Общественно-политический журнал

 

Будущее Януковича находится в руках украинских олигархов

В воскресенье, когда сотни тысяч человек вышли на улицы Киева, лондонские украинцы организовали демонстрацию протеста перед ультра-роскошным зданием, в котором находится квартира стоимостью £136,6 млн, принадлежащая самому богатому человеку Украины - Ринату Ахметову. На одном из плакатов было написано "Ахметов, укроти свое домашнее животное -  Януковича".

Эта акция стала напоминанием о центральной роли, которую могут сыграть украинские олигархи в разрешении крупнейшего политического кризиса, охватившего страну со времен "оранжевой революции" 2004 года.

Удержится ли президент Янукович на своем посту, во многом зависит от того, решат ли эти миллиардеры и дальше его поддерживать. Уже есть признаки того, что, как минимум, некоторые из олигархов разделяют недовольство населения решением Януковича не подписывать договор об ассоциации с Европейским союзом.

С тех пор как на Украине начались уличные протесты, миллиардеры отказываются давать интервью журналистам. Но тот факт, что принадлежащие олигархам телеканалы, которые до сих пор были лояльны президенту, теперь объективно сообщают о демонстрациях, считается многими доказательством того, что некоторые из олигархов поддерживают оппозицию.

По словам бизнесмена, тесно работающего с украинскими олигархами, они не лояльны Януковичу, а запуганы им. Как только появится возможность, они соскочат.

Аналитики проводят параллели с "оранжевой революцией", когда изначально олигархи оставались лояльными тогдашнему президенту Леониду Кучме и назначенному его преемником Виктору Януковичу. Но когда на улицы вышел миллион демонстрантов, они переметнулись в лагерь Ющенко и Тимошенко.

Украинские олигархи контролируют еще большую долю экономики страны, чем олигархи российские. Они также, в отличие от России, не находятся под контролем президента. Но большинство ведет себя осторожно, пытаясь не вызвать гнева Януковича.

Но последнее время олигархам все чаще приходится сосуществовать с внезапно разбогатевшими чиновниками и бизнесменами, близкими к Януковичу, которых на Украине называют "семьей".

Его сын Александр, бывший стоматолог, стал в последние годы одним из сотни самых богатых и влиятельных бизнесменов страны.

Сам Янукович ведет более расточительный образ жизни, чем его предшественники, занимая часть роскошного поместья на Межигорье, в 16 километрах к северу от Киева, что вызывает гнев многих украинцев.

Члены "семьи" предпочитают тесные отношения с Россией и даже готовы вступить в Таможенный союз.

Украинские олигархи выступают за сделку c ЕС, хотя они и опасаются проблем в  торговле с Россией. Договор с ЕС обеспечил бы им свободный доступ к европейскому рынку. Конкуренция со стороны европейских компаний их не волнует.

Источники из близкого к Ринату Ахметову круга говорят, что он уже посчитал, каким будет для него договор об ассоциации с Евросоюзом. В краткосрочной перспективе он понесет потери, но в средней и долгосрочной перспективе ему это соглашение будет выгодно.

По словам аналитиков, украинские олигархи считают договор с ЕС лучшей гарантией того, что у них не отберут их бизнес, а также удобным способом улучшить свой имидж на международной сцене.

Хотя украинские олигархи предпочитают избегать коллективных действий, некоторые из них из-за опасений, что у них отнимают европейский вариант развития, начали поддерживать демонстрантов.

Олигархи не хотят Путина или Таможенный союз и они боятся "семью".  Если победят Путин и Таможенный союз, то это будет означать, что власть перешла в руки "семьи".

Источник

Цитата:
"Семья"
 
Возвышение группы донецких бизнесменов и администраторов началось еще в 2010 году. В конце 2010-го главой Национального банка Украины стал 34-летний Сергей Арбузов. Его познания в экономике и теории финансов были более чем скромными (что и подтвердила его деятельность на посту руководителя Центробанка), зато он входил в ближний круг старшего сына президента Александра Януковича — принадлежащий последнему Всеукраинский банк развития возглавляет мать Арбузова. Во главе налоговой службы в конце 2011 года встал 30-летний дончанин Александр Клименко, а Министерство внутренних дел возглавил еще один уроженец Донбасса Виктор Захарченко.
 
Новая экономическая политика совпала с завершением очередного политического цикла: на осень 2012 года были назначены выборы в Верховную раду. Ради победы «регионалов» контролируемое ими правительство сделало ставку на рост соцрасходов и закручивание гаек на валютном рынке. Дефицит бюджета вырос в 2012 году с 2,8% до 4,5%, а сверхжесткая денежная политика, нацеленная не недопущение ослабления гривны, повлекла за собой остановку кредитования и — как следствие — спад в экономике, начавшийся в третьем квартале 2012 года и продолжающийся до сих пор.
 
"Семейное" управление экономикой привело к тому, что основным источником ренты для правящей группы стал государственный бюджет. Его расходы выросли в 2012 году до 49% ВВП (для сравнения: в куда более благополучной России госрасходы были равны 37% ВВП). Махинации с госзакупками, «свой метр госграницы» при импорте, централизованные операции по обналичке — вот джентльменский набор бизнесменов новой волны.
 
Стоматолог по образованию, Александр Янукович открыл в себе таланты девелопера и углетрейдера. В ноябре 2013 года «Forbes Украина» оценил его состояние в $0,5 млрд. Старший брат главного налоговика Антон Клименко оказался успешным финансистом: созданная им банковско-страховая Unison Group быстро обросла завидными клиентами из числа олигархов. Но самым ярким представителем когорты «младобизнесменов» стал 27-летний харьковчанин Сергей Курченко, в основе состояния которого лежат подозрительные операции со сжиженным газом и нефтепродуктами. Принадлежащий Курченко журнал «Корреспондент» оценил его состояние в $2,4 млрд.
 
Платой за "открытие" президентской "Семьей" своей ренты стало катастрофическое ухудшение предпринимательского климата и затяжной спад. Сегодня самой грозной для режима силой становится даже не майдан. Страна встречает Новый год без бюджета, Центробанк ограничивает операции с валютой, а банкиры с ужасом вспоминают осень-зиму 2004 года, когда политический конфликт едва не угробил банковскую систему.