Общественно-политический журнал

 

Обращение к Президенту РФ от профессора Свечниковой из Ставрополья (окончание)

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Это снова профессор Свечникова из Ставрополья.

Не успела я к Вам обратиться 9 января сего года, как 12 января приходит мне письмо из ставропольского следственного комитета за подписью следователя по особо важным делам Виталия Санжарова. Такое милое письмо о том, что они не могут выдать мне труп гражданина А., 11.01.1997 г.р. Ну мою реакцию нормальный человек может представить…

Потом мне этот следователь что-то говорил. И о том, что письмо мне было выслано ошибочно, и адрес они перепутали, и номер дела, по которому я признана обвиняемой, тоже нечаянно поставили. В общем, ошибочка вышла у ставропольских силовиков, когда следователь В. Санжаров мне сказал, что он «надеется на мое благоразумие».

Задумалась я сильно. Да так, что отправила это письмо и распечатку моего обращения к Вам на имя самого главного следователя Ставропольского края Игоря Иванова. И вопросик задала: ошибка это или предупреждение?
Вот только ответ пока не получила. Даже странно немного, с чего бы вдруг они с ответами тянуть стали?

Ответ получила другой, от полковника Виталия Заикина: что авария, в которую мы с дочерью попали, не имеет отношения к делу. Это, простите за выражение, и ежу понятно, что не может один субъект в рамках одного уголовного дела быть одновременно обвиняемым и потерпевшим. Ежу понятно, а целому полковнику юстиции и его подчиненным непонятно. Почти два года понадобилось, чтобы разобраться в основах права. Только вот почему они вначале объединили эти два производства в одно дело, а потом сказочками мне отвечают?

Мне вообще нравится получать письма от Виталия Заикина. Пишу я в главный Следственный комитет жалобы на руководителей ставропольского следкома, а в Ставрополе их подчиненный мне отвечает, что действия Игоря Иванова и Юрия Ляшенко абсолютно законны. Какой мудрый, и главное, новый подход в отечественной криминалистике: подчиненные защищают свое начальство. Предлагаю ввести это новшество и в другие структуры, например в органы МВД. Или в полиции это уже давно практикуется?

От них, кстати, никакой реакции… Написала я им на страничку ВКонтате, что прошу опубликованное мною на сайте «Эхо России» считать официальным обращением и дать мне ответ в установленный законом срок. Представляете, они мне в ответ пишут, что не могут. Я же в статье обращаюсь к Вам, а не к ним. А то, что они должны реагировать на публикации в СМИ, забыли.

Вопрос: что это у нас в стране за касты «неприкасаемых»? Почему они так друг друга защищают, вместо того, чтобы защищать людей? И в целом: «неприкасаемые» - это в России, или как в Индии? Если последний вариант, вопрос снимается.

Ой, как обычно забыла рассказать историю о том, как доблестные следователи из СК решили проверить мое психическое здоровье, деяние то мне инкриминируется «особо тяжкое». Пришлось мне пройти психолого-психиатрическую экспертизу. Вначале меня несколько часов заставили ждать среди людей, страдающих психическими отклонениями… К большому разочарованию подполковника Николая Столбовского и его руководителей, несмотря на почти пятичасовую экзекуцию, умудрилась я сохранить полное спокойствие и была признана специалистами не только полностью вменяемой, но и личностью с высоким IQ и лидерскими качествами (это я уже хвастаюсь).

Горе то какое для ставропольского следствия. Пожалели они, наверное, что добровольно я согласилась на эту экспертизу. А как мне было не согласиться, если угрожали мне доблестные силовики решением суда о принудительном обследовании в закрытом стационаре в течение сорока суток. А вот то, что такое решение суд мог бы и вынести, я теперь практически не сомневаюсь. Не сомневаюсь после того, как меня ограничили с изучением материалов моего уголовного дела.

Вот тогда у меня еще один вопросик возник. Если «потерпевшие» являются руководителями судебной системы региона, то почему расследование и судебное разбирательство должно проходить в нем же? Ведь заранее известно, какой будет вердикт суда. Не буду вопрошать о том, что более полутора тысяч (1729, если быть точной) страниц я должна была по решению судьи осилить фактически за два дня. Этот вопрос я поставила перед апелляционной инстанцией. Но почему она не взяла заявленный мною отвод? Ведь основной его причиной было именно то, что «потерпевшие» являются высокопоставленными судьями нашего края!!!

Да нет, судья даже не упомянула об этом в отказе об ее отводе. И мне это тоже не совсем понятно: судья то грамотная. Неужели на нее так влияет работа ее сына и брата мужа в следственных органах Ставропольского края? Вряд ли. Думаю, что дело в том, что судьи независимы только на бумаге. Зависимы они, и, в первую очередь, от руководства.
Всегда была патриотом своей страны. А сейчас с ужасом думаю о том, что мне придется подавать в ЕСПЧ. Почему с ужасом? А потому, что в таком случае я сужусь не с отдельной личностью, а с государством. С государством, которое просто подставляют судьи, следователи и прокуроры.

Представляете, за два года было проведено одиннадцать (!) экспертиз, собрано тринадцать (!) томов уголовного дела, сменилось пять (!) следователей. Двое последних, – «по особо важным делам»! Один из них все таблетки успокоительные горстями при мне пил. И даже мне предлагал, о чем я сообщила его начальству, спросив о психологическом состоянии подполковника Николая Столбовского, который в середине рабочего дня употребляет успокоительные средства, да еще в таком количестве. Понятное дело, что мне не посчитали нужным ответить.
Не могу сказать, что этот двухлетний марафон сама переношу спокойно. Но ничего, держусь. А ведь многие другие ломаются, не выдерживая гораздо меньших нагрузок. Пожалейте людей. Пусть эти деятели из СК и МВД занимаются серьезными делами, а не улучшают показатели за счет людей, которые случайно, или по чьему-то заказу попали в жернова этих структур.

Я опять написала Вам как избиратель. Не могу сказать, что у нас самая плохая судебная система. За прошедшие годы кое-что сделано. Допускаю, что в СК и МВД работают и профессионалы. Просто не повезло, что мне они не встретились. Но! Но пока судьи, силовики и другие правоохранители не разграничивают собственные интересы и интересы общества и государства, не будет у нас ни права, ни работающих законов.

С уважением, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор
Свечникова Лариса Геннадьевна

Комментарии

gedaliy on 19 января, 2018 - 19:47

Вот уж несколько столетий страна копируя западные демократические институты не может постигнуть азбуку демократии.

Greg on 20 января, 2018 - 12:52

Я не упрекаю русских в том, что они таковы, каковы они есть, я осуждаю в них притязания казаться такими же, как мы. Пока они еще необразованны -- но это состояние по крайней мере позволяет надеяться на лучшее; хуже другое: они постоянно снедаемы желанием подражать другим нациям, и подражают они точно как обезьяны, оглупляя предмет подражания. Видя все это, я говорю: эти люди разучились жить как дикари, но не научились жить как существа цивилизованные, и вспоминаю страшную фразу Вольтера или Дидро, забытую французами: "Русские сгнили, не успев созреть".
(Кюстин. Россия в 1839 году)

IVAN on 20 января, 2018 - 22:01

Вот наконец ясный взгляд со стороны.  Надо признать наконец, что в массе (включая "элиту", вехушку политическую), мы страна обезьян и дикарей.  Просто - ну где ещё такая масса верующих, причем во всю, в любую сказку.   Можно отстать в развитии технологическом и экономическом, но опасно при этом отстать социально, одичать.  А Россия просто бежит назад, в варварство.  Добром это не может кончиться.