Общественно-политический журнал

 

В российской армии солдат стали чаще бить

Военная прокуратура России констатирует, что дедовщину в армии не удалось победить даже сокращением срока службы до одного года. По данным официальной статистики, количество избиений, совершенных офицерами в армии, выросло в этом году более чем на 15%, а сержанты стали бить своих подчиненных в два раза чаще, чем в прошлом году.

Об этом заявил главный военный прокурор России Сергей Фридинский на расширенной коллегии своего ведомства.

Отчитываясь о состоянии армии несколькими месяцами раньше, он подчеркнул, что именно рост насильственных преступлений, а также неуставные взаимоотношения в воинских коллективах, становятся главной причиной уклонений от военной службы и даже самоубийств.

Национальный вопрос

Особенно опасны случая насилия в армии, заявил Фридинский, "когда они совершаются на межнациональной почве, а такие факты есть".

Главный военный прокурор не в первый раз заявляет о росте межнациональной напряженности в армии.

Еще в марте, на аналогичном заседании ГВП, Сергей Фридинский обличал командиров, "при попустительстве которых военнослужащие различных этнических групп или землячеств пытаются навязать свои порядки в воинских коллективах".

В начале апреля российские СМИ горячо обсуждали заявление военного комиссара Челябинской области Николая Захарова, объявившего, что теперь в армию не будут призывать жителей Кавказа и выходцев из кавказских республик, проживающих в других регионах России. По его словам, это необходимо для снятия резко выросшей в последнее время межнациональной напряженности в армии.

В министерстве обороны в свою очередь заявление Захарова опровергли.

Однако косвенно на существование негласного приказа Генштаба не призывать жителей кавказских республик указывало сообщение военного комиссариата Дагестана о том, что в этом году наряд весеннего призыва для республики сократился с 2000-4000 всего до 400 человек.

Цитата:

За время весеннего призыва на срочную службу в российскую армию не было призвано ни одного жителя Чечни.  7 тысяч потенциальных призывников остались дома. В военкомате республики уверяют, что от Министерства обороны не было разнарядки.

 В Минобороны подтвердили, что пока ряды новобранцев комплектуются без участия молодых людей из Чечни. Официальный представитель ведомства полковник Игорь Конашенков также сослался на отсутствие разнарядки из Москвы, но ее причин не назвал. При этом полковник отметил, что во всех остальных республиках Северного Кавказа призыв идет полноценный.

По словам источника в Генштабе, решение не брать в армию чеченцев исходит не из штаба, а от более высокого руководства. Причина в том, что военному делу не хотят учить "потенциальных боевиков", сказал источник. "Сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит, - пояснил он. - Не секрет, что многие из чеченцев приходятся родственниками боевикам. Ну призовешь ты его в войска, а он окажется двоюродным братом Шамиля Басаева, боевиком в душе и прекрасным воином на деле, и что тогда?"

Командир роты 18-й бригады, дислоцированной на военной базе "Ханкала" в Чечне, вовсе сравнил чеченцев в России с палестинцами в Израиле. "Ну можно себе представить, чтоб палестинцев призывали в израильскую армию? Нет, это исключено", - сказал он. "Не призывают чеченцев - и хорошо. Дагестанцев и ингушей с головой хватает", - добавил военнослужащий.

По мнению главного редактора журнала "Национальная оборона" Игоря Коротченко, решению проблем на межнациональной почве в армии может помочь введение института военной полиции.

"Своими силами офицеры и сержанты не могут навести порядок. Необходим независимый механизм воздействия на дисциплинарную ситуацию в войсках", - полагает эксперт.

Как отметил Коротченко, власти обещают, что военная полиция в армии появится к концу года. Облегчить ситуацию может и введение института профессиональных сержантов, которые будут дорожить своим местом работы и зарплатой.

В целом же, по мнению эксперта, армия не может быть изолированной от общества: криминогенная обстановка в обществе и на улицах городов влияет и на ситуацию в армии.

Рост числа зарегистрированных правонарушений в армии эксперт не в последнюю очередь связывает с принципиальной установкой минобороны на полное раскрытие статистики воинских преступлений.

"Если раньше было укрывательство, то теперь за факт укрывательство карают жестче, чем за неуставные отношения", - утверждает Коротченко.

"Били долго и жестоко"

Один из военнослужащих, ставший жертвой армейской дедовщины, поделился своей историей. Роман, служивший на одной из авиабаз московского региона, находится сейчас в больнице с серьезными травмами.

Он рассказал, как его беспричинно избили офицер и котрактник-дагестанец.

Били жестоко и долго, по свидетельству очевидцев, не менее 15 минут. Затем бросили в багажник машины и отвезли за пять километров от части.

При этом, когда его заталкивали в машину, дважды ударили крышкой багажника. В результате, по словам Романа, серьезно повреждены нервные окончания на руке. Он не может теперь отличать теплое от холодного.

Избивавший его контрактник сейчас находится под стражей, в отношении офицера ведется следствие.

По словам Романа, контрактники-старшины были "просто помешаны на спорте". Они организовывали бои между солдатами срочниками на манер восточных единоборств.

Роман рассказал, что офицеры и сержанты части были также замешаны в воровстве запчастей и топлива.

Коррупция в армии

Как бы подтвержая слова Романа, главный военный прокурор сказал в четверг, что экономические преступления совершают военнослужащие всех рангов, начиная от тех, кто служит в ротных подразделениях, и заканчивая вышестоящими штабами.

"Наиболее наглядно такое положение дел продемонстрировала ситуация в Липецком авиационном центре, где командованием с военнослужащих было незаконно "экспроприировано" более 3 млн руб", - напомнил прокурор.

О случаях вымогательства в мае написал в открытом письме в Живом Журнале на имя министра обороны военный летчик, старший лейтенант летного центра ВВС в Липецке Игорь Сулим.

Минобороны тогда откликнулось на открытое письмо офицера
обещанием провести проверки в воинских частях и открыть "электронные приемные", в которых любой пострадавший мог бы рассказать о злоупотреблениях.

Однако в реальности, рассказал Фридинский, "вместо проведения незамедлительной проверки и принятия жестких мер к мздоимцам, должностные лица главкомата ВВС по сути начали прессинг личного состава за то, что ситуация вышла из тени".

"Кто же после этого с нами будет сотрудничать в этих вопросах?" – негодует главный военный прокурор.

По его подсчетам, ущерб государству от коррупционных проявлений в российской армии в 2011 году превысил 600 млн рублей (около 21,4 млн долларов).

Источник