда поддерживала идею диверсификации энергопоставок, проводимую комитетом по энергетике Еврокомиссии. Заявления о том, что Европа должна слезать с российской газовой трубы и укреплять собственную энергетическую безопасность, стали раздаваться особенно громко после 2006 года, когда российско-украинский газовый конфликт прекратил подачу топлива в Европу.

Тогда говорили, что действия «Газпрома» имели политическую подоплеку: помешать прозападной «оранжевой революции». Однако даже если не брать в расчет политическую составляющую, для Польши подобные инциденты достаточно чувствительны: доля российского газа составляет 65% потребляемого страной или 7,5 млрд кубических метров газа ежегодно.

Привлекательный контракт с главным поставщиком топлива «Газпромом», с одной стороны, и Европейская энергетическая хартия – с другой, раскололи ряды правящей правоцентристской коалиции польского премьера Дональда Туска.

Одну сторону в споре занимает польский министр иностранных дел Радек Сикорский, который попросил Еврокомиссию изучить проект контракта и составить заключение о его соответствии европейскому энергетическому регламенту. «Мы хотим улучшить отношений с Россией, но не любой ценой, не ценой подрыва законодательной базы Евросоюза»,— заявил The New York Times польский дипломат, попросивший не называть его имя, чтобы не испортить налаживающиеся отношения с РФ.

С другой стороны находится компания PGNIG и министр экономики и вице-премьер Вальдемар Павляк, который с польской стороны участвует в переговорах с «Газпромом». Министерство экономики переговоры с «Газпромом» вообще не комментирует и не собирается отвечать на вопросы до того, как контракт будет подписан. Однако из дипломатических источников известно, что Павляк согласен с условиями «Газпрома».

Компания PGNIG, в свою очередь, оказывает давление на власти, угрожая, что дальнейшие задержки в подписании контракта с «Газпромом» помешают ей выполнить заказы своих клиентов из промышленности.
Польша хочет сократить сроки контракта с «Газпромом» на 15 лет
 

Цитата: Предлагаемая сделка предусматривает увеличение польского газового импорта из России на три миллиарда кубометров в год с доведением в 2011 году данного показателя до 10,5 млрд кубометров. Газпром хочет, чтобы данный контракт действовал до 2037 года. Власти Польши рассчитывают, что Россия согласится на значительное уменьшение сроков контракта на поставку газа, пересматриваемого обеими сторонами в настоящее время. В случае если российская администрация одобрит предложение Польши, контракт будет продлен до 2022 года, в то время как ранее стороны договорились, что Россия будет поставлять газ Польше до 2037 года.

Действие контракта истекает 20 октября текущего года. Однако, несмотря на это, стороны до сих пор не пришли к согласию относительно условий его продления, что вызывает опасения по поводу дальнейшего сотрудничества Польши и «Газпрома»

 Польша стала пробным камнем

«Россия использует Польшу для тестирования, чтобы понять, удастся ли ей обойти стороной законодательство ЕС. Теперь вопрос в том, кто первым моргнет»,— считает руководитель варшавского исследовательского фонда Стефана Батория Александр Смоляр. По его словам, Россия твердо намерена заблокировать любым посторонним компаниям доступ к ее трубопроводам на всем их протяжении от российских месторождений до прибыльных европейских рынков.

С другой стороны, по словам эксперта, переговоры по газу с Россией стали для Евросоюза проверкой на его способность к общей энергетической политике и верности европейской энергетической хартии.
До сих пор ЕС не слишком преуспел в этом: крупные страны-члены— Германия, Италия и Франция— продолжают заключать двусторонние контракты с Россией, которые никак нельзя назвать прозрачными.

Россия подписала энергетическую хартию, однако отказалась ратифицировать ее. Документы договора по европейской энергетической хартии не регулируют вопросы доступа к транзитной трубе, но запрещают дискриминацию в этих вопросах. Иными словами, страна может запретить доступ к транзитной трубе, но если какая-то иностранная компания допущена к транзиту или ей разрешены инвестиции, то условия для нее должны быть созданы не хуже, чем для национальных компаний.