Общественно-политический журнал

 

Замена кнопкодавов

Знаменательный день: 20 февраля 2013 года. Трое депутатов Государственной думы из фракции «Единая Россия» объявили о сложении депутатских полномочий. Случайность исключена. Поэтому нам надо разобраться в случившемся, попытавшись ответить на три вопроса: что подтолкнуло их к этому решению, каковы были их личные мотивы, чего можно ждать в дальнейшем? Поскольку информация – мать интуиции, начнем с мамы. Вот скупые, как слеза депутата, сведения о наших героях с сайта Думы и из других надежных источников.

Ломакин Анатолий Геннадьевич, родился в 1952 г. в Белоруссии, считает себя связанным с избирателями Пермского края, член комитета ГД по финансовому рынку. Закончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР (1975). На его страничке на сайте Думы ничего задекларированного не значится. В этом и нет нужды, поскольку до своего депутатства, недавно начавшегося, он был человеком небедным: в 2012 г. "Форбс" поставил депутата в список двухсот самых богатых людей России с состоянием, превышающим миллиард долларов. Он ведь российский король калийных удобрений.

Пехтин Владимир Алексеевич, родился в 1950 г., в Ленинграде, считает себя связанным с избирателями Архангельской области и Ненецкого автономного округа; в Думе с III созыва. Закончил Ленинградский политехнический институт им. М.И. Калинина (1974); затем строил гидроэлектростанции на Колыме, дослужившись до генерального директора ОАО «Колымаэнерго». В 2001 году был фигурантом уголовного дела о злоупотреблениях при эмиссии акций «Колымаэнерго», однако впоследствии дело было закрыто. По совпадению в это время он был председателем комитета по собственности Госдумы. Но перестал. У депутата Пехтина задекларировано девять транспортных средств – от гидроцикла до "порше-кайен" при трех "мерсах" – и пятнадцать участков (все в России); доход у специалиста по этике не задекларирован.

Толстопятов Василий Васильевич, родился в 1973 г. в Краснодарском крае, считает себя связанным с избирателями родного края, заместитель председателя комитета ГД по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления; закончил Орловский коммерческий институт (1995), Ростовский юридический институт МВД России (2000), Академию народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации (2010). До 2002 г. работал в органах МВД, а потом занялся бизнесом. Задекларировал последний раз доход в 7 316 281 руб. 30 коп. Я хотел еще проверить недвижимое имущество, но в этот момент информация о депутате таинственно исчезла.

В раздел мамы-информации я должен отнести и статью, опубликованную на "ЕЖе" 7 августа прошлого года. В ней я говорил о законодательной инициативе введения запрета для должностных лиц владеть активами за рубежом. Я пророчил, что будет весело. «Весело уже началось». 26 сентября я продолжил эту тему, говоря о том, что путинские инициативы приведут к расколу элиты. К этому мы вернемся позже.

Итак, я утверждаю, что анализируемые нами события объясняются общей причиной: перспективой разбирательств с зарубежной собственностью. Но что побудило разных депутатов одинаково реагировать на один и тот же стимул? Ситуация с Пехтиным очевидна: для него перспектива стала реальностью. Реальность крайне забавна. В борьбе дзюдо, корифеем которой является человек, числящийся президентом России, учат, что побеждать соперника можно, используя энергию его собственных движений. Так и произошло. Путин начал возню с зарубежной собственностью, депутаты рефлекторно подхватили с этичным Пехтиным наперевес, а шкодливая оппозиция это использовала: «Ну да! И вот у Пехтина, кстати…». Отставка Пехтина так же в стиле дзюдо: слегка поддаться, чтобы не дать провести прием до конца — никому во власти не нужно публичное разбирательство вокруг главного по этике.

Иное дело миллиардер по удобрениям Ломакин. Уже давно обладатели крупного бизнеса в России перевели свои активы за рубеж. Это раньше там минимизировали налоги. Сейчас иначе: Россия стала местом предельно опасным для бизнеса, и потому бизнес выводит из страны управляющие компании-собственники и основные активы, оставляя в России коробки зданий и вонючие производства. Таким, как Ломакин, возврат активов в Россию смертельно опасен: их тут же захапают какие-нибудь чекисты или другие друзья Путина.

И совсем особая ситуация у Толстопятова. Он из Краснодарского края, того самого, где трогательное слияние ментов и бандитов показало, как ведется сельский бизнес на примере Кущевки. Я ничего не утверждаю относительно самого Толстопятова, но он сам собой символизирует и упомянутый мной симбиоз своим специфическим габитусом. Сомневаюсь, что его краснодарским коллегам было бы радостно от внимания к таким фигурам и краю, и так не обделенному подобным вниманием.

Но у всех трех героев есть и нечто общее, и оно очень важно. Все они относятся к категории попутчиков, не принадлежащих к кругу «своих» для Путина. Ленинградское происхождение Пехтина не в счет: вся его карьера проходила далеко от родины. Мне уже приходилось писать: сдавать начнут, но только не своих, а попутчиков. Это и происходит, не только в Думе. И преследуют попутчиков, и бегут попутчики, ибо чувствуют, что они – первые жертвы любой из путинских кампаний. Очевидно, что это только начало, что процесс дальше пойдет лавинообразно. Может быть, уже идет. Я обращаюсь к читателям "ЕЖа" во всех регионах России и прошу сообщать в редакцию об известных им случаях такого бегства, в любых органах власти любого уровня.

Все трое – представители бизнеса, которые пошли во власть, чтобы защитить себя и свой бизнес. Теперь российский бизнес увидит, что эта возможность исчерпана. Они будут либо бежать, либо искать новые способы защиты. И последнее тоже будет весело.

И самое любопытное: общая тенденция. Она малопривлекательна. Уже сейчас предприниматели, намеревающиеся покинуть страну, предварительно продав бизнес, сталкиваются с труднопреодолимым препятствием: никто не хочет покупать. Это частное проявление тенденции, которую я имею в виду — активы, располагающиеся в России, дешевеют, а менеджмент деградирует. Это смертельный недуг экономики, которым мы все обязаны нынешнему режиму. Страна становится дешевкой. В ней исчезает то, что можно продать, и из нее убегают те, кто может этим управлять. Не считая, конечно, тех, кто сопротивляется и кого сажают в тюрьму.

Можно представить себе продолжение этой тенденции «в асимптотике»: вся нынешняя властная воровская свора бежит из страны, поскольку ее активы обнулились. Но до этого не дойдет. Режим рухнет раньше. Но это уже другая тема.

ГЕОРГИЙ САТАРОВ

Цитата:

Кремлю совершенно все равно кто исполнит роль кнопкодавов. Депутатское место девальвировалось окончательно - крышу не предоставляет, а предоставляет дополнительный позор и известность. Бизнесменам это не интересно. Поэтому думаю, что слиты будут все бизнесмены. А на их места придут разнорабочие Игори Рюриковичи + разные ансамбли песни и пляски.