Общественно-политический журнал

 

Сталинским курсом

Подготовка к выборам в российский парламент приближается к финишу, но никто, как мне кажется, не ответил на главный вопрос. Почему Кремль в течение вот уже нескольких месяцев снисходительно наблюдает за, казалось бы, переходящей все границы критикой "Единой России" как "партии жуликов и воров"? Почему позволил этой критике не только бушевать в Интернете, но и выйти за его пределы?

Полагаю, здесь не обошлось без замысла с далеко идущими последствиями. Уверена, что главный политтехнолог Кремля посмеивается, глядя на поведение подвластных ему "людишек", наблюдая за тем, как "корчатся" от народного гнева члены партии "Единая Россия" и как вдохновенно оппозиционная общественность выполняет работу "чистильщиков".

Блогер Алексей Навальный стал буквально былинным героем Интернета. На этом фоне нет недостатка в прогнозах относительно того, сколько осталось жить правящему режиму.

При этом никто не критикует сам механизм действующей власти, который приводит в движение "вертикаль". Никто не клеймит и не выносит на суд общественности плоды деятельности спецслужб, от штаб-квартиры ведомства на Лубянке до низовых звеньев. А чем занимался все это время стержень властной вертикали? Какие указания поступали из администрации президента в главный офис ФСБ? Какие приказы шли затем в территориальные органы? Какие документы "особой важности" ежедневно перевозила фельдъегерская служба? Нет ответа.

Вся эта предвыборная вакханалия, на мой взгляд, свидетельствует об одном: власть чувствует себя настолько уверенной, что не только смотрит сквозь пальцы на "гнев народа", но и направляет его. Не уверена, правда, что нынешние обитатели Кремля настолько хорошо знают историю сталинского режима, чтобы сознательно повторять его приемы, но, имея общий генотип, они действуют похожим образом в целях укрепления своей власти.

Чтобы понять смысл этих действий, следует вспомнить, как сталинская власть создавала и использовала похожие ситуации. Инициировав критику партийных начальников всех уровней перед выборной кампанией 1937 года, Сталин впоследствии охарактеризовал ее как свидетельство "полной демократизации политической жизни страны", а общую обстановку в стране определил как "полн