Общественно-политический журнал

 

Противостояние в Сирии выходит на финишную прямую

Когда мы были в Сирии в октябре прошлого года, тамошние протесты еще оставались в основном мирными. Наш русскоговорящий добрый знакомый, сидя с нами в жилище бедуинов, в поселение которых он "вписал" нас на три дня, выражал восхищение египетской революцией. "Это впервые в истории такое, чтобы мирно удалось", - говорил нам этот медик со своим арабским акцентом. Не могу точно сказать, имел ли он в виду общемировой опыт (и тогда он ошибался) или только историю арабского мира, что более вероятно. А потом с сожалением добавил, что, судя по всему, в Сирии мирно не получится и, видимо, их ждет "ливийский вариант". Асад уперся и не хочет уходить "по-хорошему".

То есть кровь-то там лилась и тогда, каждую пятницу, повторюсь, убивали по 20–30 демонстрантов минимум. Однако, как нам рассказывали и насколько можно было понять даже из официальных сообщений, если в тот период и случалось применение оружия со стороны противников режима, то это были некие отдельные эпизоды.

Настоящая гражданская война началась уже где-то месяца через два после того, как мы покинули страну. Тогда оппозиция начала отвечать огнем на огонь и в информационных сообщениях возникла Свободная армия Сирии. В Алеппо, крупнейшем городе страны, недавно произошел серьезный теракт: два взрыва, десятки убитых. Когда мы проводили время там в середине октября, город был совершенно спокоен, по крайней мере внешне. Во всяком случае, ни о каком кровопролитии и речи не было.

Щедрая "социалка" Каддафи стала притчей во языцех. Понятно, что свою щедрость он изливал на подданных не по доброте душевной. Или не только по ней. Объяснение очень простое: Каддафи было некуда бежать. Он был намертво прикован к почве, зависел от нее и потому не скупился на бюджетные щедроты. Укреплял сук, на котором сидел.

Асад совершенно в другом положении. Испания, Турция наперебой предлагают ему пристанище и гарантируют безопасность – только уйди. Я не могу сравнивать уровни жизни в Сирии и Ливии, в последней я не был. Но из того, что мы видели своими глазами, и со слов сирийцев, сказанных нам, ясно, что ни о каких щедротах, сопоставимых по цифрам с теми, которые приводят, когда говорят о социальной политике Каддафи, там речи не идет.

Я вспоминаю город Сукна в пустыне: 20 тысяч населения, стаи грязных, оборванных, диких детей, джипы Chevrolet середины 1980-х с ржавыми рамами, пыльные лавки, где только крупы, консервы, галеты и прочий сухпаек длительного хранения. Города и деревни, от 70 до 90 процентов (!) уроженцев которых уехали на заработки в богатые страны Аравийского полуострова. Если в ливийском перевороте фактор бедности и социального недовольства не играл, по общему мнению, первостепенной роли, то в Сирии он стоит со всей остротой. Деньги от сирийской нефти до "земли", до населения практически не доходят, а если и доходят, то только в объемах "чтобы ноги не протянули". Знакомо, не правда ли?

Башар Асад, сын своего отца, получивший власть по наследству, человек со слабым подбородком, отнюдь не производит впечатление героя, готового принять смерть в бою, как Муаммар Каддафи. Его упрямство объясняется не его личными качествами и не безвыходностью его положения (как было, опять-таки, у революционного полковника), а как раз наоборот, тем, что он поставил на кон отнюдь не все. Россия поможет, Китай прикроет, то, се, может, братья-арабы совсем не сдадут… Он еще поупирается. Сейчас есть признаки того, что уже в обозримом будущем выяснится, к чему это приведет и чем завершится.

Антон Семикин

Цитата: Во вторник в столкновениях между сторонниками оппозиции и силами безопасности в Сирии погибли по меньшей мере 100 человек – в основном в провинциях Хомс и Идлиб, сообщает радио «Свобода»  со ссылкой на противников режима Асада.

Десятки людей ранены. При этом подтвердить информацию из независимых источников не представляется возможным.

Вечером во вторник сирийские войска, лояльные президенту Башару Асаду, предприняли новое наступление в двух районах провинции Идлиб, где находятся опорные пункты Свободной сирийской армии, представляющей вооруженную оппозицию.

Ранее в тот же день интенсивной бомбардировке был подвергнут город Хомс – центр антиправительственных выступлений.

США поддержали призыв Международного комитета Красного Креста об установлении в Сирии ежедневного двухчасового «гуманитарного» перемирия – для доставки помощи мирному населению.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что ищет кандидатуру на пост координатора гуманитарных программ для Сирии.

Общее число жертв беспорядков в Сирии, длящихся почти год, приблизилось к шести тысячам

Цитата:

Согласно неподтвержденным сообщениям, приходящим из Сирии, в городе Хомс в центральной части страны убиты два иностранных журналиста - граждане США и Франции.

В дом, в котором они находились (по некоторым данным - временный медиацентр) попал артиллерийский снаряд.

Оба журналиста имели большой опыт работы в горячих точках.

Одна из них, по непроверенным данным, - американка Мари Колвин, работавшая на британскую газету Sunday Times.

Имя второго погибшего - Реми Ошлик.

Мэри Колвин - всемирно известная журналистка, не раз получавшая премии за свои репортажи из горячих точек мира. В 1993 году она была тяжело ранена и лишилась глаза в Шри-Ланке, где освещала события гражданской войны. Во вторник она выступала в радиопрограмме Би-би-си Today.

В своем последнем репортаже в газете Sunday Times Мэри Колвин рассказывала о страданиях простых жителей района Баба-Амр в Хомсе, которые считают, что мир забыл об их существовании.

Она была единственным репортером британской прессы, которая присутствовала в этом районе Хомса. В своем последнем репортаже она рассказывает, в частности, как ее переправили в город с помощью повстанцев.

Ее репортаж из больницы в Хомсе был также опубликован во вторник на сайте Би-би-си.

Реми Ошлику было 28 лет, он работал фоторепортером одного из независимых агентств во Франции.

По словам очевидца, в сад дома, где был устроен пресс-центр, попало несколько ракет. Журналисты погибли, пытаясь покинуть здание.