Общественно-политический журнал

 

Члены путинского клана получают прибыль от масштабных российских строительных проектов

"Гангрена" (Тимченко)Зиявудин Магомедов,уполномоченный олигарх Медведева Российское правительство намерено потратить около 500 миллиардов евро на строительные проекты. Заказы получат в первую очередь члены путинского клана. 

 Аркадий Ротенберг (№ 38,47,72,83 на схеме путинского клана) со своим братом Борисом не является просто успешным предпринимателем среди друзей Путина.

Он наиболее успешный среди успешных. В списке самых богатых людей страны он со своим состоянием в миллиард долларов (750 миллионов евро) входит не в первую десятку, а только в первую сотню, и тем не менее другой рейтинг является в данном случае решающим: Ротенберг – это «король государственных заказов».

Такой характеристикой наградило его русское издание журнала Forbes. И, действительно, никто другой в последние годы не получал такой выгоды непосредственно от путинского государства. Редакция журнала Forbes попыталась выяснить, кому на самом деле достались крупные государственные контракты, составившие за последние четыре года более 5 триллионов рублей (125 миллиардов евро), для чего потребовалось проверить деятельность администрации Путина. Оказалось, что значительную часть этих заказов получила строительная фирма Ротенберга.

К этому следует добавить заказы многочисленных государственных холдингов – в том числе Газпрома и Российских железных дорог (РЖД). В общей сложности Ротенберг набрал заказов на сумму свыше 22 миллиардов евро. После приобретения им в 2008 году дочернего предприятия Газпрома, занимающегося строительством газовых установок, он стал поставлять большую часть труб для строительства трубопроводов. Его фирма занимается возведением объектов для Олимпийских Игр 2014 года в Сочи, а также строительством федеральных дорог этого крупнейшего в мире по площади государства.

За близость к государству, присутствие которого в экономике России при Путине вновь значительно расширилось и основывается на тесных личных связях, велась и продолжает вестись жесткая борьба. В действительности Путин в прошлые годы распределил значительно больше средств, чем об этом известно общественности или экспертам журнала Forbes.

Непрозрачность в конечном итоге являлась предпосылкой для проведения сомнительных сделок, а коррупция служила при этом смазочным материалом для существующей машины, которая функционирует только в том случае, если достаточно средств закачивается наверх. Только с начала этого года российское правительство стало требовать от государственных концернов публикации итогов проведенных тендеров, а также годовых планов.

Каждый ведёт себя, как хочет. Так, например, государственный концерн «Ростехнологии», объединяющий под своей крышей десятки предприятий от автомобильного до оборонного сектора, за четыре года опубликовал итоги всего лишь двух своих тендеров.

В отличие от этого государственный монополист в области строительства нефтепроводов «Транснефть» вообще не публикует данных ни о стоимости строительства, ни о суммах договоров. Газпром, часто подвергающийся критике за свой фанатизм в вопросах строительства трубопроводов, в сообщениях о размещенных заказах не указывает ни их объемов, ни даже длинны трубопроводов.

Проблема непрозрачности носит системный характер, как это видно при распределении государственных заказов. Дело в том, что заказчик имеет возможность поставить субъективные параметры выше объективных, и поэтому у него появляется пространство для манипуляций, отмечает глава Центра размещения государственного заказа Александр Строганов.

Этим может воспользоваться друг Путина Ротенберг. Но и он не является неприкасаемым. Он вынужден делить государственный пирог с некоторыми другими участникам этой игры. Олигополия, разумеется, по определению не может быть многочисленной. «Значительная часть инфраструктурных проектов в разных регионах страны достается пяти или шести предпринимателям», - подчеркивает авторы проведенного журналом Forbes исследования.

Один из них – Геннадий Тимченко (кликуха "Гангрена", №49,56,68 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Путина по петербургской мэрии ). Он большую часть своих денег получает от предприятия Gunvor, которое считается одним из крупнейших в мире нефтяных трейдеров и оборот которого в прошлом году составил 80 миллиардов долларов.

Кроме того, Тимченко, проживающий в настоящее время в Швейцарии, получает доход от деятельности быстро развивающейся газовой фирмы «НОВАТЭК», от широко разветвленной сети компаний в Европе, а в будущем также и от нефтеперерабатывающего завода в Антверпене, который он недавно приобрел. Однако его строительная компания была и продолжает оставаться одним из главных получателей государственных заказов в области инфраструктуры.

Инфраструктура – это тот сектор, которым Россия – помимо сырьевого - в начавшемся десятилетии будет заниматься в первую очередь. Россия должна не только провести такие крупные спортивные соревнования как Олимпийские Игры в Сочи в 2014 году или Чемпионат мира по футболу в 2018 году, матчи которого будут проводиться в 11 российских городах. Ей придется также решить вековечную проблему плохих дорог.

В предыдущее десятилетие, когда впервые с созданием Стабилизационного фонда стали накапливаться денежные средства, решение этой проблемы было вновь отложено.

Тем временем стало очевидным, что узкие места в инфраструктуре способны в средней и в долгосрочной перспективе существенно сдерживать экономический рост. По данным российского Министерства транспорта, только 8% дорог в России являются многополосными и почти треть федеральных магистралей постоянно перегружена. Это обходится стране потерей от 7% до 9% общего объема производства.

Только на строительство дорог до 2020 года планируется потратить приблизительно 500 миллиардов евро из государственных средств. Один концерн Газпром до конца 2013 года собирается инвестировать почти 60 миллиардов евро.

Российские железные дороги намерены в этом году потратить 11 миллиардов евро. Количество путинских подельников в этой отрасли в последнее время увеличилось, и это вполне логично. В выполнении государственных заказов с некоторых пор принимает участие небольшой пул предприятий, который с 2008 года утвердился в молодом строительном секторе и собирается теперь вместе Ротенбергом и Тимченко получить свой кусок государственного пирога.

Разумеется, пострадавшими окажутся нынешние игроки, в том числе и 44-летний алюминиевый барон Олег Дерипаска. С помощью проводимой им агрессивной политики долгов и экспансии во всех секторах Дерипаска до кризиса смог стать самым богатым человеком в России. Но во время кризиса власти вынуждены были поддерживать его обеими руками для того, чтобы он избежал полного краха. Недавно в области реализации проектов по строительству дорог в Сочи Дерипаску обошел Ротенберг.

Все больше заставляет о себе говорить Зиявудин Магомедов (№71,87 на схеме путинского клана, уполномоченный олигарх Медведева) – 43-летний выскочка из северокавказской республики Дагестан, который учился вместе с советником Медведева Дворковичем. Он стал главным партнером «Транснефти» по строительству нефтепроводов, и ему принадлежит также контрольный пакет акций российского нефтеналивного порта в Новороссийске, расположенного на берегу Черного моря. Его компания за более чем 500 миллионов евро провела реконструкцию Большего театра. Недавно он стал активно работать на Западе и выиграл тендер на строительство нового нефтяного терминала в порту Роттердама.

В отличие от этого, сама Россия очень неохотно пускает иностранные строительные компании на свой рынок. Пока только одна фирма смогла до такой степени заручиться доверием правящего клана, что находится теперь в первых рядах участников при распределении государственных заказов.

Выходец из Иордании Зияд Манасир, занимавшийся в 90-е годы торговлей фосфором, стиральным порошком и холодильниками в России, вскоре за счет контактов в высших этажах Газпрома переключился на строительство трубопроводов.

Сегодня, помимо прочего, Манасир строит на расположенном практически за полярном кругом полуострове Ямал будущий центр добычи природного газа, который уже в этом году должен начать свою работу и затем превратиться в заправочную станцию Европы.

Источник