Общественно-политический журнал

 

Тяжба Абрамович-Березовский: "Санька-облигация"

Из Кремля в помощь Абрамовичу был прислан субъект, начинавший свое восхождение к вершинам российской власти в качестве шестерки по кличке "санька-облигация" в обслуге Березовского.

Бывший руководитель президентской администрации  Ельцина и  Путина Александр Волошин, в 90-х гг. связанный с компаниями Березовского "ЛогоВАЗ" и AVVA, дал показания в Высоком суде Лондона в процессе по многомиллионному иску  Березовского к  Абрамовичу.

Волошин не только отрицает свое участие в событиях вокруг компании "Медиа-МОСТ" Владимира Гусинского, но и не считает, что Гусинский продал медиахолдинг "Газпрому" под давлением.

Адвокат истца Лоренс Рабиновитц процитировал свидетелю выдержки из заключения Европейского суда по правам человека, в котором речь шла об аресте Гусинского в июне 2000 года, в частности, говорилось о том, что предпринимателя вынудили продать "Медиа-Мост" подконтрольному государству "Газпрому" в обмен на снятие обвинений.

В частности, адвокат выдвинул версию о том, что с предложением "продажа — в обмен на снятие обвинений" к Гусинскому обратился тогдашний министр печати Михаил Лесин.

"Я не считаю, что при заключении от него (Гусинского) требовали продать "Медиа-Мост" "Газпрому", — сказал Волошин. Он считает, что компания была продана позже. "Сделка должна подтверждаться документами, а не утверждением ЕСПЧ о том, что она состоялась", — заявил Волошин.

"Я по-прежнему не считаю, что Лесин заключал какую-либо сделку. Возможно, и это было ошибкой, он и завизировал какой-то документ", — добавил при этом экс-глава администрации Президента РФ.

Через несколько месяцев после ареста Гусинского (случившегося в июне 2000 года) "Медиа-Мост" выступил с официальным заявлением, в котором опубликовал приложение № 6 к соглашению от 20 июля 2000 года, под которым стоят подписи руководителя компании "Газпром-Медиа" Альфреда Коха и министра печати Михаила Лесина.

Суть этого документа заключалась в следующем: договор "Медиа-Моста" с "Газпромом" об урегулировании задолженности был подписан фактически в обмен на свободу Владимира Гусинского — бизнесмен вышел из СИЗО через несколько дней.

Михаил Лесин, чья подпись стояла под документом, впоследствии утверждал, что президент в момент подписания приложения ничего не знал об этом документе.

Спустя несколько лет, когда Гусинский окончательно покинул Россию, суд по правам человека в Страсбурге полностью встал на его сторону, признав, что "лишение свободы заявителя использовалось в качестве стратегии ведения коммерческих переговоров, и такие институты публичного права как уголовное преследование и содержание под следствием не должны использоваться с данной целью".

Рабиновитц также напомнил Волошину о том, что после катастрофы подлодки "Курск" Путин публично выказал недовольство тем, как ОРТ и НТВ освещали эту историю.

Он привел несколько выдержек из прессы, в частности из Financial Times, из которых следует, что Путин обвинил некоторые СМИ в том, что они пытаются делать себе политический капитал на трагедии. Путин сказал — явно, как отмечает Рабиновитц, имея в виду Березовского и Гусинского — что лучше бы люди, организовавшие сбор пожертвований семьям экипажа, продали свои виллы во Франции и Испании (у Березовского — вилла во Франции, у Гусинского — в Испании). Волошин признал, что у Путина были причины быть столь эмоциональным, потому что он считал, что Березовский и подконтрольные ему журналисты использовал трагедию "Курска", чтобы приобрести политический капитал, и освещение трагедии было необъективно.

 Он также признал, что решение отстранить Березовского от управления ОРТ было принято именно после трагедии с "Курском". "Стало ясно, что нужно положить конец неформальному управлению ОРТ Березовским", — заявил Волошин. Он также не стал отрицать, что освещение трагедии "Курска" было одной из важных причин. "У меня была одна реальная и очень серьезная цель во время встречи — объяснить Березовскому, донести до него, что пришел конец его власти на ОРТ. Это был конец. Пришел конец, и это я старался донести до него. Это была очень драматичная встреча", — добавил Волошин.

Источник

Цитата:

сентябрь 2000

СОГЛАШЕНИЕ между "Медиа-МОСТом" и "Газпром-Медиа", а также скандальное Приложение N6 к этому документу глава Минпечати Михаил Лесин подписал незаконно. Этот факт министр признал вчера на двух своих пресс-конференциях в Москве.
Напомним, что согласно тексту этого документа Владимир Гусинский передает акции "Медиа-МОСТа" "Газпрому" в обмен на прекращение против него уголовного дела и гарантии безопасности. То есть речь идет о примитивном шантаже.

Михаил Лесин утверждает, что все эти противоправные деяния он осуществлял не в качестве федерального министра, а как частное лицо. Свои действия Лесин объяснил желанием спасти главу "Медиа-МОСТа" Владимира Гусинского от "работы на лесоповале", а журналистов его холдинга - от потери работы. А потому виновным себя не считает и добровольно уходить в отставку не собирается. "Нести ли мне наказание, - заявил он, - не мне решать".
 

Руководство "Медиа-МОСТа" утверждает, что Приложение N6 было подготовлено в президентской администрации.  Большая его часть представляет собой политические декларации, а также гарантии Владимиру Гусинскому со стороны государства в случае, если он добровольно расстанется с акциями "Медиа-МОСТа".

Лесин вчера напомнил о том, что ранее был бизнесменом (владельцем рекламной компании "Видео-Интернэшнл"). Поэтому события вокруг "Медиа-МОСТа" его "максимально интересовали" не только как министра печати, а, так сказать, по старой памяти. Теперь же, обманутый, как он сам себя ощущает, Лесин пообещал следить за развитием конфликта еще более пристально. По словам участвовавшего в переговорах Игоря Малашенко, "пристальное внимание" министра имеет вполне материальное объяснение. Малашенко в эфире НТВ заявил, что в ходе переговоров Михаил Лесин претендовал на 5% от суммы, которую "Газпром-медиа" собирался заплатить за медиа-холдинг. В просторечии это называется "откат", а на языке Уголовного кодекса - вымогательство взятки должностным лицом.

Источник

 

Цитата:

декабрь 2004 г.

В середине этого года телекомпания «Эхо» выпустила двухсерийный фильм «Товарищ  президент»  (режиссёр Василий Береза, сценарий Павел Широв). При Путине этому фильму не суждено выйти на российский экран, потому что Его Величество представлен там в нелицеприятном свете. 

Вот, например, эпизод из 2-й серии фильма про Путина, касающийся подлодки «Курск». Этот эпизод я бы рекомендовал посмотреть всем офицерам нашего военно-морского флота и их семьям. Чтобы увидеть закулисную сторону «заботы» Верховного Главнокомандующего Путина о людях, служащих на флоте. Ничего, кроме омерзения и возмущения, поведение Путина вызвать не может.

Сергей Доренко: «Лгали нам постоянно военные и, в том числе повторял их слова президент. Я повторил, дал его слова, дал вот эту ложь. Уже выделенную, вымонтированную и сказал, что это ложь. Показал весь ужас быта вдов и так далее. Я понимал, что эта программа последняя».

Евгений Киселёв: «Перелом в отношении Путина к Березовскому произошёл после того, как 1-й канал очень жёстко освещал ситуацию вокруг «Курска». Доренко тоже досталось именно за это».

Слова матери погибшего моряка с подлодки «Курск» (съёмки на встрече с родственниками погибших подводников): «Сколько это может продолжаться!? Они за 50-70 долларов закрыты сейчас в консервной банке! Зачем я его растила!? Скажите! У Вас есть!? … Дети!? У Вас нет, наверное, детей!? Что он не поймёт!? Что он не поймёт!? Ничего он не понимает! Они зажравшиеся там все сидят!!»

Сергей Доренко: «И он (Путин) позвонил на 1-й канал и сказал, что 1-й канал нанял шлюх, которые выступили по 1-му каналу, чтобы дискредитировать его. И в том числе я ему потом доказывал, что это были не шлюхи, что это были вдовы офицеров. Это действительно вдовы офицеров, я впоследствии сам их видел в Ведяево и они продолжали говорить «неудобные» вещи, но он (Путин ) по телефону сразу отзвонил и сказал: «Вы нанимаете шлюх специально. Дали им по 10 долларов, специально чтобы меня дискредитировать».

Далее в фильме идёт сюжет, где американский журналист Ларри Кинг спрашивает у Путина: «Что случилось с вашей лодкой?» И загорелый на югах Путин растягивается в гаденько-придурковатой улыбочке на тонких губах, отшучиваясь: «Она утонула».

Источник

Никакого государства и никакого бизнеса в России никогда не было и быть не могло

Длящееся преступление

Как кто украл? Мы и украли-с

По теме: Леонид Невзлин: Ходорковскому казалось, что он знает Путина

Зачем Березовскому и Абрамовичу процесс, навсегда губящий их репутацию

На процессе Березовского против Абрамовича негласные правила российской экономики становятся историческими фактами

Тяжба Абрамович-Березовский: яхта для Путина

Традиционное понимание "крыши"

Тяжба Абрамович-Березовский: алюминиевые войны; вывод средств; деньги для Коржакова; Березовский и Луговой

Тяжба Абрамович-Березовский: гибель гендиректора омского НПЗ ; аукцион по «Сибнефти» был фикцией

Абрамович сравнил себя с дойной коровой

"Кто такой Роман?"

Тяжба Абрамович-Березовский: уголовные авторитеты, совладельцы "Русала"; для любой крупной сделки необходимо личное благословение Путина

Тяжба Абрамович-Березовский: $50 млн за запись встречи, сделанной Луговым; оплата предвыборной кампании Путина

Тяжба Абрамович-Березовский: жертва операции КГБ, арабский шейх - посредник, деньги Черного

Тяжба Абрамович-Березовский: все российские нефтяные компании работали по «схеме ЮКОСа» и не скрывали этого; "Сибнефть" не декларировала прибыль

Тяжба Абрамович-Березовский: влияние Тани и Вали, аукцион по приватизации "Сибнефти", Абрамович умеет казаться скромным и гениально умеет втираться в доверие

Тяжба Абрамович-Березовский: доступ к "крестному отцу"; кому досталась основная сумма при продаже "Сибнефти"

Березовский и Абрамович – лицом к лицу в Верховном суде Англии