Общественно-политический журнал

 

Как Путин врёт о законе об "иностранных агентах"

Путин в прокремлёвском лагере «Селигер-2012» заявил, что считает оправданным принятие в России закона о некоммерческих организациях – «иностранных агентах»: «Полагаю, что мы в России можем иметь такой же закон, который был принят и действует в Соединенных Штатах Америки еще в 1938 году. Почему они оградили себя соответствующим образом от влияния из-за рубежа и используют этот закон на протяжении десятилетий, а почему мы в России не можем этого сделать?»

На прошлой неделе посол США в России Майкл Макфол заявил, что между российским законом об НКО и американским FARA (местный закон об иностранных агентах) нет ничего общего :

«Между ними нет ничего общего. Если вы эмпирически сравните закон FARA с вашим законом, они очень разные. Правило FARA следующее: лоббисты, которые работают на иностранное правительство, обязаны регистрироваться. Новое (российское) законодательство называет «агентами» неправительственные организации, которые не работают на иностранные правительства», – сказал Макфол.

Источник

Цитата:

Обращу внимание на подтасовки со стороны апологетов закона. Прежде всего, выдаваемый за образец рузвельтовский закон об иностранных агентах, был принят в 1938 году и направлен против агентуры Третьего рейха и оплачиваемой Берлином тайной пронацистской деятельности. Следовательно, Америку Обамы приравняют в качестве угрозы к гитлеровской Германии.

Далее, рузвельтовский закон направлен на агентов, выполняющих прямые указания иностранных «заказчиков». Российские неправительственные организации сами предлагают грантовые проекты, то есть сами «заказывают» себе формы и направления деятельности. Американский закон был направлен на предание гласности деятельности агентов нацизма и, позднее, международного коммунизма. Утвержденные гранты размещаются на сайтах фондов. Заставить НПО отчитываться перед Минюстом или налоговой в два раза чаще - это причинить некоторое беспокойство, но никак не парализовать деятельность организации. Поэтому смысл «антиправозащитного» закона – просто заклеймить неправительственные организации в глазах ксенофобов. Правда, возникает вопрос: позорит ли в современной России отметка «враг режима»?

В американском законе выделяется лоббистская или политико-пропагандистская деятельность по заданию иностранных государств или лиц. В единоросовском законе в качестве подозрительной будет отмечено стремление воздействовать на госорганы и государственную политику. Но любое обращение к должностному лицу, к депутатам, в органы власти (в том числе в суд) для защиты прав человека и гражданина – это уже стремление воздействовать на госорганы. Возможность легального воздействия на политику органов власти и легальное участие в формировании власти и политики – это основополагающие права граждан и их объединений в любом государстве, претендующем на звание демократического.

 Новый антиконституционный законопроект, очевидно, преследует цель не допустить повторения событий декабря и марта, когда с помощью неправительственных организаций была развёрнута широкая кампания контроля над выборами. По результатам этой кампании общественность и пришла к выводу о нелегитимности нынешнего состава Госдумы и Путина в качестве президента. 

Разоблачение нелегитимности выборов (а также системной коррупции верхушки режима) чревато крахом государственности. Следовательно, любая деятельность, направленная на разоблачение нарушения режимом закона является подрывной. А финансирование деятельности неправительственных организаций, ведущих мониторинг соблюдения законов властями, их политическими агентами, а также правоохранителями, – суть враждебная деятельность, подрывающая власть жуликов, воров и палачей Магнитского и Алексаняна.

Евгений Ихлов

По теме:

Быдло лжет

Как Путин врёт о "европейском опыте" собраний

raquo;,