Общественно-политический журнал

 

Ответ Сергея Григорьянца Андрею Илларионову: мы с вами конечно союзники, вот только видим по-разному

Добрый день, Андрей Николаевич,

 Я редко получаю так много комментариев на свои статьи. Ответить всем по одиночке, конечно, не могу, но напишу ответ более или менее общий, тем более, что претензии к моему тексту или похожи друг на друга или являются взаимно дополняющими. Но Вам, учитывая многолетнее наше знакомство тем не менее хочу написать отдельно.

 Ваше сочувствие и украинскому народу и украинскому государству, которое стремится построить независимые и показывающие России пример демократические структуры, конечно, ничто кроме большой симпатии у меня вызывать не могут. И в этом мы с Вами полные единомышленники, как, впрочем, и во многом другом.

 Но вот Ваши аналитические записки о положении на Украине, предсказания того, как оно будет развиваться в дальнейшем и что должны делать другие страны вызывают у меня зачастую не только несогласие, но просто удивление, как Вы с Вашим двадцатилетним серьезным кремлевским и международным опытом можете писать столь далекие от реальности вещи и тем самым по сути дела вводить в заблуждение многих других с вниманием читающих Ваши посты наших союзников.

 Я пишу гораздо меньше, чем Вы, но в отличие от Вас (Вы спросили о различии в наших с Вами мнениях) я никогда не писал о том, что принятые европейским сообществом и Соединенными Штатами экономические санкции в отношении России являются незначительными, являются предательством Украины (Мюнхенгейтом-2014) и демократии и не при какой погоде ни к чему кроме вреда не могут привести. И что только вооруженное помощь НАТО Украине может спасти ее от катастрофы.

 Между тем, я с самого начала, хорошо помня, в частности, меры принятые относительно Советского Союза в 1980 году (что и Вы, вполне, можете помнить), во-первых, понимал, что и принятые сразу же меры являются очень чувствительными для России, во-вторых, помнил, как постепенно год за годом расширялись меры воздействия на Советский Союз, начавшиеся после оккупации Афганистана, и к чему это в конце концов привело. Это совсем не маленькое отличие в наших восприятиях событий, которые Вы считаете совершенно одинаковыми.

 Чтобы не перечислять подобные отличия бесконечно, а их достаточно много, к примеру, Ваша уверенность в том, что выборы на Украине будут сорваны Россией и российская агентура начнет вооруженное восстание на всем юго-востоке Украины и что Путина ничем и никто остановить не может, обращусь только к одному Вашему подробному посту с анализом плана Збигнева Бжезинского, которым, по вашему мнению, мне кажется вполне обоснованному, руководствуется президент Обама. Другое дело, что я буквально ни в чем не согласен с Вашей оценкой этого плана.

 У Бжезинского, человека с очень хорошим стратегическим мышлением, когда он пишет об Украине присутствуют, хотя и явно не высказанные три основополагающие посылки. Во-первых, надо поддержать и сохранить Украину, но при этом думать ни только о ее интересах, но и об интересах всей Европы, которая не способна сегодня выдержать лавины украинцев, едущих на Запад на заработки, не может себе позволить фантастических расходов, связанных с приведением в нормальное состояние украинской экономики, политической жизни и социальных структур, а потому, если Соединенные Штаты не хотят разрушить европейское сообщество, то они должны экономически и политически поддержать Украину, но сохранять ее в определенном отдалении от остальной Европы.

 Во-вторых, нужно стремиться всячески избегать прямой войны между Россией и Украиной. И не только из гуманистических соображений, но и опять-таки из стратегических, понимая, что такая война, провоцируя все новые и новые непредсказуемые столкновения и включая в себя все новых участников, реально может превратиться в Третью мировую войну.

 И, наконец, в-третьих, вводя самые жесткие санкции в отношении России и заставляя Путина отказаться от поддержки мнимых добровольцев на ее территории и транспортировки туда тяжелого вооружения, необходимо с одной стороны бесспорно проучить Путина и, к сожалению, всех нас — русский народ, который допустил его появление в политической жизни, за агрессию, за нарушение всех мыслимых международных соглашений и устных договоренностей, но при этом необходимо постараться не довести Россию до катастрофы, до развала режима пусть отвратительного, но тем не менее как-то удерживающего страну. Поскольку европейцы очень остро понимают, что развалившаяся Россия сделает через пять-десять лет польские и украинские границы уже не границами с Россией, а границами с Китаем, а этого никто ни в Европе, ни в Соединенных Штатах, конечно, не хочет.

 И поэтому необходимо вести достаточно жесткую, но спокойную и разумную политику в отношении России, доброжелательную, но не переходящую каких-то границ в отношении с Украиной, и стремиться сохранить хоть какое-то равновесие в этой части нашего очень хрупкого Земного шара. По-моему, Европейский Союз (к тому же не желающий заморозить своих граждан, а потому откладывающий часть решительных санкций на один-два года, когда он будет к этому готов) и Соединенные Штаты, в общем-то, успешно делают.

 Как я писал об этом и три месяца назад, я думаю, что Соединенные Штаты, к сожалению, даже при всей разумности своих стратегических планов, не способны сохранить при тех авантюристических политиках и экономистах, которыми сегодня так богата Россия, нашу страну от распада и катастрофы, так же как им не удалось удержать от распада Советский Союз, что они, конечно, пытались делать, что бы не говорили сегодня досужие сочинители. В сохранении, пусть ослабленного, не агрессивного, но целостного Советского Союза США были заинтересованы, как и Европа, существенно больше, чем мы сами. Им не удалось с этим справиться, потому что к самому распаду они не были готовы и они бесспорно считают своим большим достижением, что это распад не привел к ядерной войне, учитывая, что ядерные боеприпасы хранились в различных частях Советского Союза. Но платой за это стала вскормленное американцами гэбэшное руководство в России Ельцина-Гайдара-Путина, новая способность к агрессии со стороны Кремля и только в этом смысле и надо понимать мои слова о поражении Соединенных Штатов в холодной войне.

 Как видите, Андрей Николаевич, все это совершенно непохоже на все, что пишете и, конечно, думаете Вы. И при всей Вашей замечательной защите демократии на Украине мне точно ближе исполненная здравого смысла и осторожности позиция президента Обамы, руководителей Европейского Союза и господина Збигнева Бжезинского, и не потому, что он был членом редколлегии английского издания журнала «Гласность», а потому, что наше понимание событий реально совпадают и совпадали все эти месяцы, но не совпадали с Вашими.

 Думаю, что ничего дурного в этом нет — все мы имеем право на свои взгляды и если мы спорим друг с другом, в том числе и публично, я надеюсь — это помогает нашим читателям вырабатывать собственные, отличные от Ваших и моих взглядах, а не является показателем бессмысленного и полезного лишь властям противостояния. Мне было очень приятно Ваше желание повидаться, еще что-либо обсудить друг с другом и периодически полемизирую я с Вами лишь потому, что Вы пишете очень серьезные, искренние и во многом близкие мне тексты. Скажем, я искренне люблю Сергея Адамовича Ковалева (не уверен, что он отвечает мне тем же), считаю его одним из самых честных и достойных людей среди своих знакомых, но никогда его не поддерживал ни в его симпатиях к Горбачеву, ни в сотрудничестве с Ельциным, ни в надеждах на Путина. На мой взгляд его доверчивость постоянно приводила его к серьезным ошибкам. И уже 30 лет я говорю и пишу об этом. Не могу же я пытаться изменить взгляды генералов КГБ, которые учились и шли служить, чтобы быть убийцами и мошениками (хотя и в КГБ я встречал редких идеалистов — Россия большая страна – но им приходилось очень плохо). Поэтому я и спорю со своими единомышленниками, чаще всего остаюсь в одиночестве и понимаю, что это плохая политика, но к другой я не способен. Заключать какие-то союзы, ради этого к чему-то приспосабливаться, в чем-то лукавить, мне не удавалось 50 лет назад и сейчас уже поздно учиться.

 К сожалению, я не могу следить за интернетом так, как это бы следовало, в свое время наша переписка началась с бесспорной моей ошибки — обвинения Вас в поддержке Гайдара (я просто не знал замечательных Ваших статей на эту тему). Сейчас я изредка комментирую какие-то из Ваших размышлений, которые и впрямь слышу по радио или вижу в интернете. Думаю, что в этом нет ничего дурного, хороших наших отношений, я надеюсь, это не изменит и для всех будет полезно.

 Искренне Ваш -
 Сергей Григорьянц.
6 июля 2014, 16:27

Комментарии

Георгий Матвеевич on 7 июля, 2014 - 04:22

Замечательный ответ Сергея Григорьянца на вопрос, заданный ему Илларионовым.

Я с интересом следил за публикациями Илларионова по событиям вокруг Украины, но после его "Мюнхенгейта" интерес сильно уменьшился. Ажиотаж Илларионова походил даже на некую панику, нежелание (или невозможность) спокойно взглянуть на проблему, исторически. Да, Илларионов там приводит исторические паралели в поддержку своего мнения, но это лишь похожие признаки, но разных болезней. Насморк, например, может быть как при гриппе, так и при аллергии, но очень поспешно определять болезнь и ее лечение по одному лишь симптому, который вам пусть и показался убедительным.

Но насморк носит еще и защитный характер и направлен на удаление из носа инфекции. Да, не всегда помогает, но организм этот шанс использует.

Не нравился мне и публичный прессинг Илларионова, когда он давал украинскому правительству то две недели, то три дня на совершение чего-то сверх срочного и обязательного ("лошадью ходи").

Илларионов искренне хотел не допустить катастрофы, но никак не мог понять, что его требования были не реальны и суматошны. Украина стояла в шаге от катастрофы, у нее не было ни армии, ни милиции, ни одной действующей государственной структуры. Украина строила себя в шаге от пропасти, а Илларионов требовал олимпийских прыжков. От кого и какими силами?

К счастью, Украина себя смогла удержать, построить и сформировать на этом обрыве.

Илларионов не может или не хочет понять, что сейчас происходит гораздо более важное - формирование украинской нации и государства. Нельзя от новорожденного ребенка требовать нагрузки взрослого человека. Он этого не выдержит и надорвется. Всему и свое время.

Можно и далее приводить примеры, но это сделал Сергей Григорьянц.

Я не оспариваю права Илларионова иметь свое мнение, но я, как и Сергей Григорьянц, считаю что это вводит людей в заблуждение.

Наблюдатель on 7 июля, 2014 - 08:07

Андрей Илларионов вызывает у меня искреннюю симпатию. Прежде всего своей антипутинской позицией и последовательной критикой режима, уже приведшего великую некогда Россию в ситуацию, когда ее многие страны Запада начинают рассматривать как страну-изгоя.

 

Но иногда публикации Андрея Николаевича оставляют ощущение, что они сделаны в спешке и даже несколько неряшливо. Такое впечатление, что он пытается вылить на режим Путина как можно больше критики, часто поступаясь качеством своей аналитики.

 

Вот, например, его последняя публикация на сайте "Эха Москвы" под названием "Политическая вестернизация Украины, 1991-2014". Все многообразие политического развития Украины за эти годы он пытается уложить в прокрустово ложе результатов выборов, забывая, что и сами выборы до 2000-х годов проводились, полагаю, нечестно, и мотивы того или иного голосования гораздо сложнее того, что можно описать как "вестернизация".

 

В итоге у него получается, что и Кравчук, и Кучма попеременно олицетворяют то "западный выбор", то "восточный выбор" - причем часто не совсем понятно, чем же обусловливается их "перекрашивание" (если таковое и состоялось).

 

Конечно, и режим Путина, и он сам не могут вызвать у человека с демократическими убеждениями ничего, кроме отвращения, но это не причина, чтобы выдавать такие сырые аналитические материалы - лишь бы побольше покритиковать режим.

 

Збигнев Бжезинский, например, пишет значительно меньше и реже о России и бывших республиках СССР, но каждая его публикация становится вехой в понимании эволюции всего постсоветского пространства.

 

Поэтому искренне хочу пожелать Андрею Николаевичу такой же глубины и основательности в его работе.

vik on 7 июля, 2014 - 15:30

Я признаю за Илларионовым серьезные заслуги в обличении и развенчании Гайдара и в его частном расследовании по поводу войны-провокации в Грузии. И там и там Андрей Илларионов сделал это очень хорошо. И если в теме Гайдара он не был единственным, то в провокациях при втрожении в Грузию он оказался почти единственным, кто аргументированно доказал что же там было на самом деле. Думается, что именно илларионовский анализ и войдет в историю в этом вопросе.

А вот что касается публикаций Илларионова по украинской теме, то здесь действительно все выглядит очень сыро и поспешно. Такое ощущение, что Илларионову лет этак 20-30, иначе откуда такая суматошность. В самом начале я обращал внимание на то, что его выступления были более выдержаны, чем его публикации, но его публикаций гораздо больше, чем его выступлений.

Несколько отталкивают и его частые намеки на предательство. Предательство, это эмоциональная категория, но он то пытается писать о политике.

Требовательные взывания к Западу также неуместны. Запад ничего не должен ни Украине, ни России. Тот же Запад не один раз жестоко обманывался в своих ожиданиях и надеждах в отношении России и Украины (к примеру, тот же Будапештский меморандум, тот же неподписанный Януковичем договор с ЕС).

У Запада есть все основания быть осторожными, что он и делает. Но он еще и пытается помочь и помогает. Запад это делает выверенно, учитывая и возможную ошибку и старается делать это так, чтобы минимально пострадать в случае ошибки и недопустить разрастания проблемы.

Илларионову стоит обратить внимание на население России и лжедемократические тусовки - вот уж где поле не паханое, полностью контролируемое властью на всех уровнях. Пока Илларионов обличал Запад, в России успели на несколько витков закрутить гайки и сделать население чучелом на кремлевской грядке.

Западных политиков пусть обличают и критикуют их избиратели - это их право и обязанность.

Илларионову есть кого просвещать и с кем бороться и это не Запад.

Но выбирать конечно ему.