Общественно-политический журнал

 

Алгоритм игры на бубне

Открытое письмо Путину и другим власть имущим от воспитателя детского сада

Приветствую вас, небожители. Почему небожители? Так, а кто еще может настолько категорически не замечать проблем, которые нарастают как снежный ком?

Владимир Владимирович, вы уже знаете про «аншлаг», случившийся в Тюмени на митинге, посвященном вашей поддержке как кандидату в президенты? Девять человек. Это было бы смешно, если не было бы так грустно. Если Вас это удивило, то зря, подобная ситуация должна не удивлять, а настораживать. У Юрия Шевчука есть песня, в которой звучат слова: «Путин едет по стране, а мы по-прежнему в г…не» (извините, но из песни слов не выкинешь).

Так вот, данное произведение, очень четко характеризует то, что происходит в стране. Поскольку я обычный воспитатель, обычного детского сада, то напишу я именно про нашу сферу деятельности и о том, что в ней происходит. Начнем, наверное, с зарплаты. Зарплата воспитателя в Перми 15-18 тысяч. Не надо сейчас запрашивать среднюю зарплату в Перми, там всё равно неправда. Это как если у меня есть капуста, а у вас фарш, то в среднем у нас с вами есть голубцы.

Скажите, пожалуйста, а кто придумал ту систему оплаты, которая существует в нашей сфере сейчас? Почему в одном городе в садах разная базовая часть, например? Вот у меня она 9700, а в другом саду 11700. На эту базовую часть (оклад) начисляются, так называемые, стимулирующие выплаты, а вот они уже полностью зависят от расположения к сотруднику начальства. Нравишься, не возражаешь, не отстаиваешь своё мнение – хорошая стимулирующая, не нравишься и так далее – минимум. А в договоре чётко прописано, что стимулирующая не может превышать 10 тысяч рублей, то есть хоть на голову встань, но больше 20-21 тысячи ты не получишь.

Почему в наш век передовых технологий, педагоги до сих пор делают пособия и игры для детей своими руками и на свои деньги? Департамент образования решил, например, что пособия должны быть, не просто распечатаны на цветном принтере, а еще и заламинированы, угадайте, кто за всё это платит? Правильно – не департамент. Педагоги скидываются, покупают ламинаторы, пленку для ламинации, печатают в салонах за свои деньги и всё для того, чтобы тётенька из департамента пришла, посмотрела и плюсик поставила.

Про департамент вообще отдельный разговор. По моему четкому убеждению, департамент – это клинические дармоеды, которых надо брать за шкирку и отправлять, так сказать, на передовую, в группы детского сада, чтобы они сами выполняли те, порой абсолютно дурные предписания, которые, как мне иногда кажется, они придумали за очередным кабинетным чаепитием. Одно только требование наличия в музыкальном уголке «алгоритма игры на погремушке», вызывает сомнения в адекватности данных граждан. Мало того, тётенькам из этого самого департамента необходимо, чтобы к их приходу педагог был и с прической и с макияжем и в красивом платье ну и туфельки, конечно должны быть нарядные, а вот где на это всё взять деньги этих тётенек вовсе не интересует.

Можно, конечно, подзаработать на так называемых ДОПах, вот ими я и продолжу.

Знаете ли вы, что каждый сад должен ввести в свою деятельность такую штуку, как дополнительные платные услуги (ДОПы), чтобы, значит, сад совсем не загнулся, поскольку нет достаточного финансирования (однако оно есть на освящение ракет на Байконуре, например)? Каждый воспитатель ОБЯЗАН вести хотя бы один такой ДОП, да, за них, конечно доплачивают, но почему, чтобы хоть немного подзаработать, педагог должен просто жить на работе? А как же семья? А личная жизнь? А свои дети? Неет, всё идет мимо, именно потому, что если не подрабатывать, то просто не прожить.

Всё это довольно унизительно и возмутительно. Вы, наверное, посоветуете обратиться в профсоюз, так я вам скажу, что в этой секте нет никакого смысла. Да, мы платим взносы, да, мы, так сказать, члены, но какие-то совершенно бесправные и не защищенные. Что мы получаем от профсоюза? Блокнотик и ручку в подарок – щедрость без границ. А на большее, я думаю, и рассчитывать не стоит. Моя мама, например, проработав учителем 40 лет и всё это время выплачивая взносы, ни разу даже самой завалящей путёвки в санаторий не получила. А сейчас, оказавшись в тяжелой жизненной ситуации, и став инвалидом, она вынуждена отдавать половину пенсии банку, в котором брала кредит, но, в связи с возникшей инвалидностью не смогла полностью закрыть его и, что-то профсоюз, в который она 40 лет платила непонятно зачем, не поспешил ей на помощь.

Под этим письмом свою подпись оставлю только я. Остальные боятся. Страх, кстати, снова начал править людьми. Я не боюсь, возможно, это глупо, но еще более глупым было бы его не написать. Как вы понимаете, здесь описана только часть существующих проблем, причем очень маленькая часть. Обратите на нас внимание, всё же именно мы, педагоги, занимаемся обучением и воспитанием пусть пока и маленьких, но граждан нашей страны.

Подозреваю, что мысленно к этому письму присоединятся не только педагоги, но и врачи (учитывая проблемы в их сфере) и все, кто имеет отношение к бюджетной сфере. А вообще, как мне кажется, скоро слово «бюджетник» станет тождественным слову «нищий», хотя, пожалуй, уже стало.

С пока еще существующим уважением,
воспитатель детского сада города Перми,

Шубина Мария Владимировна

Люди молчат, потому что боятся потерять скудное, но последнее и остаются рабами

– Я написала письмо Путину, не потому что я такая наивная и думаю, что он меня услышит, все исправит и надает чиновникам люлей, – говорит Мария Шубина в интервью Радио Свобода. – Я обратилась к Путину, потому что это единственный способ привлечь внимание к проблемам воспитателей детских садов. Только письмо к Путину может заставить наших чинуш поднять свои задницы.

– Почему решили написать письмо только сейчас? Вы давно работаете в детском саду?

– С июня прошлого года. И к Новому году я осознала, что так дальше жить нельзя. Жизнь воспитателя детского сада – это сплошная несправедливость и унижение. Особенно хорошо я это поняла после очередной проверки нашего садика чиновниками департамента образования. Они приезжают и спрашивают у воспитателей, где, например, новые пособия или почему не зашпаклевана стена. Деньги на эти цели департамент не выделяет, а ответственность перекладывает на работников детсада. В результате наказывают воспитателей: не выплачивают полностью часть зарплаты. К следующей проверке воспитатели на свои деньги покупают шпаклевку и пособия. Либо умоляют родителей сдать деньги на эти вещи. И хорошо, если родители понимающие. Получается, что наш детский сад на обеспечении воспитателей и родителей.

– Спрашивали чиновников на какие средства вы должны покупать вещи, необходимые для детского сада, и делать ремонт?

– Воспитатели спрашивают, где нам на это взять деньги. А чиновники отвечают: не задавайте неудобных вопросов. Официально они отвечают, что детские сады Пермского края всем обеспечены. И цветные принтеры у нас есть, оказывается. Принтер в нашем детсаду черно-белый и старенький. Администратор его заправляет на свои деньги. И ламинационную бумагу воспитатели должны покупать на свои деньги. И знаете, что они нас заставляют распечатывать и ламинировать в счет нашей зарплаты? Алгоритм игры на погремушке и алгоритм игры на колокольчике. Пришла такая умная тетя чиновник и требует, чтобы у нас было пособие, как ребенку играть с куклой. Алгоритм – очень хорошая штука, когда его не доводят до абсурда. Смех один! Смех сквозь слезы.

Алгоритмы игры на колокольчике, бубне и барабане

Когда я наблюдала за последней проверкой департамента в нашем детском саду, то с трудом сдерживала возмущение. Мою коллегу, которая работает воспитательницей больше двадцати лет, немолодую женщину, прекрасного педагога, тыкали мордой в горшок как котенка за то, что в саду нет решетки на вентиляционном отверстии. Это разве задача воспитателя – заклеивать вентиляцию? В результате воспитатель с няней попросили своих сыновей и мужей приколотить решетку. А все потому, что на три детских сада, которые входят в один холдинг, только один работник. Он и электрик, и столяр, и плотник. Этот человек не успевает везде все починить. Другой пример: воспитатели в одном из детских садов Перми все каникулы новогодние ходили по домам детей из проблемных семей. Такая деятельность не входит в должностные обязанности воспитателей. Социальные работники и опека должны контролировать, что происходит в неблагополучных семьях.

– К вам у департамента или у заведующей детским садом были какие-то претензии?

– Ко мне лично не было. С заведующей и коллегами у меня хорошие отношения. Коллектив в нашем детском саду адекватный. Письмо я написала, потому что поняла, что надо менять систему. А еще мне за профессию обидно. О проблемах школьных учителей и вузовских преподавателей все-таки говорят и пишут, а о воспитателях детских садов забыли. Мы, между прочим, первое звено в образовании.

– Что конкретно вы хотите поменять в системе оплаты работы воспитателей?

– Сейчас воспитатели получают оклад – примерно 10 тысяч рублей – и стимулирующие. Критерии выплаты стимулирующих определяют заведующие детсадов. Значит, почти половина зарплаты зависит от прихоти заведующей. Получается, что воспитатель зависит от того, хорошая у него заведующая или не очень, есть у нее совесть или нет. Рабское какое-то положение! Я считаю, что нужно создать рабочую группу, куда должны в обязательном порядке войти воспитатели. Всем вместе нужно подготовить документ с точными и понятными критериями стимулирующих выплат. Следующий момент: детсады предоставляют для воспитанников дополнительные платные услуги (ДОП). Воспитатели ведут за деньги кружки в вечернее время. 40% дохода от ДОП идет педагогу, 60 – детскому саду. Я, например, не могу вести кружки по вечерам. У меня мама-инвалид на руках, мне нужно о ней заботиться. А воспитатель, который ведет кружки, работает с семи утра до семи вечера. Это мое право не брать на себя дополнительную нагрузку. Но получается, что если я не веду кружки, я не способствую материальному развитию детского сада, и две тысячи стимулирующих мне просто не выплачивают. Это несправедливо. В моей должностной инструкции не написано, что я обязана в свое свободное время предоставлять ДОПы.

– На что в вашем детсаду расходуют эти 60 процентов от дополнительных услуг?

– Воспитателям об это не докладывают. На собрании коллектива заведующая сказала, что часть тратят на аренду земли, на которой стоит детский сад. Я спросила, почему муниципальный детский сад, стоящий на муниципальный земле, должен платить аренду. Мне ничего по существу не ответили и замяли тему. Я снова пыталась поднять этот вопрос. Мне сказали, мол, не вникай в подробности, тебе это не надо.

– Почему под обращением Путину подпись поставили только вы?

– Люди молчат, потому что боятся остаться без работы или без стимулирующих. Воспитатели не могут высказать свою точку зрения, потому что в ответ на все возражения им укажут на выход. Странное отношение к кадрам, потому что у ворот детских садов не стоят толпы соискателей на должность воспитателя. Молодежи среди воспитателей детских садов почти нет. Молодые кадры через несколько месяцев увольняются. Не хотят они молчать и бояться. Среди воспитателей очень много квалифицированных специалистов, работающих на голом энтузиазме. А я не хочу работать на энтузиазме, я считаю, что мы должны работать за адекватную заработную плату, которая начисляется в соотвествии с прозрачными критериями. И мы должны понимать, сколько денег выделяет департамент на обеспечение детского сада и куда идут 60 процентов, которые сад зарабатывает на дополнительных услугах.

– Почему вы не боитесь?

– Я найду работу за двадцать тысяч рублей. У меня есть вторая профессия. И я не успела стать рабом системы. Бюджетники думают, что они винтики, которые ничего не значат. Но если винтики начнут выходить из строя, система развалится. Педагоги, к сожалению, не понимают этого и остаются рабами. Учителя одной из пермских школ написали мне в личку, что недавно пожаловались на самоуправство директора в местный департамент. Их письмо спустили руководителю школы. И директор не выплатила людям зарплаты в полной мере. Всего 3–4 тысячи они получили к Новому году из-за того, что посмели открыть рот.

– В суд почему не идут?

– Они ругают начальство, занимают друг у друга деньги, влезают в кредиты, но в суд не идут, потому что боятся. Страх врос в наш народ. Я им говорю: "Девочки, терять вам нечего, пишите всем дружным коллективом заявление в суд. Глядишь, что-то изменится". Я долгое время работала в совсем другой сфере, в театре. И мне этот страх, сковавший бюджетников, непонятен и неведом.

– Зачем вам в таком случае оставаться в этой системе?

– Мне очень нравится моя работа, а систему мы будем менять. Мне предлагают создать профсоюз работников дошкольного образования. Существующий сегодня профсоюз, на мой взгляд, трудовые интересы воспитателей не защищает. Я пока не уверена, что смогу организовать профсоюз. Не знаю, как это делать, но идея мне нравится.

– Как коллеги реагировали на ваше письмо Путину?

– В нашем детсаду провели собрание. Большая часть коллектива поддержала меня, правда, молча. Лишь одна коллега встала на мою сторону открыто. Сейчас я постоянно получаю письма в личку от работников детских садов и школ со всей России. Честно говоря, я не ожидала массовой поддержки. Я думала, что мне погрозят пальчиком из департамента, лишат стимулирующих и на этом все затихнет.

– Местный департамент образования что-то ответил?

– Я знаю, что минобр пермский собрал совещание по моему поводу. Потом они пришли в наш детский сад.

– С очередной проверкой?

– Скорее на разведку. Провели комсомольское собрание, на котором меня не было. Они ничего коллективу по существу претензий, высказанных в письме, не ответили. Зато пытались выяснить, кто меня подбил написать обращение, кто за мной стоит такой большой и важный. На собрании чиновники делали разные нелепые предположения причин моего "неадекватного поведения". Говорили, что, наверное, у меня неблагополучная обстановка в семье, может, муж пьет или бьет. Ну не верят наши чиновники, что воспитатель способен на самостоятельные поступки! Отказывают они мне в наличии мозга. Кстати, мне заведующая нашего детского сада ничего плохого не сказала. А вот воспитателей других садов, которые оставляли комментарии под письмом, вызывали на ковер. Отчитывали, мол, как вам не стыдно выносить ссор из избы и, не скрывая имени и фамилии, выражать свое мнение. В ответ я на своей странице в "ВКонтакте" выложила статью Конституции, гарантирующую каждому гражданину свободу слова. Пусть воспитатели, которых из-за меня песочат, ткнут этой статьей в лицо своим начальникам.

– В начале разговора вы сказали, что никаких иллюзий насчет Путина у вас нет. Какую роль руководство страны играет в проблемах бюджетников?

– Я плохо разбираюсь в политике и ни в какой оппозиционной деятельности никогда не участвовала. Но я не вижу, чтобы российская власть пыталась улучшить положение работников сферы образования. А могли бы сказать нашим чиновникам, чтобы они ограничивались тремя слоями икры на бутерброде. И не намазывали четвертый за счет учителей, воспитателей и врачей.

Комментарии

Aliluev on 22 января, 2018 - 17:27

Уверен в намеренно заниженной зарплате у всех бюджетников. Ведь когда работающие люди буквально не питаются досыта, их проще сломить морально, манипулировать ими. И они будут готовы за 2-3 тысячи стимулирующих закрывать глаза на все вопиющие нарушения на работе и кстати не только. Это практика воспитания рабов и использование их рабского труда пусть и в не такой жёсткой форме как в 30-х годах, когда рабский и крайне тяжёлый труд заключённых был и это нонсенс, одним из ресурсов развития всей экономики. По подсчётам независимых экономистов уже сегодня, сейчас , минимальная зарплата бюджетников реально могда бы составлять 140-180 тысяч, в это трудно поверить, но зная масштаб коррупции - 90-95% распила ,поверить приходится. Мы уверенно превратились в страну 4 мира, даже не третьего. Так, путешествуя по Суматре, мне приходилось бывать в отдалённых деревнях от крупных городов. Учитель сельской школы способен на свою зарплату содержать свою семью, платить за дом, жена может не работать. Выходит мы в России живём беднее в разы. Может быть решением в данной ситуации является имиграция от этой нищеты? Дико, но что остаётся? 

Юлия on 24 января, 2018 - 16:10

Все не могут выехать. Куда поедет эта женщина с больной матерью на руках? Уехать всем не реально и не выход. Бороться, не молчать - это выход.