Общественно-политический журнал

 

Фильм "Служу Советскому Союзу" покусился на святое: на НКВД

Кадр из фильма "Служу Советскому Союзу"

Дорогие режиссеры! Снимите уж наконец фильм про то как Сталин с Берией выигрывают войну. Ведь вся страна ждет. И чтоб в конце фильма была такая сцена, как Сталин за полгода до смерти говорит: "Чую, Лаврений, в Ленинграде родился мальчишка, который спасет страну". Это и будет исторической правдой, потому что ни на какую другую историческую правду здесь уже не согласятся.

Ситуацию с фильмом "Служу Советскому Союзу", который вызвал гнев самого Мединского, на первый взгляд можно считать продолжением истории с намечавшимся на 7 мая показом фильма "Четыре дня в мае". Но это только на первый взгляд. На самом деле это концептуально разные фильмы и относиться к ним нужно по-разному. Если в "Четырех днях" русский солдат – это варвар, изображенный на фоне культурных и исполненных внутреннего благородства немцев, то "Служу Советскому Союзу" безбожно идеализирует простых граждан страны, показывая, что в ней любой уголовник – истинный патриот, подготовленный не хуже Рэмбо.

По поводу "Четырех дней" я отмечал, что культ Победы в СССР, а затем в России – это прославление государства, но ни в коем случае не воина-победителя. Для того, чтобы гражданин России чувствовал свою безмерную ничтожность, государство ведет двойную пропаганду: во-первых, нам прямо или косвенно нахваливают полководческий гений Сталина-Жукова, во-вторых, показывают фильмы, дегоризирующие народ-победитель. Первый сюжет показывает зрителю, как он мелок и ничтожен, второй – то же самое.

Ситуация с "Служу Советскому Союзу" прямо противоположная – там объектом дегероизации стал не народ, а режим. Режиссер Александр Устюгов покусился на святое: на НКВД, на саму концепцию государства, охраняющего свою безопасность от нас с вами. Беда в том, что эта античеловеческая концепция имеет достаточное количество адептов среди простых граждан страны. Государственное воспитание в СССР и России слишком долго было нацелено на то, чтобы человек воспринимал нападки на поработившее его государство, как на себя лично. Утверждая, что намеченная на 22 июня демонстрация "Служу Советскому Союзу" может быть воспринята многими "как оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны и нашей исторической памяти", Мединский ничуть не врет. Так оно и есть. Сейчас ситуация даже хуже, чем при Брежневе, когда чувство иронии спасало от воздействия государственной пропаганды. Теперь же, после десяти лет агрессивной обработки тезисами "Россия в кольце врагов", "только жесткие меры могут спасти нацию" и т.п., у нас и нападки на Берию воспримут как "оскорбление ветеранов" и "нашей исторической памяти".

... А лучше всего: не показывайте больше исторических фильмов. Вообще никаких. А показывайте по всем праздникам матч Россия – Греция. Потому что там уж точно историческая правда – не подкопаешься.

Михаил Соломатин

Цитата:

Официальную культуру оскорбило разоблачение карательных органов

Новый министр культуры попробовал выступить в роли цензора. Владимир Мединский настоятельно порекомендовал руководству компании НТВ снять с эфира намеченный к показу 22 июня новый фильм режиссера Александра Устюгова "Служу Советскому Союзу".

По мнению министра, эта картина может "оскорбить ветеранов войны", многие из которых уже якобы направили в министерство письма с требованием запретить показ фильма.

Напомню, что фильм Устюгова снят по роману Леонида Менакера "Обед с дьяволом" и рассказывает о том, как в первые дни войны заключенные советского концлагеря с оружием в руках дали отпор немецким захватчикам, в то время как охрана лагеря "доблестно" разбежалась. Впоследствии все герои этого неравного сражения были, естественно, расстреляны "своими".

Важен сам факт того, что министр выступил с очередной одиозной, но совершенно однозначной политической инициативой. Он выступил против "очернения" доблестных сотрудников органов.

Мединский ссылается при этом на мнение ветеранов. Но давайте посмотрим повнимательнее, каких именно ветеранов он имеет в виду.

Я даже не буду приводить данные статистики. Предлагаю самим посмотреть, много ли осталось к концу войны в живых русских парней 1920, 1921 и 1922 годов рождения? Единицы!

Если же сделать выборку по родам войск, то мы увидим, что пехотинцев или, скажем, танкистов среди выживших ровесников почти нет вовсе. Ведь это только в киносказках про четырех танкистов и собаку экипаж машины боевой прошел с боями от Оки до Одера. В реальной войне такому экипажу отводилось в среднем четыре минуты жизни с момента вступления в бой. Потом героев ждало бессмертие.

Читатель сам может легко догадаться, бойцы каких родов войск имели больше шансов дожить до Великой Победы.

В связи со сказанным становится примерно понятно, на каких именно ветеранов, доживших до преклонных лет, ссылался министр культуры.

Приведу конкретный и живой пример.

Автору этих строк довелось несколько лет назад присутствовать на презентации книги, построенной на воспоминаниях первостроителей Норильска. Она так и называлась "О времени, о Норильске, о себе".

Зал московского Дома культуры был заполнен, как это принято говорить, убеленными сединами ветеранами. Сверкало золото погон, переливалось серебро орденов и медалей.

Вдруг по залу прошел недовольный ропот. Ветераны неожиданно поняли, что книга построена на воспоминаниях узников Норильлага! Послышались возмущенные возгласы с требованиями "прекратить прославление предателей и врагов народа". Полковники и подполковники свистели, топали ногами, требовали убрать автора со сцены, с гордостью выкрикивали, что "в сорок первом лично расстреливали таких ублюдков". Последнее, к счастью, относилось не к составителю альманаха, а к героям и авторам его рассказов.

Зал оказался наполнен бывшими вертухаями! Именно они, сотрудники органов и ВОХРа, составляли и составляют, мягко говоря, значительную часть тех, кого нам представляют сегодня как "ветеранов Великой войны".

Подозреваю, что именно таких ветеранов имел в виду Мединский, когда говорил о двух тысячах писем, поступивших всего за несколько дней в министерство культуры.

Я не поленился и посмотрел фильм Александра Устюгова.

При всем желании и уважении фильм "Служу Советскому Союзу" трудно назвать шедевром. Но это, без сомнения, очень крепкая жанровая работа. Приятно удивили профессиональные работы исполнителей главных ролей Максима Аверина и Ноны Гришаевой.

Однако дело даже не в достоинствах или недостатках данного фильма.

Дело в том, что фильм затронул важную и болезненную проблему. Недаром столько людей уже посмотрели его в эфире украинского телеканала, чтобы потом поднять, не побоюсь этого слова, истошный визг.

Для начала в качестве реплики отмечу, что, назвав фильм "спорным" с исторической точки зрения, гражданин министр проявил удивительную дремучесть как раз в области его любимой военной истории.

Главные герои ленты как раз имеют своих реальных прототипов. В судьбе писателя и журналиста, ветерана гражданской войны в Испании Михаила Донцова (Аверин) явственно угадывается столь же трагичная судьба его тезки, талантливого советского журналиста Михаила Кольцова. Образ актрисы Таисии Мещерской (Гришаева) несет в себе отдельные черты характера Татьяны Окуневской и Зои Федоровой. Последнюю, кстати, предательская пуля наемного убийцы все-таки настигла, только спустя много лет после войны.

Что же касается общей сюжетной канвы, то любой ветеран Заполярья охотно расскажет немало историй о том, как в годы войны в разных обстоятельствах то тут, то там заключенные лагерей, как "политические", так и "урки", презрев личные обиды, становились на защиту Отечества.

Но не тщательно скрываемая официальной историей достоверность вызвала такое раздражение у "ветеранов" и их чиновных покровителей.

Рискну предположить, что дело тут в развенчании мифа о "рыцарях без страха и упрека", бесстрашных бойцах с "горячим сердцем и чистыми руками".

Впрямую фильм не говорит об этом. Но за каждым кадром читается настойчивое утверждение, что советская карательная система, если и могла воспитать в своих сотрудниках какие-то качества, то только беспринципность, садизм, жестокость и вытекающую из них патологическую трусость.

С этим утверждением трудно не согласиться.

Как трудно не согласиться с тем, что за прошедшие десятилетия ситуация ненамного изменилась. Изменились форма, цвета погон и названия российских карательных органов. Но суть их, заключающаяся в ненависти к собственному народу и холуйской готовности выполнить любой приказ тирана, осталась, увы, неизменной.

Разумеется, такого наша официальная культура стерпеть не могла. Увиденное ими оказалось равносильным покушению на основы пресловутой силовой вертикали, якобы возведенной в последнее десятилетие. Отсюда и истерика чиновников.

Понять их тоже можно. Появление подобных фильмов наглядно показывает, что терпение народа не безгранично. Когда оно лопнет, мало никому не покажется.

Георгий Глазунов

Ниже можете просмотреть сам фильм: