Общественно-политический журнал

 

"Хроника текущих событий"

Наталья Горбаневская — создатель первого в СССР «самиздатовского» правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий»Молодая женщина с детской коляской свернула от Александровского сада к Красной площади. В коляске рядом с младенцем лежал самодельный флаг Чехословакии и два лозунга, написанных на кусках ткани.
 Один - по-чешски: «Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!», другой - на русском языке: «За вашу и нашу свободу!».

Это выражение принадлежит Александру Герцену, который сто лет назад поддерживал польских повстанцев, боровшихся за независимость от Российской империи.

Наташа Горбаневская катила коляску по Красной площади, приближаясь к Лобному месту. Этот напоминающий круглую сцену каменный помост был построен при Иване Грозном для оглашения царских указов. Нередко указы о казнях тут же приводились в исполнение - рядом с Лобным местом, на специальных деревянных сооружениях. В восемнадцатом веке древнюю трибуну Красной площади облицевали белым камнем, сохранившимся до наших дней.

25 августа 1968 года здесь ждали назначенного часа остальные участники демонстрации: Лариса Богораз, Павел Литвинов, Владимир Дремлюга, Константин Бабицкий, Вадим Делоне и Виктор Файнберг.

Часы на Спасской башне пробили двенадцать. Семеро демонстрантов развернули плакаты и молча сели на теплые белые камни.
 В считанные минуты к ним подбежали стражи порядка в штатском, вырвали плакаты, избивая, стали заталкивать в подоспевшие машины.

 На следующий день все еще неподцензурная пражская газета «Литерарни листы» вышла с редакционной статьей, в которой, в частности, говорилось: «Эти семь человек на Красной площади Москвы - по крайней мере семь причин, по которым мы никогда не сможем испытывать ненависть к русским».

Участники демонстрации были осуждены на различные сроки лишения свободы. Наталья Горбаневская была признана душевнобольной и выпущена «на поруки» - под надзор матери (и компетентных органов, естественно). У Горбаневской было двое детей.

 Наталья Горбаневская с сыновьями.

Цитата: Наталья Горбаневская родилась в 1936 в Москве.
 По образованию филолог, работала редактором, переводчиком, журналистом. Поэтесса.
 Активно участвовала в правозащитном движении в СССР, была первым редактором неподцензурного правозащитного бюллетеня "Хроника текущих событий" ( ХТС ), членом редколлегии журнала "Континент" и газеты "Русская мысль".

В июле 1970 года Наталья Горбаневская вновь оказалась перед судом.

Прокурор в своей речи отметила, что Н.ГОРБАНЕВСКАЯ 25 августа 1968г. совершила преступление - приняла участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, за которые другие участники - БОГОРАЗ, ЛИТВИНОВ, ДЕЛОНЕ, ДРЕМЛЮГА и БАБИЦКИЙ - были осуждены и ныне отбывают наказание.

 Однако следствие, приняв во внимание невменяемость ГОРБАНЕВСКОЙ, воздержалось от возбуждения в отношении нее уголовного дела и передало ее на попечительство матери. Теперь, говорит прокурор, мы видим, и сама мать ГОРБАНЕВСКОЙ признает, что попечительские обязанности она выполнила плохо и что ГОРБАНЕВСКАЯ продолжала свою преступную деятельность.
 Так, 29 августа она передала в редакции газет "Руде право", "Унита", "Морнинг стар" и др. свое письмо, в котором тенденциозно описывала события 25 августа на Красной площади.

Прокурор цитирует часть этого письма:

"Мои товарищи и я счастливы, что смогли принять участие в этой демонстрации, что смогли хоть на мгновение прорвать поток разнузданной лжи и трусливого молчания и показать, что не все граждане нашей страны согласны с насилием, которое творится от имени советского народа. Мы надеемся, что об этом узнал и узнает народ Чехословакии. И вера в то, что думая о советских людях, чехи и словаки будут думать не только об оккупантах, но и о нас, придает нам силы и мужество".

… ГОРБАНЕВСКАЯ не останавливалась ни перед чем - она передавала нашим злопыхателям свои работы (это и работами можно назвать лишь условно). Эти работы использовались для антисоветской пропаганды за рубежом. Так, радиостанция "Свобода" передал очерк "Бесплатная медицинская помощь", шестой выпуск "Хроники". Таким образом, говорит прокурор, материалы дела устанавливают, что ГОРБАНЕВСКАЯ систематически изготовляла и распространяла клеветнические измышления, порочащие советский государственный строй, т.е. совершала действия, предусмотренные статьей 190-1 Уголовного кодекса РСФСР.

Решение суда:
 подлежит помещению в психиатрическую больницу специального типа для принудительного лечения. Срок лечения не устанавливался.

В апреле 1970 года в Институте судебной психиатрии имени В. П. Сербского ей был поставлен диагноз «вялотекущая шизофрения» при отсутствии упоминаний в клинической записи судмедэкспертами каких бы то ни было психопатологических расстройств, которые обуславливали бы необходимость госпитализации; направлена на принудительное лечение в психиатрическую больницу тюремного типа, где содержалась 2 года и 2 месяца до 22 февраля 1972 года.

17 декабря 1975 года эмигрировала. Жила в Париже. Работала в редакции журнала «Континент», была внештатным сотрудником радио «Свобода», с начала 1980-х годов и до 2003 года работала в газете «Русская мысль». С 1999 года состоит в редакции и редколлегии русскоязычного варшавского журнала «Новая Польша», публикуется в нём как автор и как переводчик.

С 2005 года гражданка Польши.

Хроника текущих событий

"Хроника текущих событий" - машинописный информационный бюллетень правозащитников, выпускавшийся ими в течение 15 лет, с 1968 по 1983 гг. Всего за это время вышло 63 выпуска "Хроники".

 1968 год был объявлен Организацией Объединенных Наций Годом прав человека, в ознаменование 20-й годовщины принятия ООН Всеобщей Декларации прав человека. В Советском Союзе этот год начался с судебного процесса над А.Гинзбургом, Ю.Галансковым, А.Добровольским и В.Лашковой - одного из самых громких политических дел брежневской эпохи, преследованиями инакомыслящих, гонениями на людей, поднявших свой голос в защиту осужденных, ужесточением цензурного контроля над литературой. На титульном листе бюллетеня, первый выпуск которого датирован 30 апреля 1968 г., было напечатано: "Год прав человека в СССР". Чуть ниже стоял эпиграф - текст ст.19 Всеобщей Декларации о праве каждого искать, получать и распространять информацию, а еще ниже - слова: "Хроника текущих событий".Строго говоря, первый составитель бюллетеня, Наталья Горбаневская, предполагала назвать его "Год прав человека в СССР" (что, между прочим, косвенно свидетельствует об первоначальном отсутствии намерения выпускать бюллетень в течение долгого времени); слова же "Хроника текущих событий" скорее имели в виду заявить жанр издания и представляли собой подзаголовок. Однако, читатели приняли их за название, а слова "Год прав человека в СССР" - за девиз, обозначающий тему бюллетеня. Это прочтение титульного листа устоялось и было принято составителем, тем более, что издание продолжилось и после окончания Года прав человека. В 1969 г. на титуле появился новый девиз: "Год прав человека в СССР продолжается". Впоследствии он несколько раз менялся: "Движение в защиту прав человека в Советском Союзе продолжается", "Борьба за права человека в СССР продолжается", "Выступления в защиту прав человека в СССР продолжаются". Структура бюллетеня определилась уже в первых его выпусках. "Хроника" делилась на две части. Первая содержала подробное изложение главных, на взгляд составителей, событий, произошедших между датой, которой был помечен предыдущий выпуск, и датой текущего номера. Вторая состояла из постоянных рубрик, образованных по тематическому и, отчасти, жанровому признаку: "Аресты, обыски, допросы", "Внесудебные преследования", "В тюрьмах и лагерях", "Новости Самиздата", "Краткие сообщения", "Исправления и дополнения". Первоначальная рубрикация, разумеется, увеличивалась и усложнялась за счет новых проблем, попадавших в поле зрения правозащитников. Так, вскоре появились рубрики "Преследования верующих", "Преследования крымских татар", "Репрессии на Украине". Позже, в начале 1972 г. возникла рубрика "Преследования верующих в Литве", в середине того же года получившая новое, более общее название "События в Литве" и ставшая постоянной.

 Неизменным оставался стиль "Хроники": сдержанный, безоценочный, фактографический. Неизменной оставалась ее тематика: нарушения основных гражданских прав и свобод в СССР, выступления в их защиту, действия, реализующие их "явочным порядком". Неизменными оставались принципы издания: стремление к максимальной точности и полноте информации, объективность в ее подаче.

 Составители "Хроники" не объявляли своих имен открыто. Все же было бы большим преувеличением утверждать, что бюллетень делался в "глубоком подполье": во всяком случае, в течение первых полутора лет его существования было широко известно, что основной труд по подготовке выпусков взяла на себя Н.Горбаневская, чьими единоличными усилиями и были подготовлены первые девять номеров, за исключением, может быть, 3-го (в работе над ним активно участвовали Илья Габай и его жена Галина). Трудно сказать, почему в течение этого времени КГБ воздерживался от арестов. Возможно, причина в том, что не так-то легко обвинить в "антисоветской пропаганде" или "клевете на советский строй" чисто информационный бюллетень, беспристрастно и точно излагавший факты и не содержащий ни призывов к свержению Советской власти, ни грубых искажений действительности. А руководство органов госбезопасности в то время стремилось застраховать себя от упреков в прямой фальсификации обвинений. Позднее КГБ отказался от подобной щепетильности. После ареста Горбаневской по обвинению в причастности к изготовлению и/или распространению "Хроники" в разные годы были арестованы: Юрий Шиханович, Петр Якир, Виктор Красин, Габриэль Суперфин, Сергей Ковалев, Александр Лавут, Татьяна Великанова, повторно - Юрий Шиханович. По-видимому, этот список неполон: мы привели имена лишь тех, кто был и в самом деле причастен к составлению выпусков или, по крайней мере, к их размножению или передаче за рубеж. Большинству арестованных, предъявлялись, впрочем, и другие обвинения аналогичного характера.

 "Хроника" получала информацию для своих выпусков простым и эффективным способом, сложившимся в значительной мере стихийно: устоявшийся механизм самиздатского распространения текстов работал в этом случае в "обратном" порядке. Этот механизм четко описан в обращении к читателям "Хроники", помещенном в 5 выпуске бюллетеня:

Цитата: "Хроника" ни в какой степени не является нелегальным изданием, но условия ее работы стеснены своеобразными понятиями о легальности и свободе информации, выработавшимися за долгие годы в некоторых советских органах. Поэтому "Хроника" не может, как всякий другой журнал, указать на последней странице свой почтовый адрес. Тем не менее, каждый, кто заинтересован в том, чтобы советская общественность была информирована о происходящих в стране событиях, легко может передать известную ему информацию в распоряжение "Хроники". Расскажите ее тому, у кого вы ее взяли "Хронику", а он расскажет тому, у кого он взял "Хронику" и т.д. Только не пытайтесь единолично пройти всю цепочку, чтобы вас не приняли за стукача"

Позднее, в 1970-е гг., к сообщениям, получаемым вышеописанным способом, добавилась информация, поступающая от независимых правозащитных ассоциаций, обладавших собственными источниками информации (например, от Московской Хельсинкской группы) или извлекаемая из другой самиздатской периодики. Еще позднее появились специализированные правозащитные издания, такие, как "Бюллетень "В"", предназначенные не столько для самиздатского распространения, сколько для испльзования их в качестве первичного источника другими изданиями. "Хроника" выходила регулярно, в среднем раз в два месяца, до конца 1972 г.; затем, после выхода 27-го выпуска, издание было приостановлено. Причиной тому был шантаж со стороны КГБ, который открыто угрожал, что каждый новый выпуск станет причиной арестов, причем вовсе не обязательно арестованы будут именно те, кто этот выпуск делал. (Во исполнение этой угрозы была арестована Ирина Белогородская, которая и в самом деле в тот момент не принимала участия в подготовке бюллетеня, да и раньше ее роль сводилась к организации перепечатки).

 Однако уже к осени следующего года началась подготовка к возобновлению "Хроники". Было решено подготовить сразу три выпуска, содержание которых относилось бы ко времени "перерыва" и покрывало бы лакуну, образовавшуюся за это время. К началу мая 1974 г. все три выпуска - 28-й, 29-й и 30-й - были готовы.

 Одновременно в среде людей, близких к бюллетеню, обсуждалась возможность объявить редакцию издания. Преимущества такого решения были очевидны: во-первых, резко уменьшались возможности КГБ шантажировать "Хронику" арестами непричастных или мало причастных к ней людей; во-вторых, корреспондентам (они же читатели) "Хроники" становилось проще передавать ей информацию. Очевидны были и минусы: этот шаг был бы воспринят властями как дополнительный вызов, и объявленные редакторы, скорее всего, очень быстро оказались бы за решеткой.

 Высказывались и более общие соображения против этого шага: "Хроника" является общим и, возможно, главным делом всего правозащитного движения, его стержнем; именно так ее воспринимают ее распространители, читатели, корреспонденты, помощники. Они ощущают себя такими же участниками этого дела, как и те, кто отбирает и редактирует тексты или составляет макет очередного выпуска. И у них есть определенные основания рассматривать себя как участников, ибо первые рискуют не меньше вторых. Иными словами, правомерно ли вообще применять слово "редакция", говоря о "Хронике текущих событий"?

 В конце концов, было принято промежуточное решение: состав редакции на титульном листе проставлять не стали, однако 7 мая 1974 г. несколько членов Инициативной группы по защите прав человека в СССР созвали пресс-конференцию. На этой пресс-конференции три подготовленных выпуска были открыто переданы журналистам, а вместе с ними - заявление для прессы, подписанное тремя членами Инициативной группы: Татьяной Великановой, Сергеем Ковалевым и Татьяной Ходорович. Заявление состояло всего из двух предложений:

Цитата: "Не считая, вопреки неоднократным утверждениям органов КГБ и судебных инстанций СССР, "Хронику текущих событий" нелегальным или клеветническим изданием, мы сочли своим долгом способствовать как можно более широкому ее распространению. Мы убеждены в необходимости того, чтобы правдивая информация о нарушениях основных прав человека в Советском Союзе была доступна всем, кто ею интересуется"

Авторы, таким образом, брали на себя ответственность за распространение, бюллетеня, а не за его составление. Этот нюанс, впрочем, был понятен далеко не всем, и многие восприняли заявление от 7 мая как объявление состава "редакции". Надо сказать, что, это было не так уж далеко от истины: из трех человек, подписавших заявление, двое, - Великанова и Ковалев, - действительно, входили в число составителей "Хроники".

1974 год. Сергей Ковалев, Татьяна Ходорович, Татьяна Великанова, Григорий Подъяпольский и Анатолий Краснов-Левитин открыто заявили о сотрудничестве с «Хроникой текущих событий»

 Тогда же было принято решение упорядочить положение с зарубежными переизданиями "Хроники", уточнить авторские права. Полномочным представителем издания за рубежом, располагающим копирайтом на републикацию выпусков, "Хроника" объявила Павла Литвинова. Пресс-конференция 7 мая произвела сильный эффект - ведь все, в том числе и КГБ, были уверены что с "Хроникой" покончено полтора года назад. Поток информации резко увеличился; соответственно, расширились тематика и география мест, откуда поступала информация.

 В дальнейшем "Хроника" до самого конца выходила без перерыва. Правда, в феврале 1981 г. уже подготовленный 59-й выпуск был изъят при обыске на квартире одного из составителей, Леонида Вуля. Было решено не восстанавливать этот номер, а сразу перейти к подготовке 60-го выпуска. Возобновленная "Хроника" сохранила все свои черты, кроме двух: компактности (поток информации, как уже говорилось, резко расширился, а вместе с ним - и объем издания) и, как следствие, оперативности (подготовка выпуска занимала существенно больше времени). И раньше дата, стоявшая на титульном листе, не вполне соответствовала дате окончания работы над выпуском: реально она обозначала лишь верхнюю временную границу для событий, включаемых в данный номер. В трех "ретроспективных" выпусков, подготовленных, чтобы перекрыть перерыв в издании, этот разрыв был специально оговорен. Но и в дальнейшем сохранить прежнюю частоту выпусков и устойчиво восстановить оперативность бюллетеня не удалось. За период с мая 1974 по октябрь 1983 было подготовлено всего 35 выпусков (включая изъятый на обыске 59-й и не выпущенный в свет 65-й), в среднем по 3-4 выпуска в год против прежних 6. Но это в среднем; на самом деле запаздывание увеличивалось год от года. Последний выпущенный в свет 64-й номер "Хроники" был датирован 30 июня 1982 г., а следующий, 65-й, был подготовлен лишь осенью 1983 г. Ни в самиздат, ни за рубеж он уже не попал. Машинописный экземпляр 65-го выпуска, сохраненный одним из составителей последних номеров "Хроники", Борисом Смушкевичем, находится ныне в архиве "Мемориала".

 Издание "Хроники текущих событий" прекратилось после ареста 17 ноября 1983 г. Юрия Шихановича, в течение многих лет игравшего существенную, а с мая 1980 г. - определяющую роль при подготовке выпусков бюллетеня. Более оно не возобновлялось. Традиции правозащитного информационного периодического издания отчасти имели в виду Александр Подрабинек, создавая в 1987 г. газету "Экспресс-хроника" и Сергей Григорьянц, редактор основанного тогда же бюллетеня "Гласность". Но это был, конечно, уже совсем другой самиздат совсем другой эпохи.