Общественно-политический журнал

 

Кто мы? Откуда? Куда мы идем?

Совсем скоро пройдет 20 лет с тех драматических, но прекрасных событий августа 1991 года. А мы, большинство из нас, подобно А.Чегодаеву из "Школьной антологии" Иосифа Бродского так и не сумели, не смогли проникнуть в сущность таких понятий, как Свобода, Демократия, Права человека...

Или просто-напросто поленились. Лень - это одна из наших НЕИСКОРЕНИМЫХ национальных черт. Таких же, как холопство, рабство, лакейство и др. И весь этот "букет" в целом - наш национальный бич. Если хотите - наша национальная трагедия. Избавимся ли мы от этого? Едва ли... А ведь 20 лет назад со всей очевидностью казалось - да! уже избавились!

Я прекрасно помню те три дня в августе 91-го. И могу, перефразируя О.Мандельштама, сказать - мы тогда, в эти три дня, жили "под собою чуя страну"... Тогда мы представляли собой Людей, а не тупое и сытое стадо, как нынче. Конечно, есть и сейчас среди нас Люди. Но они - в меньшинстве. Как это ни прискорбно...

Я прекрасно помню утро 19 августа, когда со всех радиоточек и телевизоров вещал загробный голос диктора, голос из-под могильной плиты, читавший обращение ГКЧП к советскому народу....

Я прекрасно помню растерянные лица Людей на улицах и радостные, возбужденные визги других людей: "А! Вот теперь-то вам не поздоровится!!! Хана вашей дерьмократии!"

Я прекрасно помню, как ехал в то утро на репетицию по ул.Восстания на 22 автобусе, а водитель в микрофон сообщал пассажирам последние новости с "Эха Москвы" и "Радио Балтика". Возможно ли такое даже представить теперь?!!

На Невском автобус остановился - там уже была стихийно возникшая пешеходная зона... Люди шли к Мариинскому дворцу.

Я прекрасно помню, как у Ленсовета возводили баррикады из бетонных блоков и какой-то арматуры.

Я помню выступление Собчака.

Я помню, как в ту страшную ночь с 20 на 21 августа ВСЕ такси города БЕСПЛАТНО везли Людей, стремящихся оказаться на Исаакиевской площади, чтобы в случае чего встать живым щитом на пути возможного ввода войск... А знаменитые питерские мосты в ту ночь НЕ разводили!!!

Много чего вспоминается.

Но оказалось, рабство неискоренимо. Не было у нас на тот момент Моисея, который 40 лет водил бы нас по пустыне... Да и само Время было уже не то... Скорости другие.

Но заменить 40-летнее хождение по пустыне было возможно. ЛЮСТРАЦИЕЙ. Которая, буде она состоялась, изменила бы всё. И сейчас мы бы жили совсем в другой стране. Злые языки, конечно, сразу заверещат: "Да твой любимый Ельцин первый бы под эту люстрацию и попал!!!". Возможно. Но мне кажется, и я даже уверен в этом, что решись Борис Николаевич на такой шаг - для него было бы сделано исключение. Потому что - заслужил.

И всё было бы иначе. И не было бы у нас таких позорных "проектов" и явлений, как "путин", "матвиенко" и иже с ними - взращенными в недрах ГБ и КПСС какими-то непонятными субстанциями...

И не было бы потом такого позора, как Чечня, Норд-Ост, Беслан, "Курск". Не говоря уж о победоносной "грузинской кампании"...

Но вот, ровно через 20 лет, по уродливой гримасе судьбы 21 августа нынешнего года должна "решиться судьба" Валентины Ивановны с ея депутатством и последующим перемещением тела в кресло спикера Совета Федерации. Позор продолжается. И нет ему конца...

Пока, во всяком случае.

Так кто же мы, в конце-то концов?! Откуда? И КУДА мы идем?...

Алексей Девотченко

Комментарии

gedaliy on 6 ноября, 2014 - 02:11

Россия — это лагерная дисциплина вместо государственного устройства, это осадное положение, возведенное в ранг нормального состояния общества.

 

Перед вами всякую минуту возникает образ неумолимого долга и покорности, не позволяя забыть о жестоком условии человеческого существования - труде и страдании! В России вам не позволят прожить, не жертвуя всем ради любви к земному отечеству, освященной верой в отечество небесное.

***

Страна эта, говоря по правде, отлично подходит для всякого рода надувательств; рабы есть и в других странах, но чтобы найти столько рабовпридворных, надо побывать в России. Не знаешь, чему дивиться больше, — то ли безрассудству, то ли лицемерию, которые царят в этой империи; Россией по-прежнему правят с помощью скрытности и притворства… В этой стране признать тиранию уже было бы прогрессом.

***

Пусть даже Россия не пойдет дальше дипломатических притязаний и не отважится на военные действия, все равно ее владычество представляется мне одной из опаснейших вещей в мире. Никто не понимает той роли, какая суждена этому государству среди европейских стран: в согласии со своим устройством оно будет олицетворять порядок, но в согласии с характером своих подданных под предлогом борьбы с анархией начнет насаждать тиранию

***

Россия — нация немых; какой-то чародей превратил шестьдесят миллионов человек в механических кукол, и теперь для того, чтобы воскреснуть и снова начать жить, они ожидают мановения волшебной палочки другого чародея.

де Кюстин «Россия в 1839 году»

Владимир Баландин on 6 ноября, 2014 - 07:35

Рабство и его производные: неуважение к человеку, неуважение к мысли и творчеству, дрожь и пресмыкание перед начальством. И рабство вывернутое наизнанку: анархия, разгул, вседозволенность, неуважение к законам -- это всё и есть российская почва. Что-либо доброе, разумное, вечное, ценное для всего человечества, родиться на такой почве не может в принципе.

vik on 6 ноября, 2014 - 14:29

Sep. 16th, 2014 - Что-то типа "ответа" режиссеру Владимиру Меньшову

ОЧЕНЬ ДЛИННО, извините...
"Если сегодня поинтересуешься у ветерана диссидентского движения: "За что ты ненавидел советскую власть?", то едва ли дождешься внятного ответа. Все сведется к дефициту колбасы и острому желанию смотаться за рубеж..." Это слова режиссера Владимира Меньшова, юбилей которого широко отмечается ныне... Весь этот текст имеется на Гранях... Кому интересно - может прочесть целиком... (http://mirror38.graniru.info/blogs/govnomer/entries/232974.html)
Владимир Валентинович, я ( хоть и не являюсь "ветераном диссидентского движения") попробую дать Вам "внятный ответ", которого Вы никак не могли дождаться.
Так вот. Ненависть или любовь к советской власти в большинстве случаев - вопрос генетический. Я, к счастью, очень хорошо знаю ( и все время продолжаю узнавать) историю своей семьи. До "революции", после оной, до и после войны и так далее.
Мой прадед был уездным врачом в небольшом городке под Петербургом - Петроградом. Называется этот город Луга. (Ужасная рифма с Луга - нском), но ничего не поделаешь... У него была своя небольшая усадьба в предместье городка, он много работал, ездил на вызовы к больным ( в том числе и будущим представителям Вашего любимого гегемона - пролетариата), принимал у себя... В 1918 году он скончался. Слава Богу, - не расстреляли, скончался в результате несчастного случая. Усадьбу сожгли. Его же бывшие пациенты - прадеды нынешних гиркиных-стрелковых-пономаревых и прочих "народных" начальников. Как же - огромный дом, сад, почти что парк! - богатая буржуйская сволочь! Стоит заметить, что никаких "богатств" у моей семьи не было. Просто к ВРАЧАМ и их семьям ТОГДА отношение было совсем другим... По счастью, сразу же после его гибели, моя семья перебралась в Петроград и не была уничтожена мирными "повстанцами". Она разместилась в давно купленной квартире на Невском - опять-таки, не роскошной и барской, а обычной для дворян среднего достатка квартире. Стали жить... Прабабушка пошла преподавать в Школу Рабочей Молодежи иностранные языки, благо знала их в достаточном количестве. Бабушка поступила в консерваторию, её сестра ( моя двоюродная бабушка) стала трудиться в какой-то редакции советской газеты корректором. Всё шло худо-бедно. Но через какое-то время (начало 20-х годов) мою бабушку из консерватории отчислили. Ну, в связи с "чисткой" всероссийского масштаба, мол, рабочим и крестьянам надо на пианинах учиться, а вам, буржуям, работать. И бабушка тоже пошла работать в школу. Преподавать всё те же иностранные языки - немецкий, польский, французский... Еще прошло какое-то время. Ту мою двоюродную бабушку, бабушку Лилю, арестовали и посадили. Мужа её и сажать не стали - сразу расстреляли. ( Только лишь лет 20 назад выяснилось, что расстрелян он был на Левашовской пустоши под Ленинградом, так что хоть есть место, куда можно приезжать изредка с цветами и свечами...) В короткий пересменок между деятельностью Ежова и Берии ( а был такой перерывчик) бабушку Лилю выпустили из Крестов, но сама она ( вместе с детьми) не имела права оставаться в Ленинграде и была выслана в некий город Семёнов горьковской области. Даже не в Горький. И наша семья распалась. И не на долгие годы, а навсегда. И умерла бабушка Лиля в том же славном, неведомом городе Семенове... Не буду описывать войну, эвакуацию, возвращение в разоренную квартиру ( удивительно, что пианино не сожгли на дрова!!!! Рояль - сожгли, а пианино почему-то не тронули...), дальнейшие мыкания по инстанциям в связи с "уплотнением"... Пока вся семья жила в количестве 10 человек в 3-х комнатной квартире (буржуи - эксплуататоры,да?) нас не трогали. Теперь же, когда семья сократилась вдвое, сам советский Бог велел. И наша квартира стала коммуналкой. Я помню водопроводчика дядю Петю, хронического алкоголика, который каждый день нещадно избивал свою жену и маленькую дочку, я помню и некую жилицу по имени "Тамара", вопли которой раздавались постоянно. "Ты мне, сволочь, нервы не мотаааааааааааааааааай!!!!!!!!!" визжала она своему супругу. Ее визги почти каждый вечер раздавались и в нашем длинном коммунальном коридоре, когда эта самая Тамара, идя с кухни и неся какую-нибудь снедь, натыкалась на крысу. Да, у нас жили, были, жили-были крысы. В нашем доме располагался Кавказский ресторан, ну, и соответственно, крыс просто по определению не могло не быть... Кстати, этот же Кавказский ресторан и лишил нас в дальнейшем наших законных "метров". Он пошел "на расширение", прилегающие к нему флигели и постройки - на "капремонт" и в конце концов мы оказались у черта на рогах, а именно - на Гражданке. (Есть такой район на севере города). Из нашего дома уцелел лишь какой-то древний старичок, размахивавший ордером на комнату. Ордер был подписан Ульяновым - Лениным. Трогать его боялись, но потом, думаю, куда-то да сплавили - не мог же он один жить в доме, где идет капремонт... Был бы буржуй! Теперь, кстати, в этом доме магазин "Стокманн" или что-то в этом роде, напротив Дома Книги, по стороне Казанского собора.
Как Вы думаете, Владимир Валентинович, могу ли я "любить" советскую власть после всего того, что она сделала с моей семьей?
Во-первых, она ее уничтожила ( часть - в прямом, часть - в переносном смысле).
Во-вторых, она лишила возможности моей чудом уцелевшей бабушке получить музыкальное образование, о котором та мечтала с детства, с гимназии...
В - третьих, каждое утро, уходя в школу, я слышал шёпот бабушки: "Алёшенька, только никому не рассказывай... Про имение, про усадьбу... Запомнил? Ни-ко-му". Как Вы думаете, 7-летнему мальчику такие "напутствия" были в радость? Разумеется, я никому ничего никогда не рассказывал...
В-четвертых, еще в 20-х годах вся моя семья вынуждена была отказаться от нескольких букв в фамилии. Фамилия была польская ( по прабабушкиной линии все - поляки), а "белополяки" в то время восторга у ваших любимцев не вызывали...
В-пятых... Впрочем, я не буду живописать свои личные ( еще детские) переживания, свою "службу" (четырежды, два -три-десять раз четырежды закавыченную) в советской армии - этом смрадном, криминальном и развратном образовании. И так далее, и так далее, и так далее...
Если Вы обратили внимание, то мою семью (а , значит, и меня, ибо я отождествляю себя с ней во все времена) всегда ставили перед фактом происходящего или уже произошедшего. Усадьбу - сожгли. Дедушку Толю - расстреляли. Бабушку Лилю - посадили. Потом -выслали. Вы - уплотняетесь. Ваш дом идёт на капремонт, а вы - уезжаете на Гражданку. Тов. Девотченко - Вы идёте служить в армию. И т.д. Кстати, Владимир Валентинович, об армии. Вы, как режиссер, не можете не знать, что в театральный институт поступают не абы к кому, а ко вполне определенному педагогу, мастеру. И я вспоминаю красную потную рожу какого-то "комиссара" в военкомате: " А кто это такой - Кацман? Чо, других педагогов нет? Через 2 года восстановишься в институте - закончишь!" Понятное дело, что объяснять что-нибудь этой нетрезвой скотине в офицерской ( советской, Вашей любимой советской офицерской) форме было бессмысленно....
Я попробовал дать Вам внятный ответ... Не знаю, устроит он Вас или нет, скорее всего - нет, ну да и Бог с ним, как говорится... Великий Иосиф Бродский сказал, что самая главная трагедия нашей страны - это колоссальное неуважение человека к человеку. Я бы от себя добавил - колоссальное равнодушие, граничащее с ненавистью... Странное сочетание, конечно, но к нашему обществу вполне применимое. Моя семья ( а стало быть, и я) испытала это на себе в полной мере.
Насчет колбасы и желания "свалить" на Запад... Вы знаете, моих близких всегда меньше всего волновала проблема что-то "достать", за чем-то "отстоять" и так далее. Мои успехи ( и не успехи) в образовании беспокоили их куда больше...
Уехать из страны никто никогда и не думал. Даже в 18-м году. Во-первых, повторюсь, это могли позволить себе по-настоящему богатые люди. Или очень знаменитые. На весь мир. Мы к таким не относились. Да честно признаться, и не думали, что вы - надолго. Ошиблись... Оказалось - навсегда...(((((
P.S. Да, и не подумайте, что я так кичусь своим дворянским происхождением. Это не так. Дворянской крови во мне - лишь наполовину. Мой отец ( и все родственники по его линии) - донское казачество. Но это уже совсем другая история...

Спасибо за внимание.

Алексей Девотченко