Общественно-политический журнал

 

Что такое госдолг США? Что нам готовит будущее и чего ожидать России

Цитата:

Электронное табло висит на площади Таймс-Сквер в Нью-Йорке с 89 года. Пару лет назад его пришлось заменить - числа достигли такой длины, что на табло не оставалось места.

Госдолг США достиг исторического максимума - 14 трлн долл., сообщил американский Минфин. Таким образом на каждого жителя США приходится примерно по 45 тыс. долл. из этой суммы. Напомним, в конце июня 2010 года Министерство финансов США сообщало, что государственный долг США возрастет до 13,6 трлн долл. к концу 2010 года и достигнет суммы приблизительно в 19,6 трлн долл. к 2015 году, что составит 102% ВВП страны.

В США опасаются, что, если не принять решительных мер, то сумма задолженности достигнет
«неприемлемых уровней» и приведет к дефолту американской экономики. В феврале 2010 года Барак Обама пообещал бороться с бюджетным дефицитом и утвердил новый лимит для государственного долга в размере 14,3 трлн долл. Ранее он составлял 12,4 трлн долл. Нынешний госдолг уже вплотную подошел к новой установленной планке. В связи с этим министр финансов США Тимоти Гайтнер призвал конгресс повысить планку государственного долга. По его словам, ранее установленный лимит может быть достигнут уже весной, а отказ от повышения планки может затронуть миллионы рабочих мест.

Оказалась ли американская экономика колоссом на глиняных ногах, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич:

– Андрей Павлович, американская экономика оказалась финансовой пирамидой?

– Нет. Американский долг не такой огромный, как об этом много говорят. Если сравнивать с Европой, суммарный долг Евросоюза больше, чем долг США – потому что у некоторых стран Евросоюза долг составляет едва ли не 200% ВВП. Европа тоже занимает, не останавливаясь ни на минуту, а ВВП Евросоюза сопоставимо с ВВП США.

Кроме того, занимает Япония. У нее традиционно, с начала 1990-х годов, большой долг, поскольку японское правительство в свое время приняло на себя долги национальных корпораций и фактически сделало их государственным долгом. В итоге долг Японии – 200% ВВП, при том, что японский ВВП достаточно велик. Поэтому говорить, что у Америки самый большой долг – невозможно, это неправильно.

При этом долги этих стран являются абсолютно ликвидными ценными бумагами, которые котируются на рынке фактически, как акции. Более того: государственные долговые обязательства являются наиболее гарантированными ценными бумагами мира. Государственный долг – это не долг в привычном понимании. Государство берет в долг, выпуская финансовый инструмент, который котируется на рынке, точно так же, как компании выпускают акции, предполагая, что они будут покупаться и продаваться, а компания параллельно будет вести деятельность.

Американский госдолг совершенно открыт, и не является секретом, в отличие от долгов других стран, где есть сомнения в его реальной величине. Значение госдолга США показывается на электронном табло на Таймс-сквер – центральной площади Нью-Йорка.

Размер и открытость госдолга США – не проблема. Единственной проблемой американского госдолга является его бурный рост. Темп, конечно, очень велик. Велик и дефицит бюджета США – значит, нет покрытия для долга. Вместе эти факторы вызывают тревогу у всего мира. Речь не идет о том, что США вдруг откажутся платить: случаев неплатежей по гособязательствам в истории США не бывало.

 – Подобные ситуации у американцев бывали раньше?

– В начале 1970-х считалось, что даже небольшой долг и небольшой бюджетный дефицит – это очень плохо. Но потом, при Рейгане, в рамках «рейгономики» было доказано, что в условиях длительного дефицита бюджета можно выпускать долговые обязательства, стимулируя экономику, а потом покрывать долг из будущих доходов. Это так называемый «рейгановский цикл», который был закончен в 1990-х годах, при Клинтоне: был погашен огромный американский долг, который был в начале 1980-х. Тот долг США был соразмерен с нынешним по соотношению с ВВП. Вообще, ситуация тогда была похожа на сегодняшнюю: в мире был кризис развивающихся стран, дефицит бюджета США был велик, было много страха. Но потом, в 1990-е, рост долга США был ограничен, как предельный дефицит. После этого пошел подъем на рынке ценных бумаг, и он полностью отбил долг, более того, в середине 1990-х в американском бюджете возник профицит. И только при Буше вновь началась история с наращиванием долга.

 – Как Штатам удается разруливать кризисные ситуации с валютой?

– В 1970-е доллар был оторван от золотого стандарта, но мир не перевернулся. Просто американцы достигли определенных соглашений со странами-участниками системы. Эти страны пострадали от действий США – те из них, кто накопили положительные показатели по золоту: Германия, Япония. Но это были, с другой стороны, страны, которым с 1945 года Америка оказала огромную помощь, поэтому особенно рыпаться им было не с руки. Они были, в огромной степени, бенефициарами системы, поэтому, несмотря на отказ от золотого стандарта, мировая валютная система видоизменилась, но продолжила существование.

В 1980-х, когда возникли долговые проблемы, было несколько встреч, на которых главы пяти государств – США, Японии, Германии, Великобритании и Франции – подписывали совместные соглашения о девальвации доллара, чтобы помочь американской экономике. Фактически, свободное плавание валют, продекларированное в 1970-е, было переведено в управляемое плавание с участием глав ведущих государств, с постоянными переговорами между ними, в том числе переговорами по наращиванию долгов. Кстати, таким же способом урегулировались проблемы 2008 года.

 – Почему Америка не может жить без долга?

– Это объясняет так называемый парадокс Триффина. Он гласит: чтобы мировая торговля развивалась, мировой валюты (долларов) должно быть много для обеспечения растущих объемов. С другой стороны, большое количество мировой валюты порождает отрицательный дисбаланс на счету страны, которая ее выпускает. У американцев, по идее, должен быть отрицательный платежный баланс, в противном случае они бы не смогли обеспечить потребностей
всего мира.

– Получается, с исчезновением СССР и постепенным усилением роли США – военной, политической – у американцев появилось искушение чрезмерно зарываться в игре с наращиванием госдолга. Есть ли механизмы для торможения процесса?

– Есть. Это, прежде всего, согласованные действия на международной арене. Например, президент Франции Николя Саркози постоянно заявляет: такой-то курс доллара к евро нас
устроит, а такой-то - нет. То же делает Ангела Меркель. Параллельно возможны действия со стороны Китая. Возможны действия со стороны международных рейтинговых агентств, которые, я считаю, будут понижать рейтинги США в зависимости от роста долга. Кроме того, есть внутриполитические рычаги внутри самой Америки. Понятно, что бесконечное увеличение госдолга будет критиковаться республиканцами в Конгрессе, поскольку нынешняя ситуация играет на руку партии власти.

– Как будут развиваться события?

– Думаю, еще какое-то время продлится нынешнее «количественное смягчение», а потом ограничения будут введены вне зависимости от того, пострадает американская экономика или нет. Сейчас США в одностороннем порядке решает проблемы своей занятости, своей конкурентоспособности, структурной перестройки экономики. По сути, американцы делают это за счет других. Какое-то время на это закрывали глаза, но скоро лавочка прикроется.

– И что тогда будет?

– Катастрофы не произойдет. Число рабочих мест в Америке уменьшится, но не так сильно, как уверяет американский министр финансов. Возможно, не будет решена проблема безработицы, возможно, она станет больше.

Но в любом случае, всему миру, чтобы выйти из ситуации 2008 года, придется пройти достаточно длинный период сильного доллара. На это придется пойти, 3-4 года сильного доллара оздоровят мировую финансовую систему. Этот период нужен, чтобы все поняли, что сколько действительно стоит в мире. Это процесс переоценки активов.

Период сильного доллара необходим, просто американцы не спешат пойти на него из-за политических целей. Демократы в США хотят, понятно, проскочить выборы. Обаме проще дотянуть и проскочить 2012 год, переизбраться, и только потом пойти на жесткие меры. По сути, речь идет от годе-полутора продолжения политики наращивания госдолга, потом она будет пресечена однозначно. Возможно, что потери от этого покроет подъем на рынке ценных бумаг, связанный с новыми технологиями, например, альтернативной энергетикой.

 – Что это сулит России?

– И кратковременное сжатие, и последующий подъем не сулят нам ничего хорошего. Подъем будет связан с новыми технологическими трендами, новой энергетикой, отказом от традиционных энергоносителей, – то есть со сферой, где России нет места вообще. Сужение же, которое произойдет оттого, что придется остановить накачивание мировой экономики деньгами, уронит цены на товарные активы. Параллельно с ростом цены на деньги, цены на товары в мире упаду, товары станут стоить все дешевле и дешевле. Товарные рынки просядут и надолго. Это значит, упадут цены и на традиционные энергоносители. России, повторюсь, будет плохо в обоих вариантах развития ситуации.

От редакции "Эхо России"

Упадут слегка подросшие цены на нефть, а потом сделают ее ненужной?!...

Готова ли к этому Россия?

Нет, не готова. Россия сама определила свое будущее, скатившись до уровня сырьевого географического региона с неясной системой государственного устройства без политического будущего. Запад не собирается инвестировать в Россию. Медведев выглядел очень карикатурно на форуме в Петербурге.

Если спроецировать Россию на человека, то она представляет собою опустившегося человека-бомжа, который еще не успел пропить все свои деньги, щеголяет в последнем костюме и с упоением продолжает себя опускать. Это видят все, кроме него самого

Таким в долг не дают