Общественно-политический журнал

 

Россия проиграла длившийся десять лет судебный процесс по делу ЮКОСа и будет платить

Россия проиграла длившийся почти десять лет судебный процесс, инициированный экс-акционерами ЮКОСа. Третейский суд в Гааге счел, что Россия нарушала Энергетическую хартию, и фактически признал нефтекомпанию экспроприированной. Group Menatep Limited (GML), представляющая интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других (Михаил Ходорковский дистанцируется от процесса), требовала возмещения $114 млрд, но суд оценил потери в $50 млрд., плюс судебные издержки.

 Суд 18 июля единогласно принял решение удовлетворить иск GML, признав, что Россия нарушила Энергетическую хартию (международный документ, принятый в 1991 году как политическая декларация об энергетическом сотрудничестве, поддержан странами ЕС и рядом других государств; в 1994 году к ней был подписан юридически обязывающий договор, в котором приводились правовые нормы инвестиций в ТЭК) и экспроприировала активы ЮКОСа.

GML оценивала свои потери в $114 млрд, но ей присудили $50,02 млрд. Кроме того, Россия должна оплатить издержки судебного процесса в размере $65 млн. Представители сторон вчера обсуждать решение суда не стали. Стороны договорились не комментировать ситуацию вплоть до объявления итогов 28 июля, взяв время на ознакомление с более чем 500-страничным решением. 

Судебный процесс начался в 2005 году. В 2003 году государство выдвинуло против ЮКОСа обвинения в неуплате налогов, президент и основной акционер компании Михаил Ходорковский был арестован (осужден за мошенничество в 2005 году, помилован и выпущен на свободу в декабре 2013 года). В конце 2004 года через аукцион за 263 млрд руб. ($9,3 млрд на тот момент) был продан основной актив ЮКОСа, "Юганскнефтегаз" (сейчас принадлежит "Роснефти"). В 2005 году Михаил Ходорковский продал своим партнерам долю в GML, и она стала контролировать 70,5% ЮКОСа. От всех судебных разбирательств вокруг компании бизнесмен с тех пор дистанцировался, на прошлой неделе его представители утверждали, что к текущему процессу господин Ходорковский не имеет никакого отношения. Владельцами GML считаются Леонид Невзлин, Владимир Дубов и ряд других.

В судебном процессе GML представляла интересы кипрских Yukos Universal и Hulley Enterprises (непосредственные владельцы акций ЮКОСа), затем к ним присоединился траст Veteran Petroleum. В качестве арбитра Россия выбрала американца Стивена Швебеля, GML — швейцарца Шарля Понсье, а третьим судья назначила канадца Ива Фортье. Интересы России защищали американские Cleary Gotlieb и Baker Botts, а GML — французская Shearman & Sterling. При подаче иска GML оценила свои потери в $28,3 млрд, но затем требования возросли.

Фактически процесс разделился на два этапа. До 2009 года представители России пытались, с одной стороны, доказать, что данный суд вообще не может рассматривать иск GML, а с другой — что страна не нарушала Энергохартию. В первом случае речь шла о том, что граждане страны могут судиться с ней только в ее судах, то есть в данном случае в российских. Энергохартию в 1994 году подписал премьер РФ Виктор Черномырдин, но Госдума ее так и не ратифицировала.

Документ применялся на "временной основе", говорили представители РФ, то есть только в частях, которые не противоречат Конституции РФ и другим российским законам. "Но ни один аргумент российской стороны тогда услышан не был. Складывалось ощущение, что РФ сразу признали виновной",— говорит один из российских представителей.

В 2009 году суд начал рассмотрение дела по существу, по сути приняв как факт, что Россия обязана применять Энергохартию. На этом этапе представители GML утверждали, что налоговые требования к ЮКОСу, следствием которых стало его банкротство (конкурсное производство завершилось в 2007 году), "были предъявлены с целью отобрать компанию". Юристы РФ доказывали, что экспроприации (ст. 26 Энергохартии защищает инвестиции в ТЭК от претензий правительств стран) не было, а для банкротства ЮКОСа имелись законные основания. GML в качестве примера приводила переход "Юганскнефтегаза" под контроль "Роснефти", доказывая, что прямую выгоду от этого получило государство. Суд признал действия властей РФ "полномасштабной атакой на ЮКОС и его владельцев с целью обанкротить компанию", хотя и согласился с тем, что она пыталась уклониться от полной выплаты налогов через "подставные" структуры в Мордовии.

Россия в течение четырех лет пыталась доказать, что Гаагский суд не имеет права рассматривать иск GML, а после 2009 г. утверждала, что для банкротства нефтяной компании имелись законные основания.

Сумма $50 млрд включает стоимость 70,5% ЮКОСа на момент окончания конкурсного производства в компании в 2007 году, оцененную на базе биржевых индексов нефтегазовых компаний в $61 млрд (стоимость доли GML — $42,6 млрд) плюс потенциальные дивиденды в размере $52 млрд, которые GML могла получить в 2003-2014 годах. Признав, что действия ЮКОСа все же могли "частично" привести к банкротству, суд вычел из получившейся суммы 25%.

По решению суда, так как присуждена "существенная сумма", у России есть время на выплаты до 15 января 2015 года, после чего начнут начисляться проценты. Также в течение 10 дней с 28 июля Россия может обратиться в суды Голландии (без комментариев!!! - ЭР), на территории которой рассматривался иск, с заявлением об аннуляции решения.

Скорее всего, РФ будет апеллировать к тому, что доводы одной из сторон не были заслушаны, то есть решение "нарушает порядок и основы нравственности". В GML не ждут легкой победы. "Мне кажется, что Россия воспользуется всеми юридическими возможностями для оспаривания решения суда",— заявил Тим Осборн. Сама же GML, по его словам, будет "добиваться выплат в принудительном порядке", если Россия не расплатится в установленный судом срок.

Юрист международной компании, работавшей с GML, полагает, что решение суда стало во многом очевидным уже в 2009 году, когда он начал рассматривать иск по существу. "Тогда был послан важный сигнал, представители РФ могли сесть за стол переговоров, но продолжили разбирательство, хотя во многом оно уже стало техническим". Процедурный аргумент о том, что иск должен был подаваться в России, он не считает состоятельным, поясняя, что международные суды часто рассматривают иски граждан к своим странам, это "сложившаяся практика".

Как обанкротили ЮКОС

Декабрь 2003 года

Налоговые органы провели в ЮКОСе аудиторскую проверку — всего через несколько месяцев после предыдущей, в ходе которой серьезных претензий к компании по итогам 2000 и 2001 годов выявлено не было. К тому времени совладелец ЮКОСа Михаил Ходорковский и его партнер по бизнесу, председатель совета директоров Group Menatep Платон Лебедев уже находились под арестом. Через 15 дней проверка была завершена — аудиторы установили, что только за 2000 год ЮКОС недоплатил налогов на 79,6 млрд руб., а с учетом штрафов за просрочку платежа и пенни его задолженность составляет 99,4 млрд руб.

Апрель 2004 года

Несмотря на то что в январе 2004 года ЮКОС выступил с возражениями по поводу результатов проверки, 14 апреля налоговые власти предписали компании в двухдневный срок выплатить задолженность в полном объеме и, не дожидаясь установленного срока, обратились в суд с просьбой заморозить все активы ЮКОСа (стоимость которых значительно превосходила размер долга). В мае Московский арбитражный суд принял решение в пользу налоговиков и подтвердил, что ЮКОСу придется выплатить задолженность.

Июль 2004 года

Консорциум банков, кредитовавших ЮКОС, направил компании уведомление о дефолте по кредиту в 1 млрд долл. Это сообщение обвалило акции компании на Московской межбанковской валютной бирже на 11%. В тот же день Ходорковский, продолжавший оставаться за решеткой, предложил государству погасить долг компании акциями, принадлежавшими ему и его соратникам. Со стороны государства ответа не последовало.

Сентябрь 2004 года

Вскоре после того, как Генпрокуратура арестовала счета ЮКОСа и его «дочек», налоговые власти предъявили компании второй налоговый акт за 2001 год — теперь на 120 млрд руб. Вскоре они же постановили взыскать с ЮКОСа в бесспорном порядке 79,3 млрд руб. в счет долга по налогам за 2001 год. В тот же день все операции по банковским счетам ЮКОСа были приостановлены.

Ноябрь 2004 года

Третий налоговый акт был выписан в отношении главного актива ЮКОСа — добывающей компании "Юганскнефтегаз". За 2002 год ей начислили 193 млрд руб. налоговых сборов. На тот момент эта сумма превышала капитализацию самой компании; предложение ЮКОСа продать для уплаты задолженности принадлежавшие ему акции "Сибнефти" было проигнорировано. Вскоре "Юганскнефтегаз" был выставлен на аукцион со стартовой ценой 8,6 млрд долл. (долги компании составляли 5,9 млрд долл.).

Декабрь 2004 года

"Юганскнефтегаз" был продан с аукциона неизвестной фирме «Байкалфинансгруп» за 9,35 млрд долл.

Январь 2005 года

По обвинению в неуплате налогов на руководителей другой "дочки" ЮКОСа — "Самаранефтегаз" — завели уголовное дело, их обвинили в неуплате на сумму 4,5 млрд руб. В том же месяце Ходорковский, уже больше года просидевший в тюрьме, вышел из бизнеса Group Menatep. Фондовая биржа РТС исключила ЮКОС из всех своих котировальных списков.

Март 2005 года

"Юганскнефтегаз" подал иск в суд на свою материнскую компанию и потребовал от ЮКОСа возместить убытки на 11 млрд долл.

Май 2005 года

Мещанский суд Москвы приговорил Ходорковского и Лебедева к девяти годам тюрьмы по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов (позже срок был сокращен на один год каждому).

Март 2006 года

По решению Арбитражного суда в ЮКОСе было введено временное управление, ликвидацией компании занялся Эдуард Ребгун. Все права ЮКОСа по ходатайству банков-кредиторов перешли "Роснефти".

Август 2006 года

Ребгун заявил, что реанимировать компанию невозможно, и предложил признать ее банкротом. Арбитражный суд Москвы согласился с этим и назначил Ребгуна конкурсным управляющим. Вскоре акциями ЮКОСа прекратили торговать на Лондонской фондовой бирже и на ММВБ. За последующие полтора года в пользу кредиторов были распроданы энергетические, нефтегазовые и иные активы ЮКОСа.

Ноябрь 2007 года

Юридическая смерть компании наступила 21 ноября — ФНС внесла в ЕГРЮЛ запись о ликвидации компании.

Цитата:
По словам Тима Осборна, директора GML (Group Menatep Limited), обжаловать решение Гаагского арбитражного суда России будет трудно, поскольку для этого предусмотрены очень строгие требования. Но даже если Москва попытается это сделать, принятое в Гааге решение все равно может быть претворено в жизнь. Для этого существует подписанная и ратифицированная также и Россией Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.
 
Это значит, что в случае отказа исполнить решение о компенсации бывшим акционерам ЮКОСа в разных странах мира могут быть арестованы и проданы с молотка - за исключением диппредставительств - активы и имущество, принадлежащие российскому государству. Или, что очень важно, российским фирмам, фактически находящимся в его собственности. Такие случаи в недавней истории уже были.
 
Это может коснуться, в частности, и зарубежной собственности концерна "Газпром", если суды в той или иной стране придут к выводу, что он - или "Аэрофлот", или "Роснефть" - не независимые частные фирмы, а преимущественно государственные предприятия.
 

Комментарии

homo sapiens on 28 июля, 2014 - 19:00

Бывший директор департамента общей правовой поддержки правового управления ЮКОСа Денис Силютин:

"Эмоции испытываю исключительно положительные, решение суда абсолютно справедливое. Обидно, что судьи при принятии решения, вероятно, исходили из оценки стоимости компании на момент 2004–2005 годов. А поскольку оценка производилась на основе размеров запасов компании, то при использовании нынешних цен на энергоносители размер компенсации был бы намного больше.

Российскому народу безразлично это решение, хотя во время отъема ЮКОСа у законных владельцев исполнительной властью говорилось, что экспроприированные средства пойдут на ЖКХ, чего сделано не было. Правительство же будет пребывать в состоянии, близком к бешенству, о чем свидетельствует немедленное заявление Лаврова о намерении обжаловать решение.

Люди, отвечавшие в правительстве за этот процесс, на мой взгляд, будут жестоко наказаны. Я сомневаюсь, что решение будет отменено, поэтому ответчика, то есть РФ, ждут события в соответствии с судебными нормами."

 

Владимир Переверзин, сотрудник казначейства ЮКОСа, отсидевший срок по одному из обвинений:
"Это действительно хорошая новость! Жаль только, что в конечном счете за это будут расплачиваться обычные граждане, а не товарищи, инициировавшие данное дело. Не следователи, его фабриковавшие, и не судьи, выносившие неправосудные решения. Хотя мы, бывшие сотрудники ЮКОСа, отсидевшие серьезные сроки по фальсифицированным делам, с этих денег не получим ни копейки, я все равно очень рад этому событию".

Елена on 28 июля, 2014 - 19:35

Михаил Ходорковский комментирует решение суда в Гааге, обязавшего российскую сторону выплатить акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов.

Я с удовлетворением воспринял решение Международного арбитражного суда в Гааге.

Это первый независимый суд, который рассматривал  дело ЮКОСа во всей полноте, с исследованием доказательств и заслушиванием свидетелей.

Выводы предсказуемы для каждого не ангажированного наблюдателя позорных "басманных судилищ". Дело ЮКОСА от начала и до конца есть неприкрытое разграбление успешной компании окологосударственной мафией.

Прекрасно, что акционеры компании получают шанс на компенсацию своих убытков.

Печально, что эта компенсация пойдет из бюджета государства, а не из карманов околовластных мафиози.

Еще раз напоминаю, что я не был стороной в этом судебном процессе и не претендую ни на какие личные финансовые выгоды от его результатов.

ихаил Ходорковский