Общественно-политический журнал

 

Сергей Григорьянц: «В отличие от других он не думал, что США победили в холодной войне»

Советник президента США Джимми Картера по национальной безопасности, умер на 90-м году жизни, 26 мая в больнице Inova Fairfax Hospital в шате Вирджиния. Он был был одним из самых влиятельных и уважаемых ветеранов американской внешней политики.

Сперва наше знакомство было заочным. Осенью 1987 года в Москву приехал экс-президент США Джимми Картер и попросил посла устроить встречу с Иосифом Бегуном и мной. И в ходе трехчасовой встречи сказал, что посоветовал ему со мной встретиться Збигнев Бжезинский — до этого госсекретарь по национальной безопасности.

К этому времени в Нью-Йорке уже выходило англоязычное издание журнала «Гласность» и Бжезинский тут же стал членом его редколлегии для него было важно не только то, что «Гласность» была единственным свободным изданием в Советском Союзе, но в первую очередь ее позиция: мы писали (а потом я много говорил об этом на Западе), что «перестройка» осуществляется в СССР госбезопасностью и что нельзя доверять словам Горбачева. Бжезинский в в эту эпоху «горбомании» был одним из немногих западных политиков, который понимал все так же.

 И мы встречались в каждый мой приезд в США начиная с 1989 год, вручения «Золотого пера». К тому же у нас кроме близости взглядов был общий близкий знакомый — свергнувший Ярузельского сенатор Польши Збигнев Ромашевский, у которого я иногда даже останавливался в Варшаве.

Бжезинский хорошо знал русский язык, любил (как и президент Франции Ширак) русскую культуру и у него был такой классический польский гонор, который по русски ближе всего к высокому чувству собственного достоинства. Збигнев считал, что не только люди, но и народы должны сполна расплачиваться за кровавые авантюры своих правительств. Так он относился к войне в Афганистане и уже позже, в годы нашего знакомства к войне в Чечне. И это нас не сближало фонд «Гласность» пытался, устраивая «Трибунал по Чечне» предупредить новую войну, но Бжезинского сперва это не интересовало. Мы пригласили в члены трибунала не его, а Джимми Картера. Он вежливо отказался и его место занял Пол Гобл — экс-заместитель госсекретаря. Вторая война все же началась и последний раз мы встретились с Бжезинским году в 2002-м. Он рассказал, что возвращаясь из Европы оказался в одном самолете с Горбачевым.

– Я спросил его — как вы относитесь к Путину. И он ответил — очень хорошо. Почему он мне так ответил, как вы считаете?
 – Потому, что оба из КГБ.
 – Вот и я так думаю, – обрадованно улыбнулся Бжезинский.

В отличие от других американских политиков он не думал, что США победили в холодной войне.

 Начиналось уже совсем новое время и к несчастью в нем все меньше таких реалистически мыслящих политиков, каким был Збигнев Бжезинский. И это большая потеря не только для США и Польши, но и, конечно, для России.

Сергей Григорьянц

Комментарии

Kant on 30 мая, 2017 - 13:40

Прав, конечно, уважаемый Григорьянц и Бжезинский: народ ответит за свое руководство.