Общественно-политический журнал

 

Русские затирали следы

Профессор Михаэль Баден, всемирно известный патологоанатом:

Вы видели фотографии жертв смоленской катастрофы и обломков самолета?

Да, но очевидно не все. Без сомнения место катастрофы очень быстро убрали, очень быстро забрали тела. Видно, что обломки самолета и тела разбросаны на большой площади. Соответствующее исследование тел на месте катастрофы заняло бы значительно больше времени, чем на то было потрачено.

Учитывая расположение тел жертв можно исключить возможность взрыва?

Этого нельзя в любом случае исключать, а подробные фотографии и видео, которые были сделаны вскоре после катастрофы, являются доказательно бесценными. Насколько я знаю, в Польше нет такого материала.

Какие исследования являются наиболее важными после эксгумации?

Конечно необходимо произвести рентгеновские исследования.

При исследовании тел Пшемыслава Госевского и Януша Куртыки выполнена компьютерная томография. Зачем в таком случае необходимо рентгенологическое обследование?

Компьютерная томография может помочь в диагностике заболеваний. Однако, при исследованиях тел необходим рентген. Если в самолёте произошел взрыв, то фрагменты металла находятся в телах людей, которые сидели в центре взрыва. В других телах их не будет, и потому я считаю, что необходимо эксгумировать все 96 жертв катастрофы и провести исследования, в том числе на присутствие металла. В случае смоленской катастрофы эксгумация и тщательное исследование абсолютно всех тел лежит в интересах общества. Мы не знаем, какие исследования выполнили россияне в Москве, мы не знаем их результаты.

Имеет ли это смысл, через два года после смерти?

Да, поскольку фрагменты металла, даже мельчайшие, можно найти в костях даже спустя несколько десятилетий. Тридцать лет назад в Греции в результате взрыва на борту самолета погибла женщина, а пилоту удалось катапультироваться. В ходе патологоанатомических исследований в её теле были найдены фрагменты бомбы, которая, как позднее выяснилось, находилась под креслом пассажирки.

В мае 2010 года, более чем через месяц после катастрофы, в Польшу привезли останки тел погибших, которые по решению министра Михала Бони были кремированы. Как русские, так и поляки, утверждали, что их нельзя было идентифицировать.

Это неправда. Можно и нужно было провести идентификацию, анализируя ДНК, и именно это исследование наиболее надёжно. Такие исследования действительно длительные и дорогостоящие, но это надо было сделать. Если их не провели россияне, то польское правительство было обязано провести их в Польше. Не могу понять, почему польское правительство прекратило исследования и согласилось на кремацию останков. Оно действует против собственных граждан, в ущерб государству.

Закрывает ли кремация бесповоротно возможность дальнейших исследований?

Сжигание трупов разрушает ДНК и делает невозможными дальнейшие исследования. Напоминаю, что ни один фрагмент тела после атаки на ВТЦ не был кремирован.

Я проводил анализы по эксгумации семьи Романовых и самого царя Николая II. Не было даже малейшего сомнения, что это царская семья.

Вам когда-нибудь было отказано в исследовании?

До сих пор, после сорока лет моей работы, никогда мне не было отказано в участии в исследованиях, в том числе в Зимбабве или Израиле. Впервые я встретил отказ в Польше. И только здесь.

Источник

Цитата:

Cтранные записи российских патологоанатомов

Родственников погибших заставили потребовать эксгумации останков странные записи российских патологоанатомов, проводивших вскрытия покойных.

Согласно им, один из жертв приобрел рост 180 см, притом что при жизни был человеком невысоким — 160 см. У другого описывается здоровая печень, хотя при жизни он перенес операцию по удалению большой части печени. Эксгумация ряда жертв повергла поляков в еще больший шок — тела погибших были завернуты в полиэтиленовые пакеты, а после помещены в металлические гробы. На них не было одежды, хотя родственники покойных передавали ее российской стороне. Мало того что российские эксперты осуществили вскрытие недолжным образом, но и зашили в брюшной полости тел перчатки, газы, куски древесины, землю и мусор. Все эти предметы оказались на столе экспертов после эксгумации. Польская сторона обвиняет россиян в надругательстве над телами покойных.

Источник