Общественно-политический журнал

 

«Бой за Германию» может стать решающим в войне добра со злом

Начало нового рабочего дня. Сонный город еще сопротивляется шуму одиноких трамваев и топоту ног сосредоточенных прохожих, спешащих по своим делам.

В оффисе нашей фирмы еще еще достаточно пусто. Те, кто уже пришел, неторопливо пьют кофе, курят и переговариваются между собой. Иногда слышен взрыв смеха, следующий за удачной шуткой. Я погружен в чтение городской газеты «Mannheimer Morgen» и только краем уха ловлю разговоры коллег.

Обсуждают Трампа и по большей части в ироническом ключе. Трамп их не пугает, как и Путин. Один из коллег бросает, что американцы просто прикололись над миром, чтобы всем было что обсуждать. Другой парирует, что это был чистый протест против истеблишмента. Никого не интересовал Трамп, люди не хотели Клинтон. Я поворачиваюсь к говорящему и корректирую его высказывание:

- Но математическое большинство американцев проголосовало именно за Клинтон. Дело в системе американских выборов. Проблема в том, что сиюминутный протест может зайти так далеко, что может иметь катастрофические последствия не только для жителей США. Вот в Германии, - продолжаю я, - скоро выборы, за кого голосовать?
Улыбки исчезают, лица людей становятся напряженными. Начальник (по стечению обстоятельств тоже Саша) отрывается от экрана компьютера:

– Ну не за Меркель же?
– А за кого тогда?
– Ну, Меркель это не вариант, посмотри до чего она довела Германию.Все молчат. Чувствуется, что никто не хочет решиться первым. Но вот одна из коллег делает шаг вперед и четко произносит:
– Я буду голосовать за AFD и точка.

Протест страшная штука.

Когда я на время покинул Германию в 2012 году, AFD (я буду оставлять немецкие названия партий) еще и в помине не было. Политический ландшафт был привычен до тошноты - несколько больших партий, от которых уже мало что ожидали, и несколько маленьких, подающих большие надежды. С тех пор, как Ангела Меркель сменила ушедшего на повышение (в Газпром) путинского друга Герхарда Шредера на посту канцлера, главной партией в стране снова стала CDU/CSU. Консервативная партия, с одной стороны ассоциирующаяся с послевоенным «экономическим чудом» и Аденауэром, вернувшим Германию в число передовых стран Европы, с другой - с покрывателством нацистских преступников и их вживлением в органы власти ФРГ.

Я помню скандал, разразившийся в немецкой прессе, когда выяснили, что практически все руководство немецких спецслужб и полиции в 50-60-х состояло из бывших нацистов. Партия приобрела много очков, когда Коль стал канцлером «обьедененной Германии». Он так торопился войти в историю под этим именем, что его мало интересовало, насколько «легко» экономика Германии переживет присоединение полусгнившей социалистической страны. Естественно, возникшие после этого большие проблемы (не пережитые полностью и до сих пор) сильно ударили по ФРГ.

Но что еще более важно, проблемы выявили тлетворность советского влияния даже в такой отдаленной стране, как ГДР. Если восточным немцам за 40 лет в более мягких условиях так промыли мозги, то что говорить про те страны, которые были под советской оккупацией 70 лет? Я часто сталкивался с восточными немцами в 90-х. Это были «наши» люди. То же выражение глаз, та же ментальность, они знали русский язык и были недовольны тем, что ФРГ мало о них заботится. Часто можно было слышать:

– Вот в ГДР было лучше!!!

При этом их не интересовало, что они живут на иждевении своих западных братьев. Что их серые города ФРГ пытается привести в божеский вид. Они переезжали из восточных земель в западные и ... возмущались!!! Что-то мне это напоминает. Сейчас этих «граждан ГДР» можно встретить как в праворадикальных, так и в леворадикальных партиях. Они тоже требуют «услышать Донбасс» и «понять Путина».

В самой CDU/CSU тоже не все радужно. Вечное противостояние берлинской верхушки CDU и баварского отделения CSU тоже не способствует плодотворной работе. Баварцы всегда считали себя «лучшими немцами», на что остальные жители Германии тут же отвечали массой колких острот и обидных карикатур. Руководитель CSU Хорст Зеехофер ведет свою игру, и Меркель в сложный момент не может гарантировать полную поддержку своего курса в южной земле Германии.

Вторая по величине партия в Германии - это SPD. Сама по себе партия легендарная. Стоявшая еще у истоков германской демократии и Веймарской республики. Много знаменитых германских политиков были социал-демократами. От Августа Бебеля и первого канцлера свободной Германии Фридриха Эберта, до нобелевского лауреата Вилли Брандта. Они были «родными братьями» российским социал-демократам – меньшевикам. Сторонники парламентаризма и враги диктатур.

Увы, общее обмельчание политиков 21 века коснулось и SPD. Лассаллей уже не было, были Шрёдеры. Ничего путного не сделав для страны, Герхард покинул свой пост, чтобы стать одним из главных «понимателей Путина» и лоббистом его интересов в Германии. Володя не забывает своего друга и Герхарду не на что жаловаться, только Германия вряд ли вспомнит его добрым словом. Один забавный штрих к портрету социал-демократа Шредера. В 80-х он был адвокатом одного из основателей леворадикальной террористической группы RAF Хорста Малера. В 1987 даже помог ему вновь получить разрешение на юридическую деятельность. В последстивии Хорст Малер станет главным юристом и лицом неонацистской партии NPD. Как говорится – ничего личного, только бизнес. Актуальный руководитель партии Зигмар Габриэль блеклый даже в сравнении с Шредером. Он более занят сварами с Меркель, чем проблемами страны. Его серьезно никто не обсуждает. Партия имеет относительно высокий процент поддержки скорее по инерции, чем в результате своей последовательной политики. В любом случае, к социал-демократии это уже не имеет никакого отношения. По сути, SPD - это просто более левое крыло CDU. Обе большие партии Германии уже давно часть немецкого истеблишмента. Как в Англии либералы и консерваторы, а в США республиканцы и демократы. Именно против этого истеблишмента и направлен, в первую очередь, протест «униженных и оскорбленных».

Про либеральную партию FDP писать не имеет смысла. После смерти её популярного лидера Гидо Вестервелле в 2016 году популярность партии рухнула и она вылетела из топ 5 немецкой политики.

Bündnis 90/Die Grünen – Зеленые. Когда-то были самыми леворадикальными в политической палитре ФРГ. Будущих «зеленых» в 60-х и 70-х можно было встретить на студенческих манифестациях, во время стычек с полицией, среди поддерживающих и симпатизирующих террористам из RAF. Войдя в политику в начале 80-х с массой свежих идей, они мутировали в обычную бюргерскую партию, которую интересует то же, что и остальных – деньги и власть. Бывший министр иностранных дел, знаменитый «зеленый» Йошка Фишер, некогда поразивший тот самый истеблишмент, выйдя на трибуну в кроссовках, показал всему миру истинные устремления «зеленого» - деньги, виллы, молодые женщины. После всего он, как и подобает политику из истеблишмента, ушел в бизнес. Партия константно теряет популярность на фоне отстутствия внятной позиции.

Die Linken – Левые. Когда-то я думал, что эта партия достойна моего внимания. Выросшая из ГДР и леворадикальных идей партия была относительно интересна, когда из её политиков выделялся только Грегор Гизи. Он был относительно вменяем. Симпатии к партии подогревались еще и тем, что её основательно опускала главная желтая газета страны – Bild. Никто не забыл, сколько ненависти вызывала в думающих немцах эта газета в 60-х. Но вот на красном небосклоне зажглась новая звезда – Сахра Вагенкнехт. Дочь иранца и немки, левая, что почти троцкистка, она меняет еврейское имя Сара на более удобоворимое для неё - Сахра (с ударением на последнем слоге чтобы подчернуть иное происхождение). Тут уже совсем знакомая риторика. Антиамериканизм, антисионизм, гремучая смесь сталинизма с троцкизмом. Ну и тоже из когорты «понимателей Путина». О контактах левых с Москвой писала немецкая пресса. Это особый стиль Кремля поддерживать радикалов, как правых, так и левых в надежде на расшатывание ситуаций в европейских странах. Несмотря на то, что левые и правые находятся на разных концах политического спектра, иногда кажется, что где-то этот спектр сворачивается в кольцо и левые и правые радикалы смыкаются в своей ненависти и продажности. Да и левые сейчас четверая по популярности партия в Германии. После правых на третьем месте.

NPD – нацисты. Долгое время считалась, наряду с Левыми, главной протестной партией. Однако нужно знать немцев. Они хорошо выучили уроки двух проигранных войн. Восстановление границ 1937 года интересует немногих. Немцы хотят жить хорошо здесь и сейчас, а не начинать сомнительные махинации без гарантий на успех. Они любят получить свою газету к утреннему кофе, чтобы в подьезде было опрятно, чтобы за углом работали привычные булочная и мясная лавка, где можно поговорить со знакомыми продавцами. Они любят традиции и вообще достаточно консервативны. Они очень трудолюбивы. Рано ложатся спать, рано встают. Как-то я ехал в будний день в поезде на Франкфурт и удивлялся, что в нём, несмотря на загруженность, практически не было немцев. Конечно не было, они все были на работе. Должно произойти нечто необычайное, чтобы протестные настроения захлестнули Германию.

Да, немцы не были в диком восторге от вступления в EC. Тем более, когда стало ясно, что Германия должна тянуть на себе дохлые экономики других европейских стран. Тем более, когда потомки эллинов, которые уже не один год сидели на немецкой шее, стали оскорблять немцев, продолжая сидеть там же и в той же недусмысленной позе. Никто особо не радовался потере немецкой марки. Как можно было уравнивать немецкую марку и итальянскую лиру? Никто не понимал. Результат не заставил себя ждать. 100 марок – это были деньги, 50 евро – это оранжевый пшик. Но даже это не толкало немцев в объятия радикалов, и нацисты так и не смогли триумфально войти в Бундестаг. В итоге их влияние стало настолько незначительным, что Конституционный суд Германии уже в 2017 отказался запрещать NPD как абсолютных политических банкротов, от которых не исходит угрозы демократии.

Но вот наступил 2014 год, Путин, решил перекроить европейскую карту, аннексировав украинский Крым и вторгнувшись на Донбасс, Германия, пусть и осторожно, но отказалась подыгрывать «немцу в Кремле». А когда Меркель сказала, что Путин «потерял связь с реальностью», и Германия (в составе Евросоюза) ввела санкции против путинского режима, в Кремле поняли, что надо что-то срочно делать с Европой. Почти два года противостояния никак не отразились на внутренней жизни Германии и Меркель соответственно нечего было опасаться за свой рейтинг. России нужно было кардинальное изменение ситуации в Европе и прежде всего в Германии (т.к Европа именно на Германии и держится).

Это было важно как для переключения европейской политики на внутренние проблемы, так и для россйской телевизионной пропаганды (посмотрите, как там плохо) Путин решает влезть в сирийский конфликт. Он убивает сразу трех зайцев: картинка для телевизора, поддержка «братского режима» Асада и, если посчастливится, подгадить Европе. Посчастливилось. Гражданская война в Сирии идёт уже 6 лет, но ни боевые действия, ни даже вступление в войну западных стран в 2014 и бомбардировки, никак не отразились на отдаленной от театра военных действий Европе.

Со вступлением России в войну (и учитывая её методы ведения боевых действий) уже скоро все средства массовой информации накрыло волной сообщений о миллионах беженцев, наводнивших Европу. Спокойствие кончилось. Картинки загаженных поездов, толп мигрантов (преимущественно мужчин), сообщения о насилии, грабежах и убийствах появлялись ежечастно. Вот он - le grand coup.

Оглядываясь в своё страшное прошлое, немцы очень болезненно относятся к любым проявлением национализма. Они буквально боятся этого. Толерантность доходит порой до немыслимых пределов и принимает гротескные и даже уродливые формы. Когда, например, матери детей мусульман в немецкой школе требуют убрать из буфетов и столовых всю еду, неприемлемую для их веры, и немцы молчат. Страх от содеянного глубоко сидит в немецких генах. Путин расчитал правильно. Он зажал немцев между молотом и наковальней. Молчите и принимайте все как данность, и скоро от немецкой Германии не останется ничего, или возмущайтесь, выгоняйте инстранцев, и мы получим картинку для Киселева о фашиствующей Европе. Немцы терпеливы, но не настолько.

За те годы, что меня не было в Маннхайме, город очень изменился. Районы компактного проживания мигрантов немцы стараются обходить стороной, пристутствие полиции стало слишком заметно, участились сообщения о грабежах, изнасилованиях, убийствах. Продажа наркотиков приобрела катастрофические масштабы. Немцы стали обзаводиться средствами защиты и носить их с собой. Продажи газового оружия, электоршокеров резко пошли вверх. Если раньше недовольство простых немцев вызывали зажравшиеся политики, которые думают только о своих кошельках, то теперь встал реальный вопрос о возможности прежней спокойной жизни как таковой. Российские массмедиа подливают еще больше масла в огонь. Вспомните «изнасилованную девочку Лизу», выдуманную российской пропагандой. Конечно, такой момент просто нельзя не использовать в своих целях.

Меркель является на данный момент тем связующим звеном, на котором держится вся европейская антипутинская политика. Значит, её надо убрать. Момент удобен. Нужна послушная, радикальная партия, еще не замыленная на телевидении, беспринципная и жаждущая власти. Её находят, это AFD. Достаточно молодая (всего 4 года), но эта партия смогла за такой короткий срок стать третьей по популярности в Германии. Правопопулистская, чрезвычайно консервативная, она делает себе рейтинг на европейских (и конечно немецких) проблемах. У её лидера (из ГДР) Фрауки Петри одна цель – власть любой ценой. Она идеальный протеже для Путина. Практически родная сестра Мари Ле Пен, столь опекаемой из Москвы. Свои контакты с Кремлем AFD даже не скрывает. Партия активно пиарится на российском телевидении. Кроме использования протестных настроений у немцев, «альтернативщики» активно обрабатывают русскоговорящих мигрантов, которых в Германии миллионы, этому способствует и то, что русскоязычные мигранты продолжают, живя в Германии, смотреть российское телевидение и «вариться» в своём социуме. Советская ментальность, склоннность к расизму и нетерпимости делают своё дело. Это приводит к тому, что они активно помогают партии и вообще пророссийской политике в Германии. AFD это на руку. Когда-то большевики брали деньги у немцев на русскую революцию, почему немецкие националисты не могут брать денег у русских на немецкую контрреволюцию?

Скоро выборы. Что говорить о ситуации в Германии, если в мире такой кошмар? Однако «бой за Германию» может стать решающим в войне добра со злом. Выборы во Франции уже покажут расстановку сил. Если ситуация с мигрантами не утихнет и Россия продолжит находить способы для дестабилизации ситуации в Германии, последствия могут быть непредсказуемыми. Но я всеже надеюсь, что немцы более прагматичны, чем американцы, и в нужный момент они не поставят крестик на десятилетиях немецкой демократии.

Sascha Saukewejkie

Комментарии

Kant on 14 февраля, 2017 - 16:26

В общем - "если не Меркель, то кто?". Знакомая песня!

Жили мы без Меркель и неплохо жили, лучше, чем сейчас.

И без Меркель тоже будем жить неплохо.

А растрачивать Германию и немцев на борьбу против деда Пу, спасение Греции, ЕС, Евро,

кормежку сотен тысяч незаконных мигрантов не надо!

Пусть с ним русские борятся (но русские похоже не очень хотят с ним бороться)!

vik on 14 февраля, 2017 - 16:36

Неплохо, для наглядного пособия ))