Общественно-политический журнал

 

 

 

На фоне деградирующей экономики власть пытается навешивать на глаза населению иллюзии

В этот понедельник, 11 января, Россия начала свое традиционно запоздалое вступление в новый год без экстренных геополитических новостей, зато с необычно мрачными экономическими перспективами.

Во время затянувшихся новогодних праздников не было сообщений об авиаударах в Сирии – вместо них в новостях говорили о снижении цен на нефть и связанном с ним ослаблении рубля. Экономическая рецессия – в форме не резкого спазма, но продолжительной деградации – стала основным трендом, который определит поведение России и ее положение в следующие месяцы.

Кремлевские власти предполагают, что эта траектория не приведет к катастрофическому брейкдауну, и что население готовится к трудностям, которые вполне можно пережить. Но они, вероятнее всего, переоценивают терпение масс, обрабатывавшихся яростной пропагандой. В то же время, правящая элита явно недооценивает необходимость уравновесить внешнюю политику России с реалиями ее истощающихся ресурсов.

Макроэкономические данные на первый взгляд не кажутся столь уж драматичными: 4% сокращения в 2015 и еще 1% в 2016-м, но Всемирный банк называет Россию значительным фактором риска в глобальной финансовой системе. Либеральные экономисты подчеркивают, что кризис не приводит к созданию решений давней проблемы неэффективности госкомпаний, и утверждают, что спад экономической активности не обратить без структурных реформ. Тем не менее, президент Владимир Путин не видит необходимости предпринимать какие-либо действия. И новая Стратегия национальной безопасности, несмотря на то, что низкая конкурентоспособность и высокая зависимость от нефтяных доходов в ней справедливо отмечены как угрозы, утверждает, что экономика «увеличила свой потенциал».

Это бездействие частично можно объяснить замешательством Путина. Неожиданно его вера в постоянно повышающуюся ценность природных ресурсов рухнула. Ещё одно объяснение бездействия заключается в том, что он по-прежнему верит в перекраивание миропорядка. Кремль держится за тезис, что мировая экономика находится в беспорядке, поэтому России нужно всего лишь пережить этот виток кризиса, а затем цены на сырье снова пойдут вверх, и благополучие вернется.

Вызывающих опасения мировых новостей, конечно, хватает – от решения ФРС США поднять процентные ставки до панических атак на Шанхайской бирже – но Кремль интерпретирует их как подтверждение своей правоты, тогда как на самом деле он заблуждается.

Российская Стратегия национальной безопасности, в частности, утверждает, что приток мигрантов с Ближнего Востока показывает неадекватность евроатлантической системы безопасности, построенной вокруг НАТО и ЕС. Это ожидание распада западных институций подкармливает желание наказать врагов торговыми санкциями. Такой подход не выглядит мудрым, учитывая сокращение российского рынка; кроме того, санкции оказались очень болезненными для самих российских потребителей.

Отсутствие связи между руководителями, одержимыми геополитическими конфликтами, и подавляющим большинством россиян, живущих от зарплаты к зарплате, приводит к отрицанию первыми растущего недовольства среди последних. Массовые протесты дальнобойщиков пробились сквозь эту стену отрицания; Путину пришлось приказать правительству снизить налог, хотя на требования протестантов он не пошел из принципа. Государственные телеканалы конфликт проигнорировали, но соцопросы показывают, что 80% россиян о нем знают, и 60% из них поддерживают дальнобойщиков. Как всегда, недовольство сокращением доходов наиболее заметно в Москве, но, по сути, регионам приходится еще тяжелее.

Распространение региональных проблем неравномерно: сравнительно нормальные результаты показали ориентирующиеся на оборонную промышленность регионы, которые получили щедрое финансирование в рамках программы вооружения на 2020 год. Вливание огромных ресурсов в производство стратегических и обычных вооружений было чрезмерным даже в тучные 2011-2012 годы, как утверждал бывший министр финансов Алексей Кудрин; сейчас же Россия явно не может себе такого позволить.

Каждое упражнение в проецировании силы еще больше истощает государственный бюджет. И, отвлекая внимание публики международного сообщества то одним, то другим конфликтом, Кремль сталкивается не только с незакрытыми обязательствами, но и с усталостью, которая вредит патриотической мобилизации населения.

Путин, как бы он ни был уверен в неоспоримости своего лидерства, вероятно, все же подозревает, что его успехи в урегулировании экономического кризиса не назовешь блистательными. Выступая перед широкой аудиторией и избранными группами олигархов, он невероятно неубедителен в попытках успокоить слушателей; при этом он явно не настроен выслушивать советы. Перестановки в правительстве – всегда вариант, но из премьера Медведева получится неважный козел отпущения.

Тогда как назначить настроенного на реформы технократа означает поделиться властью, которую Путин так жадно сосредоточил в собственных руках. Любой антикризисный план пойдет против фискально неподъемной, но политически обоснованной милитаризации, а также столкнется с яростным сопротивлением коррумпированных кланов, для которых госбюджет – источник легких денег. Ностальгический и хищнический режим жил в кредит с начала десятилетия, а теперь пользуется страхом войны, чтобы продолжить занимать. Но воинственности режима вредит его же собственная коррупция.

Павел Баев

Власть уверена, что через 15 лет (после ее ухода) россияне будут жить лучше, но судя по уровню развала страны и общества, нам придется барахтаться еще очень долго, поколениями.

Глава Минэкономразвития верит, что через полтора десятка лет россиян не будут волновать ни курс рубля ни цена на нефть. Зато отдыхать и заниматься спортом они будут больше.

«Страна-2030 — это страна, где комфортно. Это страна, в которой никто не заплатит ни одной копейки налога, не получив от государства услугу соответствующего количества и качества за свои заслуги. Наконец, как мне кажется, это страна, в которой никого не будет интересовать вопрос, сколько сегодня стоит нефть и какой сегодня курс доллара к рублю», — заявил Улюкаев, выступая на Гайдаровском форуме (цитата по «РИА Новости»).

Министр особо отметил, что к 2030 году россияне станут жить примерно на десять лет дольше, чем сейчас, при этом качество их жизни радикальным образом улучшится.

Власть ничего не может сказать позитивного о текущей реальности и отчаянно бросилась в иллюзии, пытаясь втянуть в них и население.

Согласно предварительным данным института экспорта, в 2015 году экспорт товаров и услуг из Израиля составил 92 миллиарда долларов, что на 7% ниже показателя 2014 года.

92 миллиарда. После падения на 7%

А теперь вот:

​Общая стоимость сырой нефти, отправленной из России на экспорт в январе–июле 2015 года, составила около $56,23 млрд.

Если прикинуть в среднем, то к концу года (не учитывая падение цен на нефтяном рынке) РФ удалось заработать на экспорте своей нефти около 96 миллиардов. Причем надо помнить, что доля топливно-энергетических товаров в экспорте РФ составляет от 70% до 90% (в зависимости от цен на мировом рынке на энергоносители).

Что получается: крохотный Израиль, с его практически 0 (НОЛЬ) природных ресурсов (газ поступит на экспорт только через года два), со своими "вшивыми" 8,5 миллионами населения и площадью размером с Крым, умудряется поставлять на экспорт товаров и услуг столько, сколько вся Необъятная с её 140 миллионами населения продает нефти - основного источника дохода всей страны?

Это как вообще?!
Кто-то еще пытается проводить сравнения с США? С ЕС? С Китаем?