Общественно-политический журнал

 

Опутать мракобесием, чтобы мозги электората не оставались свободными

Академия образования России выступила с революционным предложением: разработать и ввести в российских школах курс «Основы православия» с 1-го по 11-й класс. Предполагается, что отныне православие в школах многоконфессионального светского государства будет сопровождать детей с первого до последнего дня школы.

В 2009 году в школах в 4–5 классах ввели факультативный предмет «Основы религиозной культуры и светской этики». Имелось в виду, что дети будут изучать различные религии, — те, кто захотят штудировать именно религии, — а остальные могут изучать основы светской этики. Предполагалось также, что по каждой традиционной религии будет преподаватель.

Однако на деле получилось так, что большинство родителей выступили за изучение их детьми светского предмета. Родители, в отличие от тех, кто принимает решения в части образования, быстро сообразили, что добром для их детей это дело не кончится — мыслимое ли дело в 10 лет делиться по религиозному признаку?

А те, кто выбрал все-таки изучение религии, на деле оказались перед необходимостью изучать лишь православие. Иначе и не могло получиться, учитывая, что именно РПЦ продавливала это школьное нововведение. Да и где набраться преподавателей по всем конфессиям?

Дальше — больше. Двух лет для воспитания детей в духе православной нравственности оказалось мало. Теперь министерство образования с подачи РПЦ дает указание академии образования, та, в свою очередь — дает указание педагогическому университету разработать «православную» программу длиной в 11 лет.

Тут следует иметь в виду, что школьная программа не предусматривает ни единого предмета, который бы преподавался все 11 лет. Исключение составляют лишь русский язык и математика как основы основ любого образования. Видимо, министерству образования двух основ мало — по его мнению, образование должно также подпираться и законом божьим.

При этом отметим, что за последние годы курс русской литературы претерпел значительные изменения — как по части количественной, так и по части качественной. Из школьной программы исчезли Лесков, Куприн, Алексей Толстой, от Гоголя остался только «Невский проспект», а из шолоховского «Тихого Дона» — лишь отдельные главы. Вычищены из обязательной школьной программы «Человек в футляре» и «Дама с собачкой».

Особо горячие умы предлагают исключить «Войну и мир» и всего Достоевского — по их мнению, школьникам эта литература не по зубам. Например, историк и философ Валентин Гринько считает, что мир Достоевского подростку не подвластен — слишком сумрачен и сложен «с его ковыряниями в подсознании», по выражению этого философа.

Сгустились, как говорят, тучи над пушкинским «Медным всадником». Зато в программу добавили Сергея Лукьяненко с его «Ночным дозором» и «Дневным дозором», Виктора Пелевина с его «Generation P» и Людмилу Улицкую. Пелевин с Улицкой, конечно, хороши, кто бы спорил, но Гоголь-то с Куприным чем виноваты? Что до Лукьяненко — тут даже гадать не будем, чтобы ненароком не впасть в ту же слабость мозгов, что и тот, кто ввел его в школьную программу, как коня в Сенат.

Давайте теперь представим себе, что в школьной программе появляется еще один обязательный предмет. Причем не короткое природоведение, не факультативная ритмика — нет, обязательная идеологическая программа, которая рассчитана на 11 лет и которая, как планируется, будет преподаваться в среднем пять часов в неделю. То есть это как минимум один урок в день. Каждый день. На протяжении 11 лет каждый день.

Теперь интересно: за счет каких предметов ожидается такое массированное вторжение православия? Кто-то из экспертов считает, что за счет литературы как одной из самых «неприкладных» дисциплин. Это только кажется, что ее и так обрезали по самую азбуку, — впереди еще масса возможностей. Вот многие, скажем, жалуются, что детям трудно читать «Слово о полку Игореве», — и то верно, зачем школьникам эти непонятные княжеские разборки, если на соседней улице местные авторитеты куда понятнее разбираются?

Могу предложить вообще радикальнейший вариант — исключить литературу из обязательной школьной программы, оставив ее факультативом, для желающих. Все просто: хочешь знать словесность — будешь и на факультатив ходить. А остальным забивать себе голову не придется. Хотя ведь тот, кто хочет читать, — он и так прочитает, потому что, как известно, все закладывается в семье. Если в семье не читают — то хоть круглые сутки литературу в школе преподавай — читать дитя не приучишь. Поэтому, может, ну ее вообще, эту литературу?

Вот мы ерничаем, а что мешает принять именно такое решение? Тем более что для тоталитарного государства литература — самый опасный предмет. Он воспитывает образное мышление, критический взгляд на мир и способность думать. Последнее уж точно нынче не в чести — может завести аж в пятую колонну. А православие — нет, не сможет. И в этом — главная ценность неумеренного количества этого предмета в школе. В советские времена в школах были политзанятия, лекции о международном положении, обществоведение и история, предлагающие правильные трактовки роли марксизма-ленинизма в жизни страны и мира в целом. Была такая штука, как «классный час» — урок, на котором, как правило, детям рассказывали о пионерах-героях, о дедах, которые воевали, о постыдной роли Америки в деле развала справедливого мирового порядка. Поэтому следующий этап — научный коммунизм и научный атеизм в институтах воспринимался естественно и легко.

И сейчас нужно срочно придумывать альтернативу коммунистической идеологии, чтобы мозги электората не оставались свободными. Лучше, чем православие, с этой задачей никто не справится. Хотя уже довольно неплохо на этой ниве поработал пресловутый ЕГЭ стремительно отучивший детей думать, когда дети вместо того чтобы искать самостоятельно верное решение задачи или придумывать сочинение, лихорадочно выбирают из предложенных вариантов один правильный, который надо вставить вместо многоточия.

В приемных комиссиях институтов с каждым годом стонут все громче — абитуриенты приходят безграмотными и с полностью атрофированным умением анализировать. Единый учебник истории у нас также уже ввели — попробуй теперь кто-то из учителей предложить свою трактовку тому или иному событию отечественной истории — вмиг диссидентом станет поэтому удивляться такой инициативе, как преподавание основ православия все 11 школьных лет не надо. Тем более в свете недавнего заявления вице-премьера правительства России Ольги Голодец о том, что больше 35 процентов населения с высшим образованием стране не нужно. Можно успокоить вице-премьера — с таким средним образованием скоро и 35 процентов с высшим не насчитаемся. Зато первый раз в первый класс — со Священным Писанием в ранце.

Комментарии

Вячеслав on 28 июля, 2016 - 11:13

Более надёжный способ внушить школьникам отвращение к предмету, чем включение его в обязательную программу, мне не ведом.