Общественно-политический журнал

 

"Сургутнефтегаз" – кремлевская сберкасса

Нефтяной концерн "Сургутнефтегаз" занимает третье место в списке российских нефтедобывающих компаний, уступая только государственной "Роснефти" и "Лукойлу". В 2013 году концерн добыл 61,6 млн т нефти, на его долю приходится 11,7% от суммарного объема добычи нефти в России. Чистая прибыль составила 279 млрд руб. (5,97 млрд евро), что превысило показатели 2012 года на 51%. В 2013 году "Сургутнефтегаз" ввел в эксплуатацию несколько новых месторождений, а за первые пять месяцев текущего года добыча нефти увеличилась еще на 5%.

Все это хорошие показатели, однако вовсе не по этой причине концерн считается единственным в своем роде, пишет DieWelt. На самом деле "Сургутнефтегаз" окружен тайной: никто не знает, кому принадлежит этот "великан", и компания не спешит раскрывать тайну - настоящие хозяева скрыты за абсолютно непроглядным переплетением различных фирм и обществ.

"Сургутнефтегаз" - частная компания, её директор и совладелец – Владимир Богданов (№53 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Гангрены - Геннадия Тимченко).

Еще 12 лет назад Владимир Богданов, который руководит концерном с 1984 года, говорил, что 70% акций "Сургутнефтегаза" принадлежат "руководству и его союзникам", но, кто является "этими союзниками", неизвестно.

С 2002 г. "Сургутнефтегаз" не публиковал отчётность по международным стандартам. Отчёт, опубликованный в 2013 г, создал еще больше тумана. Оказалось, что внезапно доля акций в распоряжении компании сократилась с 40 процентов до менее одного процента, хотя общее количество акций не изменилось.

Не привнесло ясности и декабрьское заявление Путина, в котором он отметил, что много акций концерна якобы находится на руках у сотрудников. Эксперты считают это неправдоподобным.

Если верить политологу Станиславу Белковскому, именно Путин не заинтересован прояснять ситуацию с нефтяным гигантом. Несколько лет назад Белковский утверждал, что Путин контролирует 37% "Сургутнефтегаза". И методика сокрытия хозяев концерна вполне может свидетельствовать о правоте Белковского.

Одним из подтверждений этого является тесная связь "Сургутнефтегаза" с Gunvor, принадлежащего Гангрене – Тимченко.  

Цитата:

Как сообщил в марте 2014 г. минфин США, действия Тимченко в энергетическом секторе напрямую связаны с Путиным. У Путина есть инвестиции в Gunvor и, возможно, доступ к средствам Gunvor.

Цитата:

История "Сургутнефтегаза" показывает его тесные связи с группой дельцов, которые заняли видное положение с приходом Путина на пост президента в 2000 году. Под его руководством они достигли сияющих высот — как и их состояния. Сургутнефтегаз проявляет необычную преданность по отношению к деловым кругам, связанным с Геннадием Тимченко (кликуха "Гангрена", №49,56,68 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Путина по петербургской мэрии, один из 60 правящих воров в законе) .

С момента своей приватизации до 2003 года Сургутнефтегаз продавал значительную часть своей продукции через трейдинговую компанию «Кинэкс», находившуюся в собственности у группы дельцов, включая Тимченко. В 2003 году, когда Тимченко поссорился со своими партнерами по Кинэксу, Сургутнефтегаз аннулировал контракты с этим трейдером и начал торговать через новую компанию Тимченко Gunvor, которая позже стала третьей трейдинговой компанией в мире, чему помогли ее связи с "Сургутнефтегазом" и "Роснефтью".

Главная загадка российской нефтяной отрасли: кто владеет "Сургутнефтегазом"?

Гангрена срочно переоформил владение Gunvor в связи с введением санкций США против ближайших путинских подручных. Не удивительно, что  к "Сургутнефтегазу" было привлечено внимание в связи с введением санкций из-за агрессии России против Украины.

Подобные соображения о структуре владения «Сургутнефтегазом» есть не только у Белковского. По данным британского журнала Times,  ЦРУ во время президентства Джорджа Буша проводило "ревизию" имущества Путина и, по словам чиновников, которые якобы видели материалы в процессе подготовки, оценка Белковского подтверждается.

Да и в российских финансовых кругах предполагают, что Путин получает прибыль именно через "Сургутнефтегаз". Компания, как рассказывает один российский банкир, пожелавший остаться инкогнито, представлена на бирже, но в России строго-настрого запрещены некоторые финансовые операции с акциями концерна. "Для меня это верный признак того, что концерн является святая святых и управляется с самого верха", - говорит банкир.

Но скрытность "Сургутнефтегаза" - не единственная причина повышенного интереса к нему, продолжает журналист. Вторая отличительная черта концерна - его финансовые резервы.

По данным за 2012 год, когда концерн впервые представил свой финансовый отчет, резервы "Сургутнефтегаза" составили 30 млрд долларов. Это больше, чем у любой другой энергетической компании в мире, и с тех пор резервы могли подрасти.

Вряд ли эти резервы можно объяснить запланированными инвестициями, ведь за "Сургутнефтегазом" не было замечено грандиозных планов по приобретению активов других компаний.

В целом, по словам главного аналитика "Русского стандарта" Сергея Суверова, "Сургутнефтегаз" воспринимается скорее в качестве "сберегательной кассы", нежели акционерного общества.

А уж для кого хранит деньги "сберкасса под названием "Сургутнефтегаз", по-прежнему остается тайной. И знают ее только в Кремле.

Источник

***

В 2004 и 2005 году глава хедж-фонда Hermitage Capital Уильям Браудер подавал на "Сургутнефтегаз" в суд, требуя выполнять российские законы о ценных бумагах, что могло привести к выплате части денежных резервов, (которые были меньше в то время, но все же значительные), как дивидендов. В ноябре 2005 года власти аннулировали российскую визу Браудера, через неделю Верховный суд РФ решил дело не в его пользу. Браудер говорил в интервью, что причиной его изгнания из России стали конфликты либо с "Сургутнефтегазом", либо с "Газпромом".А Сургут, по его словам, наиболее доходная и наименее дорогая компания в России.

"Сургутнефтегаз" - кремлёвский "смазочный фонд"

***

В 1987 году Адольф Смирнов, на тот момент заместитель генерального директора «Киришинефтеоргсинтеза» (известного как «Кинеф»), крупнейшего российского нефтеперерабатывающего завода, подразделения «Сургутнефтегаза», отвечал за организацию продаж продукции «Кинефа». Он создал структуру под названием «Киришинефтехимэкспорт», также известную как Kinex. Малов был назначен заместителем генерального директора Kinex. Kinex отвечала за продажи нефтепродуктов «Кинефа» и закупки за рубежом необходимых материалов и оборудования. В конце 1980-х годов Тимченко, а затем и Катков также поступили на работу в Kinex. Примерно в то время Тимченко установил хорошие отношения с Путиным, который занимал пост вице-мэра Санкт-Петербурга … Заместителем Путина в то время являлся Игорь Сечин .

Вскоре Kinex был преобразован в отдельную от «Кинефа» компанию и в 1991 году переехал в собственный офис. Управляли Kinex Смирнов,  Тимченко, Катков и Малов (здесь и далее в судебном решении эта группа лиц названа «Kinex partners». ). В период перестройки деятельность Kinex приносила большую прибыль, особенно после того как компания занялась нефтетрейдингом. Тимченко, базируясь в Хельсинки, работал на Urals Group (одна из первых частных структур в СССР, получившая право экспорта нефти. ). Затем, действуя в интересах «Kinex partners», установил контроль над бизнесом Urals Group в Скандинавии.

В 1994 году Kinex была преобразована в акционерное общество. В 1995-1996 годах «Кинеф», «Сургутнефтегаз» и Kinex были приватизированы. «Кинеф» стала частью «Сургутнефтегаза», однако Kinex сохранила независимость. В 1995 году, когда был приватизирован 51% акций Kinex, акции были переданы сотрудникам предприятия, включая топ-менеджеров Малова, Каткова, Тимченко и Смирнова. Свои пакеты акций они увеличили в 1996 году, когда были приватизированы оставшиеся 49% акций Kinex. …В 1998 году, вскоре после финансового кризиса, компания была признана банкротом и была замещена новой компанией, которая получила название Kinex Group, единственными акционерами которой являлись «Kinex partners».

 В 1989 году  Никитин и его тесть, бывший капитан корабля, создали в Санкт-Петербурге консалтинговую компанию. Бизнес был очень успешный. В 1992 году Никитин заработал свой первый миллион долларов. В 1992 году Малов в интересах «Kinex partners» предложил Никитину развивать совместный с Kinex шипинговый бизнес. Никитину было предложено создать компанию, которая бы перевозила грузы Kinex. Прибыль от ее деятельности предполагалось делить пополам между Никитиным и «Kinex partners». Таким образом, в 1992 году учреждена компания Kirishi Shipping. В 1998 году этот бизнес был поглощен компанией Premium Nafta Products ltd (PNP) зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Ее офис располагался в Санкт-Петербурге, бенефициарами компании были Никитин, Малов,  Катков и Тимченко, который распоряжался долей  Смирнова как своей собственной (Адольф Смирнов умер в 2004 году). Поскольку Kinex в 1990-е годы процветала, бизнес Kirishi Shipping, а затем и PNP быстро рос. К концу 1990-х компания переваливала в месяц около 1 млн т груза, фрахтовала около 200 судов за год. Суда фрахтовались на спотовом рынке. Однако примерно в 2000 году Никитин пришел к выводу, что PNP необходимо начать брать суда в долгосрочную аренду. Эта возможность обсуждалась с «Kinex partners».

189. Никитин стал также партнером в железнодорожном бизнесе Kinex, который позже был передан под управление офшорной компании Nikolas Invest Corporation. Прибыль от бизнеса делилась между Никитиным, «Kinex partners» и  Ааду Лукасом, который имел долю в проекте и частично контролировал нефтеперевалку эстонской компании «Пактерминал» (Таллин). В 1999 году Kinex начала торговать сырой нефтью, получаемой от компании «Сургутнефгегаз» (продолжая операции с нефтепродуктами с Киришского НПЗ), поставки шли через зарегистрированную на Британских Виргинских островах компанию Gunvor Energy. Сырая нефть поставлялась по трубопроводу на завод в Киришах, затем железнодорожным транспортом перевозилась в порты на Балтийском море. В этом бизнесе были задействованы и PNB (шипинговая компания), и железнодорожная компания, в которой участвовал  Никитин. Бенефициарами Gunvor Energy были  Никитин, Тимченко, Катков, Малов,  Лукас, а также Торнбьорн Торнквист, друг Тимченко.

Лондонский суд о Геннадии Тимченко

***

Когда в 1993 году правительство Гайдара разделило российскую нефтянку на несколько компаний, «Сургутнефтегазу» с его месторождениями в Западной Сибири достался нефтеперерабатывающий завод в Киришах в Ленинградской области. Вскоре реальный и юридический контроль над «Сургутнефтегазом» получил Владимир Богданов, его генеральный директор с 1984 года. С поддержкой Богданова и другого известного советского нефтяника Вагита Алекперова 35-летний комсомольский босс Собянин в 1991 году стал мэром нефтяного города Когалыма. В 1993-м он уже стал вице-губернатором ХМАО, главной нефтяной провинции России.

Бывшие чиновники питерской мэрии вспоминают, что тогда на НПЗ в Киришах положила глаз тамбовская преступная группировка, которая контролировала практически весь Санкт-Петербург и начинала экспансию по окрестностям. Богданов отправил разбираться Собянина. И именно тогда он якобы познакомился с Путиным, и тот помог ему решить вопросы завода с преступностью.

Собянин вообще был партнером Путина и его соратника Геннадия Тимченко по питерскому нефтебизнесу, утверждает политолог Сергей Белковский: Путин и Тимченко обеспечивали оперативное управление заводом, Собянин отвечал за поставки. Структуры Тимченко стали продавать продукцию Киришей за рубеж. На этой почве Собянин научился отлично ладить с нефтяниками. В его регионе работали и «Сибнефть», и «Сургутнефтегаз», и «Газпром», и ЛУКОЙЛ — он со всеми выстроил отношения.

Наместник Путина