Общественно-политический журнал

 

«Крах России американцы доверили Путину, поэтому он еще жив»

Журнал Time назвал человеком года Владимира Зеленского. Путин – лузер года, по версии издания Politico. Как лидеры двух государств общаются со своим народом во время войны в Украине?

Война и Путин прочно укрепились в сознании людей, теперь уже независимо от того, кто ее поддерживает, а кто осуждает. На этой неделе президент России как минимум дважды высказался на эту тему, и понимая, что дела на фронте идут не так, как он планировал, вынужден как-то оправдываться. 7 декабря Путин в режиме онлайн выступил на встрече с членами Совета по правам человека при президенте. Большинство его членов сейчас полностью поддерживают политику Кремля.

"Чего уж там греха таить, – сказал, в частности, Путин. – И Азовское море стало внутренним морем Российской Федерации". Он напомнил о царе Петре I, который боролся за выход к Азовскому морю, и также заявил, что война в Украине, которую он называет "специальной военной операцией", может стать "длительным процессом".

При этом он назвал "значимым результатом" операции аннексию Россией ряда территорий Украины, которые не признаны мировым сообществом. Второе его выступление было уже в Кремле. Вручив награды российским военным, он выпил шампанского и рассказал журналистам, что, оказывается, Россия действительно бомбит энергетическую инфраструктуру Украины, но делает это в ответ на украинскую атаку Крымского моста.

Владимир Путин: "Сейчас много шума по поводу наших ударов по энергетической инфраструктуре соседней страны. Да, мы делаем это. Но кто начал? Кто ударил по Крымскому мосту? Кто подорвал линии электропередач с атомной электростанции Курска? Кто не подает воду в Донецк? Неподача воды в миллионный город – это акт геноцида. Никто нигде словом об этом не обмолвился. Вообще молчок полный. Стоит нам только пошевелиться, что-то сделать в ответ – шум, гам, треск на всю Вселенную. Это не будет нам мешать выполнять боевые задачи."

Как говорится, ни один мускул не дрогнул на лице человека, который врет – как дышит. Президент не упомянул, что до взрыва на Крымском мосту его армия превратила в руины сотни украинских городов, поселков, станиц и деревень, убиты тысячи мирных жителей, миллионы беженцев и переселенцев ищут безопасные места в самой Украине и по всей Европе, если не сказать по всему миру. Война также уносит жизни десятков тысяч военных по обе стороны фронта. "То есть картина мира Путина теперь такая: сияло солнце, никто никого не трогал, всюду царил мир и благолепие, а российский народ был занят тихим мирным трудом. И тут воздух разорвал грохот: это злые укры взорвали Крымский мост!" – это саркастическая цитата из поста в социальных сетях Альфреда Коха.

И послушаем, что на эту тему сказал Александр Невзоров.

Александр Невзоров: Жестокий политик – это комплиментарная вещь. Когда мы говорим "садист", когда мы говорим "садист невменяемый", мы получаем гораздо более точную, безжалостную и яркую картину. И понятно, что человеку, который может вести такую войну, абсолютно незнакомы ни боль, ни горе, он неспособен сопереживать, раскаиваться. Он не понимает, что он делает. Он, вероятно, предполагает, что он живет в своих историософских книжках, где войны – это набор буковок на странице, набор дат и, может быть, одна какая-то картинка. Он действительно сумасшедший, откровенно сумасшедший человек. И я об этом сейчас могу говорить без всякого стеснения. Ведь Россия своими ударами по инфраструктурам лишь подтверждает свою репутацию армии дебила, который лупит бессмысленно, безрезультативно только для того, чтобы поломать, нагадить, убить. Никакого военного смысла во всех этих ударах нет. Это только объединяет и укрепляет украинцев. Мысль о том, что подобного рода тактика воспламенит украинский народ, он пойдет на Зеленского и потребует переговоров, нелепа – ни фига, они выдержат все. Это действительно те команчи Европы, которые способны на все. И никогда еще у России не было такого страшного противника. Этот противник ее и захоронит.

В этом случае заслуживает ли Владимир Путин славы и участи бен Ладена, за голову которого американцы предлагали десятки миллионов долларов? Или Путин пока еще не из этой обоймы, не "цель номер один"?

Александр Невзоров: Он, к сожалению, не "цель номер один", но по другой причине. Конечно, Байден, Америка, некоторые спецслужбы Израиля и Европы могли бы решить с Путиным вопрос за пять-семь часов. Была бы выведена из игры основная фигура – и война бы закончилась. Но они этого не хотят делать, я думаю, потому что понимают: никто, кроме Путина, не способен довести Россию до окончательного краха, до окончательного рассыпания, а это избавит их от необходимости применять пусть и конвенциональное, но все-таки какое-то серьезное оружие. Путин все сделает сам. Он настолько бездарен, он настолько не способен предвидеть последствия своих поступков, настолько садистичен, что разрушение России решили доверить ему, поэтому он еще жив. Хотя, конечно, бен Ладен, по сравнению с Путиным, – это скромная, маленькая девочка с розовыми бантами.

Путинская политика в Украине – это уничтожение государства вместе с его жителями. Этим же занимался небезызвестный Адольф Гитлер. Но рядом с рейхсфюрером всегда были яркие изуверы, типа Геринга, Геббельса или, к примеру, Бормана. Кого вы могли бы назвать антропофагами рядом с Путиным? Или он одинок в своем человеконенавистничестве и никому не уступит этого пьедестала?

Александр Невзоров: Трудно ответить. Все эти люди пропитаны, пронизаны диким страхом. И насколько они сами людоеды, полноценные садисты, безумцы, мы сейчас не можем говорить. Ведь у нас такая же проблема и со всей Россией. Мы не понимаем сейчас, сколько в России населения подверглось бесповоротной и неизлечимой обработке пропагандой, когда требуется физическая смена нескольких поколений, чтобы вывести эту мерзость из обихода. Наступили необратимые изменения в качестве людей. Мы понимаем, что их очень много, но мы не можем сейчас пока разделить тех, кто колотит себя в грудь из трусости, и не можем определить, кто из них натуральные садисты.

Итак, нанесены удары с помощью беспилотников по российским военным аэродромам Энгельс-2 в Саратовской области и Дягилево в Рязанской области. Спустя сутки атаковали Халино к востоку от Курска. Почему Киев не берет на себя ответственность за эти атаки? Зачем эта игра в прятки?

Михаил Самусь: У Вооруженных сил Украины задача не брать на себя ответственность за какие-то удары или комментировать ситуацию, а освобождать территорию страны от российских захватчиков.

Издание Financial Times со ссылкой на свои источники в украинском правительстве говорит, что это были украинские беспилотники, которые создавались совместно государством и частным бизнесом. Как вы считаете?

Михаил Самусь: В Украине оборонная промышленность на данный момент в значительной степени имеет частный характер, частные предприятия имеют больше возможностей, чем государственные. К сожалению, не была проведена до конца реформа, которая началась только в 2020 году, корпоратизация и переход на новые рельсы работы концерна "Укроборонпром" пока не были проведены. Вопрос о том, что украинские частные и государственные предприятия могут работать вместе, не вызывает никаких проблем. Так было и раньше, и я думаю, в этом есть смысл.

Я все-таки продолжу эту тему. Согласована ли эта тактика отрицания с американцами? Мол, я не я, и лошадь не моя.

Михаил Самусь: Я думаю, что Украина имеет свою суверенную политику.

У Киева есть оружие для атаки Москвы, об этом же заявил генерал австралийской армии в отставке Мик Райан в интервью Forbes. Это психологический прием, чтобы напугать Путина?

Михаил Самусь: Со стороны Австралии? Возможно. Я же не могу комментировать то, что сказал австралийский генерал.

Чем может ответить Москва на удары по аэродромам? Не боитесь, что Путин даст команду бомбить Крещатик или здание администрации президента на Банковой, как это принято называть – объекты, где принимаются решения?

Михаил Самусь: Россия сегодня ночью нанесла удары "Шахидами" по Одессе, и город до сих пор без электричества. Россия наносит удары сотнями ракет по гражданским объектам. Я думаю, что здесь бояться уже нечего, нужно создавать оружие, которое может нанести только максимальный ущерб России, российским Вооруженным силам и, естественно, освободить украинскую территорию от оккупантов. Здесь вообще никакого вопроса о страхе не существует.

Наблюдатели говорят, что удары по аэродромам в глубине России могут изменить ход войны. А вы как считаете?

Михаил Самусь: Ход войны, конечно, могут изменить только вооруженные силы комплексно. Современные боевые действия – это комплексный процесс. Одна система вооружений, конечно, не может изменить ход войны. Хотя очень сильно может повлиять на течение боевых действий, как, например, высокоточная ракетная система залпового огня HIMARS. Они однозначно внесли совершенно другой характер боевых действий. Украина уже несколько месяцев может наносить высокоточные удары в глубину противника, проводя так называемые shaping operations, когда украинская армия готовит операцию несколько месяцев, как было на харьковском или херсонском плацдармах. А затем проводить decisive operation, уже очень быстро освобождая эти территории. Конечно же, обладание дальними ударными беспилотниками, особенно беспилотниками-камикадзе, которые смогут наносить удары по критической инфраструктуре в глубине России, я думаю, изменит возможности Вооруженных сил Украины. Я надеюсь, российские элиты начнут понимать, что чем дальше они будут продолжать слушать Путина и накручивать эту обстановку, тем больше будет угроз российской инфраструктуре. По сравнению с Украиной российская критическая инфраструктура намного более уязвима. Россия – огромная, самая большая в мире страна. Вследствие своего расположения ее критическая инфраструктура может быть настолько повреждена, что восстановление займет очень много времени и очень много ресурсов. Поэтому российским элитам нужно будет решить: или мы продолжаем эту катастрофическую – уже для самой России – войну, или мы все-таки попытаемся устранить Путина, то есть попытаемся как-то выйти из этой ситуации уже другими способами.

Линия фронта уже несколько недель кардинально не меняется. Можно ли говорить: тот, кто победит в битве за Бахмут, получит моральное превосходство, и от этого будет зависеть судьба фронта?

Михаил Самусь: Абсолютно нет. Бахмут важен, как и важна любая точка украинской земли, поэтому украинская армия будет очень мощно обороняться. Но есть особенность именно ситуации возле Бахмута. Украинская армия готовит сейчас как минимум две наступательные операции – в районе Сватово и в направлении Мелитополя. В районе Сватово существует такая "карусель", когда украинская армия готовит наступление, например, на Сватово, на Кременную, Рубежное, а в этот же момент российская армия пытается противодействовать этим намерениям, проводя свои атакующие действия как в районе Сватово, так и в районе Бахмута. Для украинской армии очень важно сохранить сейчас стабильность фронта, чтобы не допустить резкого изменения ситуации как раз в этом районе. Но со стратегической точки зрения Бахмут сам по себе не имеет какого-то особого значения именно сейчас. Просто бахмутское направление осталось единственным, на котором Россия продолжает наступать. Раньше существовало как минимум три группировки. Это Изюм и Лиман – группировка, которая нависала с севера, сейчас ее уже нет, она была разгромлена и зачищена. Была группировка еще на юге, сейчас там Украина готовит наступление. И Северодонецк, Лисичанск. Бахмут – продолжение этого направления. Если даже представить себе, что Россия проламывает здесь оборону, они оказываются в котле, который украинская армия образует за Бахмутом. Поэтому после того, как Бахмут, например, будет взят российскими войсками, какого-то изменения стратегического не произойдет. Но я уверен, что Бахмут российской армии не по зубам.

Зачем Киев постоянно считает число ракет в запасниках России? Точного числа никто не знает, а жонглирование цифрами мало на кого производит впечатление.

Михаил Самусь: Здесь больше не о числе, а о принципиальном подходе с точки зрения наличия определенных типов ракет. Например, очевидно, что ракеты наземного базирования и оперативно-тактические ракеты "Искандер" на исходе, они не могут, очевидно, быть произведены так быстро, чтобы восполнить те запасы. Очевидно, что ракеты морского базирования "Калибр" тоже находятся на граничных уровнях применения, и уже, я думаю, начали использовать какие-то неприкосновенные запасы… Я напомню, что Украина в 98-м году подписала с Соединенными Штатами договор, согласно которому тысяча ракет были как бы ликвидированы и 800 из тысячи этих были переданы России. Точно так же, как и ракетоносцы Ту-95, Ту-60, которые сейчас бомбят Украину, наша страна передала России, думая, что рядом находится нормальная страна. Мы же в Будапештском меморандуме находились тогда. Поэтому считать ракеты действительно очень тяжело, особенно воздушного базирования советские, которых было выпущено несколько тысяч. Такие подсчеты дают общее представление, насколько опасен еще ракетный потенциал России. И я всегда говорил, что, в принципе, считать ракеты – это дело, конечно, интересное, но лучше нам все-таки получить зенитно-ракетные комплексы Patriot.

Остается ли открытым вопрос эвакуации населения крупных городов, если ударят серьезные морозы (а они уже в Европе есть), а энергетические объекты не смогут обеспечить теплом миллионы людей?

Михаил Самусь: Эти варианты прорабатываются, особенно в таких больших городах, как Киев. Мэр Кличко несколько раз говорил, что в случае уже критической ситуации нужно будет рассматривать вопрос эвакуации. И к этому местные власти готовятся.

Если вы живете в Киеве, какая температура у вас в комнате, где вы проводите время?

Михаил Самусь: Когда пропадает свет, то пропадает и отопление, потому что останавливается водоснабжение и поставка горячей воды в отопление. Поэтому температура может быть разной. Но, в принципе, еще терпимо. Путин, наверное, рассчитывает где-то на январь-февраль, когда обычно в Киеве наступают морозы минус 15-20, и тогда, возможно, он хочет создать гуманитарную катастрофу. Пока гуманитарная ситуация не настолько критичная, как хотел бы Путин.

Я вчера посмотрел прогноз погоды – вчера была температура плюс один. Не знаю, сколько сегодня, но, наверное, плюс-минус столько же. На чьей стороне сегодня "генерал Мороз" – на украинской армии или российской?

Михаил Самусь: "Генерал Мороз" всегда на украинской стороне, это же украинец, у него фамилия украинская. У российского генерала должна быть фамилия "Морозов". Украинская армия намного лучше сейчас оснащена по сравнению с российской, потому что нам предоставляется очень большая помощь нашими союзниками, в том числе и обмундированием, и комплектацией различными устройствами – генераторами и так далее – для того, чтобы украинские войска чувствовали себя комфортно и боеспособно. Для российской армии, в которой массированно используются мобилизованные, слабо оснащенные, я думаю, это действительно намного более острая проблема.

С весны в России готовится план эвакуации руководства Кремля из страны на случай поражения в войне против Украины. План получил неофициальное название "Ноев ковчег". Переезд в Китай уже не рассматривается, поскольку там не любят проигравших. В качестве потенциального места называют Аргентину и Венесуэлу. Вы опубликовали эту информацию в своем Telegram. Откуда такой инсайд? И почему мы должны в это поверить?

Аббас Галлямов: Я никого не обязываю мне верить. К тому же я четко сформулировал, что я меньше всего хочу, чтобы мою информацию восприняли как подтверждение того, что они, дескать, уже сидят на чемоданах и завтра уже отчаливают. Нет, это вспомогательный план на тот случай, если все-таки все пойдет совсем плохо – и они лишатся власти. Конечно, пока они еще собираются бороться. Они не считают, что ситуация окончательно проиграна, но они видят негативный тренд... Они говорят нам, что все идет по плану, но сами для себя они уже не исключают, что им придется бежать. Информация из двух источников. Один из них – в "Роснефти" довольно высокопоставленный. Второй источник параллельно мне сказал о том, что в целом какой-то эвакуационный план готовится. И он мне рассказал про Китай. Я дальше уже склеил – и получилось, что сначала рассматривался Китай, на его место пришла Венесуэла... Ведь ясно же, что будет требовать потом Гаага, мировое сообщество будет давить, требовать их выдачи. И у них уверенности, что Китай не расторгует их потом в своих интересах, нет.

Путин явно проигрывает информационную войну Западу. Остается ли он победителем сегодня в глазах своих избирателей?

Аббас Галлямов: Нет, его статус как победителя слабеет. Я не согласился бы с формулировкой о том, что он проигрывает информационную войну. Он проигрывает не столько информационную войну, он абсолютно проиграл политически. Политический курс, избранный им, направленный на конфронтацию, на возрождение средневековых практик в XXI веке, на авторитаризм, ущербный, неправильный. И какую пропагандистскую машину ты к этому ни приделай, она может на время кого-то обманывать, испрямлять сколько-то кривых углов, но в итоге она не спасет. Это так же, как нельзя спасти безнадежного ракового больного с помощью припудривания и макияжа. Пропаганда, информационная составляющая – это макияж, но под этим лежит глубинный пласт реальных политических вещей: готовность делиться властью с теми социальными группами, которые хотят участвовать в политическом процессе, и так далее. И в этом трагедия Путина. Его пропагандисты работают и обманывают людей вполне профессионально, не менее профессионально, чем это делают их коллеги на Западе или в Украине. Но проблема в том, что западный, украинский направлен в будущее, а путинский – извращен, он ведет в прошлое.

Как удается Владимиру Зеленскому переигрывать Путина в информационном поле за пределами России?

Аббас Галлямов: Зеленский искренний, он не строит из себя того, кем не является. И люди это чувствуют. Зеленский дает интервью – и ты видишь живого человека. Если он не знает ответа на вопрос, он говорит: "А вот этого я не знаю. С одной стороны, вроде так, а с другой стороны, вроде эдак". Нормальная реакция нормального человека. Путин никогда не продемонстрирует того, что он чего-то не знает. Он слишком озабочен попытками выдержать образ мачо, крутого мэна, который все знает, все умеет, ничего не боится. И это в ситуации, когда его армия проигрывает, когда экономика трещит под ударами санкций, слишком очевидно... Да и безо всяких санкций она была совсем в незавидном положении. Социальная база его режима умирает, протестные настроения растут. Объективно существующие условия делают шапкозакидательское путинское поведение искусственным. Критически значимая масса людей в России и абсолютно все за ее пределами (за исключением стремительно уменьшающегося числа Putinversteher, авторитарной публики в западных странах) видят, что Путин искусственный. В этом смысле Зеленский, безусловно, привлекателен и человечен, поэтому он и выигрывает.

На этой неделе обменяли Виктора Бута на Бриттни Грайнер. Кремль развернул, как обычно, грандиозную рекламную кампанию – своих не бросаем. Набрал ли Путин политических очков на этом человеке с мутной биографией, который 14 лет отсидел в американской тюрьме?

Аббас Галлямов: Нет. Это все такая мелочь... Сошлюсь на данные "Досье". На протяжении всей осени социология это доказывала: люди видят всю глубину стоящих перед Россией проблем. Государство фактически разваливается, превратилось в failed state, оно не в состоянии организовать ту функцию, которую должно исполнять любое государство, – призвав рекрутов и отправляя их на войну, нормально их экипировать, обучить, организовать, накормить, обуть, одеть, вооружить. Любое государство должно это делать со времен Средневековья. Уже как минимум 300–400 лет армия организуется государством, а не за свой счет. А у нас за свой счет, как будто мы живем в Средневековье. И тут Бута какого-то привезли, который оружием торговал. Он же лузер. В дискурсе мачизма, который сформировал Путин, в условиях зацикленности на демонстрации силы, разговора с окружающим миром сверху вниз через губу нет места лузерам. Тебя арестовали, поймали, ты там сидел, а мы тебя вытаскивать должны. И все эти разговоры, что сейчас из Бута сделают политическую фигуру, несостоятельны... Его могут по телевизору начать показывать, но это будет дутая фигура. Ему вообще нечего предложить россиянам. Бут – это пустышка, это ни о чем.

Но в то же время прямые эфиры, детали, подробности, как меняли, встречали, и ему вроде бы обещали даже место в Государственной думе. Все-таки какой-то сценарий был прописан.

Аббас Галлямов: Им надо чего-то показывать. Десятки новостных выпусков на их телеканалах ежедневно. Им надо делать вид, что все идет по плану. Я говорю не о том, чего они говорят, я говорю о том, как это общество воспринимает. Число людей, которые верят их радостному, победоносному дискурсу, стремительно уменьшается, снова сошлюсь на данные социологии, в том числе упомянутое "Досье".

Насколько важно сегодня оставаться победителем в глазах собственного народа, чтобы продолжать войну против Украины? Или народ все вытерпит и будет продолжать поставлять "пушечное мясо" для фронта, не задавая лишних вопросов?

Аббас Галлямов: Степень поддержки войны, конечно, падает. И лично участвовать во всем этом у людей желания нет. Если бы оно было, мобилизация бы не понадобилась. И чем меньше степень успешности войны, тем меньше будет желающих во всем этом поучаствовать. Это совершенно очевидный тренд.

Допустим, Путина сместят люди из его окружения. Как вы думаете, народ выйдет на его защиту, как выходили на улицы российских городов сторонники Навального? Или народ будет безмолвствовать?

Аббас Галлямов: Если и выйдут на улицу, то только праздновать. Время Путина ушло, и это чувствуют даже его сторонники. Поэтому плакать по нему точно не будут даже те, кто формально пока еще одобряет его деятельность. Другое дело, я думаю, что его не сместят в буквальном смысле слова, а уговорят выдвинуть преемника. Формально это будет его решение.

Важно ли Путину оставаться авторитетным политиком в глазах мировых лидеров? Или ему уже все равно, какие бы ярлыки ни вешали, пусть боятся, лишь бы не посмеивались и не жалели?

Аббас Галлямов: Он – как та лисица в басне про виноград: сейчас делает вид, что ему все равно, но, конечно, ему не все равно. Ему очень нравилось быть респектабельным, уважаемым политиком. Было видно на протяжении всех этих 20 лет, с каким удовольствием он ездил, общался, договаривался, был частью мировой элиты. И конечно, превращение в изгоя, в маргинала ему не нравится, оно его пугает. Эта маргинализация в конце концов уничтожит его режим.

Путин же, наверное, поставил крест. В лучшие дома Лондона его уже больше не пригласят, и он с этим смирился.

Аббас Галлямов: Смирился, конечно. Но это не добавило ему радости. То есть он догадывается, что, став маргиналом, ты в конце концов все равно проиграешь. Нельзя выиграть в противостоянии со всем миром.

Приговор Илье Яшину за стрим о Буче

Суд в Москве приговорил к восьми годам и шести месяцам колонии политика Илью Яшина. Причиной уголовного дела против Яшина стало его видео о преступлениях российской армии в Буче. По версии следствия, "опубликованные киевским режимом фотографии и видеоматериалы, якобы свидетельствующие о противоправных действиях российских военнослужащих в городе Буче Киевской области, являются провокацией". При этом Яшин привел позиции обеих сторон: и российского Минобороны, и украинских сил. Это самый большой срок, вынесенный в России по статье о так называемых "военных фейках". Летом соратник Яшина Алексей Горинов получил семь лет колонии.

После оглашения Яшину приговора его сторонники начали аплодировать политику. Вот что сказал Яшин в зале суда: "Суд приговорил меня к восьми годам и шести месяцам колонии. Что ж, авторы приговора оптимистично оценивают перспективы Путина. На мой взгляд – слишком оптимистично. Но и у нас нет повода для грусти, потому что мы с вами выиграли этот суд, друзья. Процесс задумывался как обличение "врага народа" в моем лице, но превратился в антивоенную трибуну. Мы говорили правду о военных преступлениях и призывали остановить кровопролитие.

А в ответ слышали мешанину из лозунгов времен холодной войны, которую сбивчиво озвучивал прокурор. Ярким символом этого процесса стали трясущиеся руки гособвинителя. Он очень старался звучать грозно и подражать сталинским прокурорам, но раз за разом вызывал смех зала и выглядел карикатурой. Этим истеричным приговором власть хочет запугать нас всех, но по факту лишь показывает свою слабость. Сильные лидеры спокойны и уверены в себе, и лишь слабаки стремятся заткнуть всем рот, выжечь любое инакомыслие. Так что сегодня мне остается лишь повторить сказанное в день ареста: я не боюсь, и вы не бойтесь. Перемены не за горами, и скоро нам предстоит большая работа по восстановлению справедливости и гуманизма в своей стране"...

Конечно же, Илья Яшин получил почти девять лет тюрьмы не за "военный фейк", а за политическую деятельность. Гадать, что конкретно стало поводом для преследования политика, бессмысленно, и кто конкретно подсуетился, чтобы Яшин сел надолго, тоже не имеет значения. Работает репрессивная машина, и остановить ее может только смена власти в России, если, конечно, придут в Кремль силы добра, а не зла или очередная "партия войны". Тактика властей очевидна: большой срок – это еще одно средство целенаправленного запугивания, призванного подавить в России любой протест против агрессивной войны.

На встрече с журналистами Путина спросили про Яшина и его большой срок только за сказанные слова о войне. Президент опять сыграл в свою старую чекистскую примитивную уловку: "А кто это такой?" – "Блогер", – ответили ему. Ответ Путина был предсказуем: "Я в дела суда не вмешиваюсь и не комментирую приговор. Так меня учили в университете на юридическом факультете". И ухмыльнулся, буквально купаясь в своей безнаказанности. Дальше без комментариев.

Мумин Шакиров