Общественно-политический журнал

 

Политхолуйство. Извращенцы и лжецы в "Российской газете".

Как я опубликовался в "Российской "Газете"

Замечательный опыт сотрудничества с правительственной "Российской Газетой" получил я тут на днях.

В минувшую пятницу я написал в своем блоге, что не вижу ничего предосудительного в том, чтобы желающие выразить свое мнение о президентских выборах пришли бы вечером 5 марта на Лубянскую площадь, коль скоро в праве проведения там митинга "За честные выборы" мэрия отказывает, но зато разрешает "России Молодой" провести там пикет, в ходе которого предполагается "представить свои социальные и гражданские проекты, выразить позицию по актуальным политическим вопросам". Ну, вот и славно, писал я: мы тоже и представим, и выразим - в лучшем виде, не извольте беспокоиться.

Эта запись из моего Фейсбука была продублирована на сайте "Эха Москвы" и получила там огромный резонанс: на настоящую минуту ее прочли почти 63 тысячи человек.

И вот вечером того же дня мне позвонила обозреватель РГ Сусанна Альперина и сообщила, что она получила редакционное задание обсудить со мною ситуацию с митингом 5 марта и подготовить к печати мой развернутый комментарий, относительно моей личной позиции, а в особенности предположения, изложенного в той записи в блоге. Меня немного удивило, что этой темой поручили заниматься именно Сусанне, насколько я знаю, она в РГ ведет культурную тематику, да еще пишет о телевидении. К тому же Сусанна призналась, что ее буквально подняли с постели звонком из Москвы обо мне, поскольку она в тот момент находилась аж в Ханты-Мансийске. Однако Сусанна была настойчива в своих просьбах дать комментарий, да еще ссылалась как на рекомендателя на Ирину Петровскую...

Внезапный интерес именно "Российской Газеты" к моему блогу был мне как раз понятен: в моей заметке упоминался Александр Николаевич Горбенко, ныне вице-мэр Москвы, постоянно представляющий мэрию в переговорах с организаторами массовых протестных акций последних трех месяцев,- а хорошо известно, что г-н Горбенко много лет был Генеральным директором "Российской Газеты", так что они с редакцией и до сих пор явно друг другу не чужие.

Короче говоря, я согласился. И в результате нашего разговора с Сусанной Альпериной получился вот такой текст, который она любезно прислала мне для финального просмотра, и который я со спокойной душой одобрил:

Цитата: "Я сделал эту запись у себя в «Фэйсбуке». Все выпады блогеров, в том числе тех, где меня обвиняют в провокации, я комментировать не буду. Завтра они обвинят меня в том, что я ем детей на завтрак. Ну и что? Почему я должен комментировать что какой-то блогер написал обо мне чушь? Мало ли что ему показалось? Почему вы верите тому, что они пишут?
Давайте оставим все блоги и комментарии в стороне и поговорим серьезно. На мой взгляд, люди, с которыми мы ведем переговоры, кто сидит в мэрии (я, кстати, не уверен, что мы ведем переговоры именно с ними: вполне вероятно, что на самом деле мы говорим с кем-то, кто стоит за ними или выше них, и кто дает им какие-то поручения), делают грубую ошибку.
С одной стороны, они понимают, что речь идет об очень больших массах людей. Ведь они знают, сколько народа было на самом деле на одной Болотной, на другой Болотной, на проспекте Сахарова — они ведь в курсе реальных цифр. И то, что они выдают за официальную статистику — одно, но на самом деле им известно сколько, кого и где было, — они это все хорошо посчитали. Речь идет о многих десятках, а теперь и о сотнях тысяч митингующих.
Но, с другой сторгоны, несмотря на это, им почему-то по-прежнему кажется, что этих людей можно произвольно переставлять с места на место. Велеть им пойти не туда, а сюда, повернуться не так, а сяк, выступить не здесь, а там, и так далее. Они не понимают, что таким количеством людей невозможно управлять подобным образом. Что люди все равно будут поступать так, как они считают нужным. И оттого, что господин Горбенко принял решение, что в этот час, в этот день и в этом месте соберутся какие-то другие люди — от этого ничего не изменится. Люди, которые собирались прийти 5 марта на Болотную площадь, — они там будут все равно.
Вот смысл того, что я написал, и что могу повторить. И я не понимаю, в чем здесь провокация? Я никого никуда не призываю, ничего не организовываю. Я констатирую. Это — моя позиция, которую я абсолютно открыто высказываю на переговорах в мэрии. Всегда! И мои товарищи - Владимир Рыжков, Сергей Удальцов и другие - говорят в точности то же самое.
Мы говорим: послушайте, вы ведете переговоры не с нами, а с огромной массой людей. Будьте с ней осторожны! Не пытайтесь ей руководить так и сяк! Отдайте себе отчет, что люди все равно отправятся, куда они хотят, а ваша задача делать так, чтобы это произошло безопасно и организованно. И мы всегда вместе с мэрией брали на себя эту ответственность. Господин Горбенко сегодня сделал так, что ответственность за события 5 марта несем не мы, а «Россия молодая». Он утвердил их заявку, и теперь они будут отвечать за то, что будет происходить на этой площади. Потому что теперь это — их мероприятие. Они в ответе за безопасность, за превышение численности и так далее. Не с нас, а с них будут спрашивать. Это представители мэрии – во главе с г-ном Горбенко - назначили им собраться в этом месте в этот час."

Ну, а вот в каком виде я обнаружил этот комментарий в сегодняшнем номере "Российской Газеты".

Как видите, от моего комментария остался голый первый, вступительный, абзац, а дальше слово перешло непосредственно к Михаилу Леонтьеву, который для начала назвал меня "провокатором", а потом спокойно, не торопясь, не опасаясь получить ответ от собеседника (собеседника-то предусмотрительно от него убрали подальше), продолжил разглагольствования на заданную тему, - о протестных "хомячках" и оппозиционной "гопоте".

Собственно, вопросов у меня тут осталось не много.
К Мише Леонтьеву - нету вопросов вообще. Он человек конченный.
К "автору" публикации по имени "Александр Макеев" у меня вопросов тоже нет: судя по всему, этого человека не существует в природе, - этот редакционный фантом создан специально для данного случая, так сказать, в мою честь, и в его послужном списке, собственно, кроме вот этого комментария по моему поводу, ничего и нету.
К Сусанне Альпериной вопросы были: я спросил у нее, нравится ли ей работать в "Российской Газете" и с уважением ли она относится к своим начальникам, принимающим решения вот о таких "комбинациях в два хода". Сусанна ответила мне, что сделала все, что могла, подготовила текст моего комментария с максимальной тщательностью и достоверностью (это чистая правда), а уж что с ним потом происходит в редакции, - она контролировать не в силах. Ну, хорошо, предположим, что так. Хотя откровенно говоря, я не понимаю, зачем приличному, разумному и профессиональному человеку продолжать работать в конторе, где царят такие вот порядки.
А вот к Александру Николаевичу Горбенко у меня вопрос есть и теперь. И я его обязательно задам ему, когда мы встретимся сегодня вечером в мэрии для продолжения переговоров о митинге 5 марта. И вопрос этот будет такой:
"СКАЖИТЕ, АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ, ЭТО ВЫ ТАКУЮ ГНУСНУЮ ПОМОЙКУ В "РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЕ" РАЗВЕЛИ, ИЛИ ОНА УЖЕ ПОСЛЕ ВАШЕГО УХОДА ОБРАЗОВАЛАСЬ? ЭТО ВЫ ПОСАДИЛИ ЭТИХ СВИНЕЙ В РУКОВОДСТВО РЕДАКЦИЕЙ, ИЛИ ОНИ УЖЕ БЕЗ ВАС ТУДА ПРОЛЕЗЛИ?"
И ужасно мне будет интересно посмотреть, что милейший Александр Николаевич мне ответит...

 

Сергей Пархоменко