Общественно-политический журнал

 

Спланированное массовое убийство с целью ограбления

Lutz Graf Schwerin von KrosigkЭто было самое крупное инициированное государством ограбление в мировой истории. Во времена господства национал-социализма госслужащие проявляли невиданную смекалку и прибегали ко всем имеющимся бюрократическим средствам, чтобы присвоить целые миллиарды.

Самый легкий вариант для вора – когда он точно знает, какими суммами располагает потенциальная жертва. Когда в конце апреля 1938 года газеты гитлеровской Германии сообщили о вступившем в силу «Постановлении о предоставлении сведений о размере собственности евреев», многие евреи поняли, какую на самом деле цель преследовал этот документ. 

Финансовые учреждения тем самым получали информацию, с помощью которой кражи становились существенно легче. 

Постановление от 26 апреля 1938 года стало лишь промежуточным шагом в крупнейшей государственной афере в мировой истории. Ни до, ни после 1933 -1943 годов власти не вели себя настолько бесцеремонно. Под прикрытием правовых документов финансовое управление получало доступ к имуществу отдельных слоев населения. Были изданы десятки законов, постановлений и предписаний, каждый из которых преследовал одну и ту же цель – как можно большая часть собственности немецких евреев должна была оказаться в распоряжении государства.

Все это происходило под контролем не убежденных нацистов, а карьерных чиновников, а именно, графа Лутца Шверин фон Крозига (Lutz Graf Schwerin von Krosigk), юриста по образованию. В 1920-ые годы он сделал карьеру в министерстве финансов, в 1932 году возглавил министерство. Не считая министра труда Франца Зельдте (Franz Seldte), он был единственным министром, который оставался на этом посту с первых и до последних дней Третьего рейха. Будучи подсудимым на «Процессе министерств» («Дело Вильгельмштрассе») в 1949 году, Шверин фон Крозиг получил сравнительно мягкое наказание и был приговорен к 10 годам лишения свободы. После отбывания двух третей срока он вышел на свободу.

Ведомство замешано в Холокосте

Как и другие ведомства, федеральное министерство финансов несколько лет назад организовало специальную комиссию под руководством историков, чтобы разобраться в участии министерства в Холокосте. Подобный доклад министерства иностранных дел, опубликованный в 2010 году, вызвал бурную реакцию в СМИ из-за чрезмерной заостренности проблемы. Другие комиссии, например, министерство юстиции, подошли к этому вопросу более серьезно. И вот, сейчас, после трех промежуточных докладов, готовится итоговое исследование комиссии министерства финансов, подготовленного историком Кристианой Куллер (Christiane Kuller). Выходит доклад под следующим названием: «Бюрократия и преступления: антисемитская финансовая политика и практика управления в национал-социалистической Германии».

Участие финансового управления Третьего Рейха в Холокосте вовсе не новость. В 2008 году было опубликовано обширное исследование, в котором хотя формально анализировалась только роль берлинского финансового управления в разграблении евреев, однако на самом деле исследовались регионы, выходящие далеко за пределы немецкой столицы. (Мартин Фриденбергер (Martin Friedenberger) «Фискальное разграбление»).

В этой связи было чрезвычайно мудрым, что Вернер Плумпе (Werner Plumpe), занимавший с 2008 по 2012 год пост председателя Немецкого союза историков, профессор истории экономики во Франкфурте-на-Майне и член комиссии, возложил большие надежды на это исследование. «Все крупные министерства, которые функционируют в духе немецкой министерской бюрократии, должны предоставить открытый отчет о своем развитии во времена господства национал-социализма и после него. В этом процессе большую роль играет само по себе информирование, а не новизна результатов исследования». В то же время, - продолжает Плумпе, - комиссия «весьма уверена» в том, что на поверхности окажутся действительно новые сведения.

Чиновничий беспредел

Это подтверждается в представленном первом томе доклада комиссии. Автор, выступившая с этой работой на защите докторской диссертации, точно подмечает сразу несколько аспектов «фискального антисемитизма». На первый взгляд, наибольшую роль играет смысл законов и постановлений, посредством которых ущемлялись права евреев. Выяснилось, что существовал целый ряд специальный предписаний. Большинство дискриминирующих немецких евреев изменений в действующие предписания были внесены именно в период до 1938 года.

Вторых существенным аспектом является участие налогового управления в устранении гражданского существования немецких евреев. Ряд чиновников финансового ведомства после депортации евреев занимались распределением их собственности в интересах государства. Домашнее хозяйство распускалось, имущество распродавалось – зачастую на так называемых «еврейских аукционах», о проведении которых размещались объявления в газетах. Хотя некоторые чиновники и интересовались дальнейшей судьбой депортированных евреев, все же большая часть аппарата не задавала подобных вопросов.

В процессе преследования немецких евреев в одном котле смешивались якобы легитимные законы и постановления, разрастающаяся бюрократия и простая жадность, которые, кстати, зачастую шли на пользу не только казне. Масштаб этого клубка поражает и сегодня. «Разбойничий набег» был чрезвычайно многогранен – от противоречащих человеческим нормам законов, их умышленно ложного интерпретирования до противоречащих норме закона вымогательств.

Источник

Цитата:
Немецкий историк интерпретирует Холокост как наиболее тщательно спланированное массовое убийство с целью ограбления в истории современной цивилизации.
 
 Нацисты покупали немецкого "маленького человека", перераспределяя в его пользу собственность уничтожаемых по всей Европе евреев и давая ему возможность обогащаться в ходе военных кампаний.
 
 Доказательства этого тезиса представлены в книге "Народное государство Гитлера: грабеж, расовая война и национальный социализм" (Hitlers Volksstaat. Raub, Rassenkrieg und nationaler Sozialismus), вышедшей в издательстве Fischer. Автор книги - немецкий историк и журналист Гёц Али (Götz Aly).
 
 "Услужливая" диктатура социального благоденствия
 
 Как удалось нацистам за короткое время укрепить свои позиции и добиться поголовной поддержки населения? - задается вопросом историк. Его ответ противоречит существующим представлениям о нацизме как системе террора. Али пишет, что Гитлер и его приспешники были "классическими политиками-популистами", которые любой ценой стремились поддерживать у масс хорошее настроение. Поэтому льготы лились на немцев как из рога изобилия. "Народная общность" и "национальный социализм" - это не пропаганда, отмечает историк, лозунги отражают реалии того времени.
 
 С началом войны социальное благоденствие, прáва на которое были лишены евреи и прочие "чуждые элементы", почувствовали довольно широкие круги населения. Наученные опытом крушения кайзеровской империи, нацисты распределяли бремя военных расходов по справедливости. Помогали семьям солдат, освободили рабочих от военного налога, вернули оплату сверхурочных - "из чистого популизма", отмечает Али. Повышенные пенсии и обязательное медицинское страхование улучшили положение малообеспеченных. Платить больше должны были богатые.
 
 Режим государственного грабежа
 
 Как ни странно, но до Али никто из историков не задавался вопросом: а где находится собственность убитых евреев Европы? Ответ автор книги нашел в 1938 году: государство стояло на грани банкротства в результате более чем щедрой социальной политики. Тогда-то финансовым экспертам нацизма и пришла в голову идея национализации еврейского имущества. Эту модель фашисты использовали по отношению к завоеванным государствам.
 
 В архивах финансовых ведомств "третьего рейха", ранее мало изученных, историк нашел документы, доказывающие, что именно экспроприация имущества евреев и ограбление покоренных стран составляли главную доходную статью рейха. Участие в этой "общеевропейской операции по отмыванию денег", пишет историк, принимали и власти, а также банки ряда оккупированных стран.
 
 Гитлера довольные грабители
 
 Причиной Холокоста стал не беспрецедентно чудовищный антисемитизм, якобы присущий немцам, а прагматичный план нацистского режима сколотить капитал на собственности евреев и использовать его для подкупа населения. Фанатичная любовь к фюреру, заставившая Даниэля Гольдхагена назвать немцев "добровольными палачами", в книге Али почти не упоминается. Автор новой интерпретации Холокоста видит в немцах "довольных грабителей", которые без лишних раздумий пользовались тем, что им предлагал режим. Книга предлагает новый вариант тезиса о коллективной вине немцев в годы нацистской диктатуры. Как никак, "выгоду имели 95 процентов немцев", – неоднократно отмечает историк. Интерпретацией известных слов философа Макса Хоркхаймера о том, что молчащий о капитализме не должен рассуждать о фашизме, Гёц Али завершает свой труд: "Молчащий о выгодах миллионов простых немцев не должен рассуждать о национал-социализме и Холокосте".