Общественно-политический журнал

 

Кто убил Джованни Фальконе?

Джованни Фальконе  — итальянский судья, известный борец с Коза Ностра. Погиб вместе с женой и тремя телохранителями в результате взрыва, устроенного сицилийской мафией.

Его друг и соратник в деле борьбы с преступностью, Паоло Борселлино, погиб от рук мафии менее чем через два месяца после убийства Фальконе.

«Кто убил бедного Ивана?» - задавала вопрос двадцать лет тому назад газета Москвы, сообщая об убийстве Джованни Фальконе.

В России мало кто сомневался в причинах взрыва бомбы в местечке Капачи. Были и такие, кто понял смысл события и сделал выводы. Генеральный прокурор Москвы Валентин Степанков прибыл в Рим в конце июня 1992 года и обвинил всех лидеров Коммунистической партии Италии, включая Берлингуэра, в том, что они посылали своих товарищей в СССР для военной подготовки. Потом он вернулся в Москву и подал прошение об отставке с высокого поста, заявив, что хочет сохранить себе жизнь. Он превратился в молчаливого депутата Думы, увлеченного рыбной ловлей. Он приехал в Рим, потому что этот визит был давно запланирован для завершения вместе с «бедным Иваном» расследования об отмывании денег КПСС и КГБ, причем огромная взятка была дана Коза Ностра. Он педантично выполнил свой долг, хотя Джованни Фальконе уже не мог явиться ни на эту, ни какую-либо другую встречу. То, что все так и было, Степанков подтвердил в 1999 году, когда приехал в Италию на презентацию книги «Золото Москвы» умершего историка Валерио Рива, с которым он вместе работал несколько лет в комиссии Митрохина.

Рассмотрим некоторые точные факты. Во-первых, когда Фальконе был убит, он уже не был судьей, расследующим дела мафии, так как КПИ его лишила должности национального прокурора. Он стал разочарованным бюрократом, переведенным в Рим в Министерство юстиции. Во-вторых, мафия никогда не убивает из общей атавистической ненависти, но всегда, чтобы бросить вызов тяжелой настоящей угрозе. Тогда какова же была причина, которая заставляла бояться Фальконе до такой степени, чтобы его уничтожить двадцать лет тому назад? Почему он был убит таким образом, который противоречит традициям мафии, а больше соответствует действиям спецслужб? Мы, конечно, не можем предложить правду об этих событиях, но мы скандализованы цензурой, которой сегодня подвергаются некоторые факты, известные прежде из первых страниц газет, но сегодня аккуратно замалчиваемые перед молодежью, чтобы она никогда о них не узнала.

Вот краткое изложение этих фактов. В 1992 году советский, а затем российский посол в Риме Анатолий Адамишин в отчаянии обратился к президенту Франческо Коссига (который мне об этом рассказывал и написал также об этом в своих мемуарах), потому что все российские валютные запасы переводились в Италию и Германию бандой спекулянтов и финансистов, состоявших в сговоре с КГБ и с мафиозной организацией Коза Ностра, где отмывались и следы их исчезали. Коссига обратился к Фальконе, своему другу, попросив его дать понять русским, что к вопросу отнеслись серьезно. Бывший прокурор взялся за дело, организовав много секретных встреч со следователями из Москвы. Все эти встречи были формально разрешены премьер-министром Джулио Андреотти, а из Министерства иностранных дел были переданы фонограммы. Этих фонограмм на сегодняшний день нигде нет, они считаются утерянными, по словам самого Андреотти, чего никогда прежде не встречалось в истории Фарнезины. Обстоятельства очень тревожные и говорят сами за себя.

С практической точки зрения Фальконе мало что мог сделать, максимум — проявить добрую волю. Кажется логичным, что он попросил помощи у единственного судьи, которому слепо доверял. Много раз приводилось неосторожное восклицание Паоло Борселлино: «Теперь я понял, за что они убили Джованни!». Тем самым он подписал собственный смертный приговор. Исчезновение знаменитой красной записной книжки могло быть частью операции по уничтожению следов. Все записи о его встречах и деятельности исчезли.

23 мая, в годовщину убийства последовало красноречивое заявление премьер-министра Марио Монти, который пожелал, чтобы «государственные интересы не препятствовали открытию правды». С чего бы главе правительства, которое почло памятью двадцатилетие бойни в Капачи, заявлять, что существует конфикт между правдой и государственными интересами и желать, чтобы последние не возобладали? На верхушке государственной власти годами ссылаются на тот факт, что авторы этих преступлений являются людьми, «стоящими над мафией».

Что это реально означает? Создается впечатление, что существует ограниченный кружок тех, кто знает, что происходит и кто решил спрятать правду, усыпив общественное мнение оглушающими и красноречивыми заявлениями совершенно незначительного содержания.

Скажем прямо: мы не можем предоставить убедительное разрешение загадки отсутствующего мотива преступления. Но кажется, он был спрятан, исходя из «государственных интересов», которые прикрывают связь между финансовыми спекулянтами, политическими персонажами, КГБ и Коза Ностра. От них исходила телекоманда для защиты с помощью моря крови самой большой добычи всех времен. Хотелось бы сразу же узнать у профессора Монти, какая информация подвигла его на  утверждение, что правда находится в конфликте с государствеными интересами. Мы это уже и сами заметили и можем подтвердить: правда находится под замком, и горе тому, кто попытается приоткрыть эту дверь.

Источник

Цитата:

Джованни Фальконе, которому к моменту убийства было 52 года, был известен в Италии как один из наиболее удачливых врагов мафии. Свою борьбу с ней он начал, когда был назначен на должность следователя в Палермо. Именно в Палермо он разработал собственную методику расследования, которая оказалась чрезвычайно эффективной. Изучая следы уголовных и финансовых преступлений мафии, он собрал громадную картотеку. Кроме того, ему почти всегда удавалось склонить арестованных мафиози к сотрудничеству со следствием.

Итогом первого этапа проводившегося Фальконе расследования был процесс 1986 года, когда 342 преступника были осуждены в общей сложности на 2665 лет тюрьмы. Однако все осужденные принадлежали к среднему звену мафии. Те же, кто имел в руках реальную власть, на этом этапе расследования затронуты не были.

Фальконе был решительным противником рассуждений о том, что мафия, дескать, разделила страну на две части — невинный север и преступный юг. Он повторял, что мафия объединяет всю Италию: она делает огромные инвестиции в экономику северной части страны, контролирует биржи, торговлю наркотиками и финансовые операции, которые имеют выход в Европу и за океан.

По окончании процесса 1986 года Фальконе подал в отставку с поста следователя в Палермо и перешел на работу в министерство юстиции Италии — в Рим. Многие средства массовой информации утверждают, что Фальконе был отстранен от оперативной работы. Между тем, как пишет CORRIERE DELLA SERA, Фальконе сделал это по доброй воле, так как был уверен, что мафией управляют из Рима. Завершить расследование ему не удалось, хотя, судя по тому, что его убили, он был близок к этому. Незадолго до убийства Фальконе возглавил новую межведомственную комиссию по борьбе с мафией, которая должна была работать в тесном контакте с ФБР США.

Цитата:

Джованни Фальконе - человек, которого называют победителем итальянской мафии. И хотя до конца уничтожить оргпреступность на Апеннинах не удалось, итальянский опыт может очень пригодиться сегодняшней России. Ведь именно коза ностра сильнее всего похожа на нынешнюю российскую правящую мафию...

Криминальные родственники с Апеннин

За минувшее столетие в мире сформировалось несколько крупных преступных синдикатов. Среди наиболее значимых специалисты выделяют четыре: американскую группировку, итальянскую и русскую мафии, а также восточно-азиатские преступные сообщества. Несмотря на одни цели, к которым стремились и стремятся бандиты всего мира, способы их достижения у разных мафиози различны. В силу сложившихся обстоятельств американцы и представители восточных группировок стоят особняком: они чаще других пытаются разрешить проблемы мирным путем, предпочитая пистолетам хитросплетенный шантаж или же подкуп. Кроме того, эти группировки, зарабатывая основные деньги на абсолютно незаконных операциях (торговля наркотиками и оружием, проституция), используют легальный бизнес в первую очередь для отмывания денег, а контакты во властных структурах - для обеспечения безопасности своего "дела". С итальянцами и россиянами дело обстоит иначе.

Сицилийская коза ностра в течение длительного времени занимала лидирующее положение в итальянском преступном мире. Горячие итальянцы хватались за оружие по поводу и без него. Во второй половине 80-х годов спрут взял курс на политику устрашения и дестабилизации обстановки в стране, а в начале 90-х пошел на прямую конфронтацию с государством. В этот период убийства прокуроров, судей и сотрудников спецслужб стали обыкновенным для Италии делом. Это говорило об одном: традиционный мафиозный менталитет коза ностра изменился. Многие помнят знаменитую обложку немецкого журнала "Шпигель": поверх тарелки спагетти лежит черный пистолет. Этот фотомонтаж стал неким символом ситуации на Апеннинах. Таким же, как эхо взрывов у знаменитой галереи Уффици во Флоренции и у храма Святого Иоанна в Риме.

Криминальная ситуация в Италии, сложившаяся в конце 80-х годов, как две капли воды похожа на сегодняшнюю российскую действительность. И итальянские, и российские гангстеры сколотили первоначальное состояние не на доходах от банальных грабежей и разбоев, а на куда более значительных бюджетных средствах. Чтобы обеспечить себе беспрепятственный доступ к этому неиссякаемому источнику доходов, они срослись с властными институтами (а иногда и просто сами стали властью), постепенно легализовались и занялись легальным большим бизнесом: строительством, добычей нефти и газа, "курированием" металлургической отрасли.

Теорема Бушетты

К концу 80-х годов итальянские мафиози подмяли под себя все государственные структуры. Но Италия нашла в себе силы и перешла в наступление. Самые квалифицированные кадры полиции - такие, как следователи Джованни Фальконе и его друг Паоло Борселино, собрали огромный материал, установили зарубежные связи мафии и внутреннюю структуру сицилийского клана. Фальконе и Борселино замахнулись на святая святых мафии - ее финансовую систему, связи с заокеанским наркобизнесом и международной торговлей оружием. Благодаря работе итальянских следователей был обнаружен феномен организованной преступности мафиозного типа с установленными нормами поведения, руководящими органами и функциональными ролями ее членов. Помимо сицилийской коза ностра итальянские следователи вышли еще на три преступные группировки мафиозного типа: "Надрангета" в области Калабрия, "Каморра" в Кампании и "Сакра Корона Унита" в Апулии.

Но справиться с ними можно было, лишь разгромив сицилийцев. Удивительно, но начало краху коза ностра положил один из самых знаменитых главарей итальянской мафии - Томмазо Бушетта. Он был схвачен полицией США и выдан итальянским властям. Оправившись после неудачной попытки самоубийства (при аресте Бушетта принял огромную дозу стрихнина) и убедившись, что большинство членов его "семьи" погибли в войне с другими мафиозными кланами, Бушетта счел за лучшее раскаяться. Говорят, что именно Джованни Фальконе первым заставил арестованного Томмазо Бушетту нарушить "кодекс омерта" - заговор молчания, закон, делающий мафию неуловимой, отступление от которого карается смертью. Благодаря показаниям Бушетты, Фальконе начал судебный процесс, на котором удалось доказать вину сотен мафиози, в том числе самых высших ее руководителей. Бушетта сдал полиции короля сицилийского клана Сальваторе Риину по прозвищу Коротышка, который десять лет возглавлял невидимую империю. Выяснилось, что Риина лично отдавал приказы об убийствах женщин и детей. Бушетта утверждал также, что Коротышка контролировал деятельность итальянского премьер-министра Джулио Андреотти, но доказать это так и не удалось.

В результате расследования была сформулирована так называемая теорема Бушетты: все члены мафии причастны ко всем ее деяниям. Впоследствии Фальконе убедил государство, что людей, которые дают показания против мафии, необходимо охранять вместе с семьями и предоставить им социальные гарантии.

Работа против оргпреступности стала для отважного следователя и его друга Паоло Борселино смертным приговором, который и был приведен мафией в исполнение. Бомба, убившая Джованни Фальконе и его жену Франческу Морвилло, была заложена под шоссе. Эхо взрыва прокатилось по всей Сицилии, после чего жители сицилийских городов и деревень принялись помогать властям. Даже свою смерть Джованни Фальконе заставил служить делу, которому отдал жизнь.

Как выяснилось, в обоих случаях руку убийц направлял Тото Риина по прозвищу Курто. В январе 1994 года его схватила полиция Палермо, и вскорости Тото приговорили к пожизненному заключению. Тогда вместе с ним за решетку отправились сотни мафиози.

Что такое настоящая мафия

Российская организованная преступность, набравшая силу к середине 90-х годов, оказалась на редкость схожей с итальянской мафией. Доходило до курьезов: кожей чувствуя "родство душ", русские гангстеры учились у своих старших товарищей (порой даже на беллетризированных киноэпопеях) и затем широко использовали их опыт.

 Насколько это получилось у российских донов, свидетельствует действительность. Большинство оргпреступных кланов успели легализоваться, заняться "большим" бизнесом и войти во властные структуры. Победить оргпреступность силовым путем не удалось. И, судя по всему, не удастся. 

Источник 

Цитата:

Об убийстве Фальконе сегодня известно многое. Его исполнители (включая Джованни Бруска, нажавшего на кнопку дистанционного управления взрывного устройства) один за другим рассказали подробности подготовки и приведения в исполнение убийства судьи. При этом за "хорошее поведение" и сотрудничество с правоохранительными органами в настоящее время практически все они, за исключением Бруска, уже отпущены на свободу.

Однако, по утверждению сестры Джованни Фальконе, "пентити" (так в Италии называют мафиози, сотрудничающих с полицией) рассказали по делу об убийстве Фальконе далеко не все. По ее словам, неназванными остались имена представителей предпринимательских и властных кругов, которым был неудобен Фальконе.

Источник

Цитата:

 

Берлускони платил мафии £300 000 в год

22.05.2011 

 

Джованни Бруска,  ставший осведомителем после ареста в 1996 году, сообщил суду, что Берлускони платил мафии.

Он сказал: "В начале 1980-х годов мафия через Стефано Бонтаде, главаря мафии в Палермо, Сицилия,  вложила много денег через Берлускони.   Я также  слышал от разных людей , что Берлускони платил мафии за покровительство, все это было связано с его бизнесом в Сицилии".

Бруска добавил, что после того, как Бонтаде был убит, Берлускони платил королю сицилийского мафиозного клана Тото Риина.